Главная  /  Статьи  /  Стало известно, почему растрескались трубы на Кашагане

Стало известно, почему растрескались трубы на Кашагане

Ксения Гурьевская
1738
Стало известно, почему растрескались трубы на Кашагане скачать фото
Оператор Северо-Каспийского проекта – совместная компания акционеров проекта NCOC запланировала замену 7 из 8 компрессоров, установленных по всей технологической цепочке от морского комплекса до установки по подготовке нефти и газа на суше.

Оператор Северо-Каспийского проекта – совместная компания акционеров проекта NCOC запланировала замену 7 из 8 компрессоров, установленных по всей технологической цепочке от морского комплекса до установки по подготовке нефти и газа на суше. Не прошло и года, как компания NCOC вопреки своему желанию подтвердила версию, выдвинутую еще в мае 2014 года, о том, что причину провала запуска Кашаганского проекта надо искать не в растрескивании трубопроводов, что стало только следствием, а в грубейших ошибках консорциума на морском комплексе.

Обжёгшись на молоке, дуешь на трубы

Реакцией консорциума на эту версию атырауского журналиста Артура Шахназаряна тогда стало официальное письмо с подписью менеджера NCOC по внешним связям Ханса Венка. В этом письме компания, манипулируя техническими терминами, пыталась опровергнуть эту версию, сводя все причины провала к растрескавшемуся в клочья газопроводу и нефтепроводу по причине «повышенной твердости металла труб, вызвавшей хрупкость» и браку при строительстве трубопроводов.
Согласно неоднократным заявлениям экс-министра нефти и газа РК, ныне первого вице-министра энергетики Узакбая Карабалина, по предварительной информации, основной причиной растрескивания труб и сварных швов явилось наличие «зон повышенной твердости металла, которые в большей мере подвержены влиянию кислой среды под давлением». Брака у подрядчиков консорциума по строительству – компаний Saipem и «Ерсай» (которая занималась только бетонированием трубопровода) – хватало, что ясно показала проверка госэкологов в январе 2014 года. Но трубы японской компании «Сумитомо» были не дефектными и вполне подходили для транспортировки. Правильность выбора труб подтвердили британские эксперты из института стали при Колумбийском университете, которым было поручено исследовать «испорченные трубы».
Напомним, что дважды с августа по октябрь 2013 года при попытках запустить добычу компания вынуждена была останавливать добычу нефти и газа из-за разрыва трубопроводов. В итоге после октябрьской аварии компания окончательно остановила запуск и перешла на режим ремонтных работ, конец которого в лучшем случае ожидается только в конце 2016 года, а, скорее всего, перезапуск начала добычи будет только в 2017-м.
Могут быть только три причины, которые в совокупности могут привести к растрескиванию. Первая причина – повышенная твердость материала трубы, вызывающая хрупкость. Вторая причина – наличие влажного сероводорода, разъедающего металл. Третья причина – растягивающее усилие (давление в трубопроводе). Совокупность этих причин привела к разрывам на трубопроводах. Считается, что повышенная твердость участков трубопровода, образовавшаяся в местах, близких к сварочным стыкам, появилась в результате нарушения режимов сварки. А появление воды, в составе газа являющееся неприемлемым, явилось следствием неправильной работы системы осушки газа на морском технологическом комплексе.
Марка же труб была подобрана правильно и соответствовала условиям эксплуатации на Кашагане. Аналогичные трубы используются в системе сбора и транспорта нефтегазовой смеси на Тенгизском и Карачаганакском проектах.
В любом случае трубопроводы будут строить заново. Их уже демонтировали, и теперь идет выбор компании, которая заменит трубы. Согласно материалам Минэнергетики, представленным в мажилис Парламента Казахстана, есть два варианта стоимости ремонта трубопровода. По базисному варианту предполагалось использование труб, изготовленных по спецификации L360 (X52), что обошлось бы в 1,6 млрд долларов при высоком риске повторных утечек. Альтернативный вариант предусматривает использование труб спецификации L415 (Х60), а это самый дорогой и абсолютно рекордный по прочности в современном производстве металл для труб, покрытых некоррозируемыми сплавами, что поднимет затраты до 3,6 млрд долларов. По информации «Литера», консорциум наверняка выберет второй вариант, несмотря на то что он более затратный.

И всё-таки «море подвело»

В пользу версии о проблемах в работе морского комплекса говорит информация о том, что помимо трубопроводов NCOC намерен заменить и компрессоры на морском комплексе. Иначе трудно понять, зачем менять компрессоры, которые толком даже не работали. И дело совершенно не в том, что они долго не работали и могли «заржаветь от старости». Их аналоги на Тенгизе – компрессоры немецкого производства – работают уже 25 лет и без проблем. С правильно подобранным по параметрам компрессором проблем быть и не должно.
Согласно источникам «Литера», NCOC меняют 7 из 8 компрессоров, а именно 7 компрессоров газа мгновенного испарения на 4 установках завода «Болашак» и на 3 на морском острове D. Согласно заключенным контрактам, общая стоимость новых компрессоров составляет 79 млн долларов, без учета затрат транспортировки, на строительно-монтажные работы и пусконаладку. Общие расходы по замене компрессоров должны перевалить за 150 млн долларов. Это прежде всего компрессоры, предназначенные для дожимания газов среднего и низкого давления, выