Главная  /  Статьи  /  Вечные кочевники

Вечные кочевники

Соб. инф
4682
Вечные кочевники скачать фото
Предки казахского народа на протяжении двух тысячелетий играли значительную роль в развитии государств от дальнего Востока до Западной Европы, от Сибири до Индостана.

Калкаман Жумагулов, доктор исторических наукдоктор исторических наук, профессор КазНУ им. аль-Фараби.

 

Предки казахского народа на протяжении двух тысячелетий играли значительную роль в развитии государств от дальнего Востока до Западной Европы, от Сибири до Индостана. Племена и союзы племен, перемещаясь на огромные расстояния, не раз изменяли этническую и государственную картину Евразии. Это стало возможным благодаря одомашниванию лошади, которое, как справедливо указывает в своей статье «Семь граней Великой степи» Нурсултан Назарбаев, произошло на территории современного Казахстана.


Так появился особый тип кочевой цивилизации, коренным образом повлиявший на течение мировой истории. «Великая степь подарила миру коневодство и всадническую культуру. Всадник на коне, вооруженный луком, пикой либо саблей, стал своеобразным символом эпохи, когда на авансцену истории выходят могущественные империи, созданные кочевыми народами», – эти слова Нурсултана Назарбаева можно отнести, прежде всего, к эпохе гуннов, которая является частью ранней истории Казахстана и глобальной тюркской истории.


Великое переселение народов


Именно гунны, начиная со второй половины IV в. н.э., стояли во главе эпохального процесса в Азии и Европе, который называется Великим переселением народов. Оно явилось переломным этапом во всемирной истории в целом. С этого времени происходил синтез, интеграция порядков, культур и традиций племен и народов, населявших евразийское пространство.


Гунны (хунну) издревле населяли Цент­ральную Азию. Они относились к прототюркоязычным племенам. Еще в IV в. до н.э. древнекитайские источники называют гуннов среди своих серьезных противников. Гуннские военные вожди добились значительных успехов в войнах с Ханьской империей – одной из четырех существовавших тогда мировых империй. Начиная со II в. до н.э. Китай, не сумев сломить гуннов своими силами, наносит им поражение с помощью других кочевых народов. И в первые века нашей эры происходит миграция гуннских племен в области Казахстана и Западной Сибири. В середине IV в. н.э. они вторглись на территорию между Волгой и Доном. Завоевав аланов на Северном Кавказе, подчинив Боспорское царство и перейдя Дон, гунны сокрушили многоплеменную державу остготского короля Эрманариха в Юго-Восточной Европе (375г.). Этот год послужил началом целого ряда передвижений, приведших к Великому переселению народов.


Наибольшего территориального расширения и наибольшей мощи Гуннская держава на Западе с центром в Паннонии (на территории позднейшей Венг­рии, Австрии и части Югославии) достигла под предводительством Аттилы, правившего с 434 по 453 гг.
Преодолеть гигантские расстояния в тысячи километров при тогдашних условиях и завоевать значительные территории гунны смогли благодаря мобильной коннице и искусству воевать в конном строю. Гуннские всадники практически с рождения были приучены к верховой езде. По замечанию позднеантичных авторов Аммиана Марцеллина, Апполинария Сидония и других, они сидели в своих седлах словно прикованные. Кстати, о седле и конском снаряжении в целом западный мир до столкновения с гуннами и не знал. Фрагменты совершенных деревянных седел гуннского периода, отделанных золотыми и серебряными украшениями, найдены археологами в районах Алтая, у озера Бурабай, на Нижней Волге, Венгрии…


В запасе у гуннского всадника обычно были 2-3 боевых коня, которые они меняли по надобности. Как отмечали хронисты того времени, гунны были самыми яростными воителями, издали они сражаются метательными копьями, а в рукопашную рубятся, очертя голову, мечами и сами, уклоняясь от ударов кинжалов, набрасывают на врагов крепко свитые арканы.


Исключительное место в вооружении гуннов занимал лук со стрелами, в использовании которого они достигли высокого совершенства. Луки особой ассиметричной формы, сделанные из эластичного дерева, к которому прикреплялись пластинки рога, сухожилия, костяные накладки, поражали цель на расстоянии свыше 150 м, в то время как противник мог рассчитывать самое большее на 50-60 м.


Наследие гуннов


В докладах и лекциях, прочитанных мною в европейских университетах, я подчеркиваю, что гунны являлись не только завоевателями, они привнесли элементы культуры Востока на Запад. Например, образцы оружия гуннов: однолезвийные мечи и кинжалы, стрелы с угольчатыми наконечниками; знаменитое конское снаряжение.


Результаты современных археологических раскопок в регионах гуннских поселений свидетельствуют о достаточно высоком уровне развития ремесел, торговли, материальной культуры, военного искусства и других сторон общественного строя. К великолепным образцам ювелирного искусства гуннов относятся, например, золотые и серебряные диадемы, колты, кулоны, серьги, наконечники гривен, фибулы и многие другие, которые перекликаются по свое­му стилю и образу с ювелирным мастерством казахов.
Большой интерес вызывают знаменитые гуннские бронзовые котлы, по которым можно проследить и сходство с сакскими аналогами, хранящимися в Центральном Госмузее Казахстана.


Целый ряд исторических свидетельств я выявил в собрании манускриптов в зале рукописей Vaticani Latini (Латинское собрание). Например, касательно тюрков-гуннов и их взаимоотношений с Римской империей есть сведения в письмах папы Римского Льва І Великого (440-461).


Борьба с гуннами объединила Римскую империю и Вестготское королевство, которым удалось увлечь за собой другие союзы кельтских и германских племен Запада. Были забыты прежние противоречия и борьба. Решающее сражение произошло в 451 г. на Каталаунских полях в Шампани (Галлии, т.е. современной Франции). В Каталаунской битве, вопреки некоторым западным хроникам и авторам, обе воюющие стороны не добились перевеса.


Так, непосредственный современник той бурной эпохи, очевидец Проспер Тиро, бывший некоторое время секретарем папы Льва І, писал, что в этой битве ни одна из сторон не одержала победу. «Число павших было безмерным…» (in quo conflictu quamvis neutris cedentibus inaestimabiles strages commorientium facte sint…). И действительно, силы Гуннской державы после этой «битвы народов» отнюдь не были исчерпаны и буквально через несколько месяцев весной 452 г. Аттила предпринял новый поход. Теперь он уже был направлен в сердце Римской империи – Италию. Одновременно правитель гуннов угрожал войной Восточно-Римской империи, в случае ее отказа от уплаты дани в прежних размерах.


Весной и летом 452 г., после того, как вся Северная Италия была взята гуннами, все более очевидным становилось, что Западно-Римская империя не может остановить натиск гуннов, и Аттила был близок к мировому господству. Держава гуннов на северных рубежах простиралась от королевства гуннов (их нередко в некоторых источниках называют скифами) до Германии (Skythica et Germanica regna). Это подтверждается в погребальных песнопениях (жоқтау) после смерти Аттилы, содержание которых удалось восстановить по латинским и раннегерманским хроникам того времени.


Армия Римской империи не в состоянии была противостоять натиску гуннов, она была парализована их успехами. И тут Римская империя – сверхдержава тогдашнего мира, – решает делегировать посольство к правителю гуннов Аттиле. Посольство возглавил сам папа Лев I: «…и сильные разрушения ряда провинций, сопровождавшиеся жестокостью и алчностью врага, оставляли только одну надежду на то, что власть, сенат и римский народ ничего лучшего не найдут, как просить через посольство безжалостного короля о мире». Эта задача была возложена на эксконсула Авина и экспрефекта Тригеция и блаженного папу Льва, возлагавшего все надежды на Бога. Посольство было принято с уважением, король был особенно доволен присутствием высшего главы церкви, что отказался от дальнейшего ведения войны, обещая соблюдать мир и вернуться обратно по ту сторону Дуная».


О мудрости Аттилы


То, что властитель Гуннской державы, данниками которой к середине V в. были обе Римские империи, остановился перед капитулирующим Римом, вняв просьбам посольства во главе с папой,  говорит о мудрости Аттилы. Он остановил буйство своего войска, отказываясь от бессмысленных разрушений и жертв.


Это выгодно отличало Аттилу от современников – воителей, предпринимавших походы на Рим, подобных королю вестготов Алариху или вандалов – Гейзериху. Он проявил уважение к христианской религии и римскому папе. Поэтому не случайно и сейчас в главном христианском католическом храме мира – соборе Св. Петра в Риме можно увидеть три изображения великого правителя Гуннской империи.


После смерти Аттилы многоплеменная, разношерстная держава гуннов на Западе распалась при его сыновьях. Гунны оставались севернее Нижнего Дуная, однако большая их часть ушла в Причерноморье и далее на восток Евразии по направлению к Уралу и Аральскому морю, то есть в исконные восточные пределы огромной Гуннской империи.


За время векового существования в бурную эпоху Великого переселения народов Гуннская держава оказала свое воздействие на судьбы европейской истории в плане перехода к новой эпохе и цивилизации и складывания контуров современной Европы. С падением Римской империи, которая не смогла оправиться в противостоянии с Гуннской державой, шире раздвигается полоса цивилизации и находит свое развитие в регионах севернее Альп – Западной, Центральной, Восточной Европе. Возрастает значение собственно «Европы» как таковой, пришедшее на смену «старой» Римской империи.


После Аттилы на арену приходит другая известная личность – Карл Великий, император Франкской империи Каролингов с центром в Париже и Аахене. Ее распад в ІХ в. положил начало складыванию трех крупных европейских государств – Франции, Германии, Италии.
В заключение хотелось бы сказать, что программная статья Президента Н.А. Назарбаева «Семь граней Великой степи» позволяет актуализировать многовековое наследие наших предков, сделав его понятным и востребованным в условиях современной цивилизации.

Смотрите также: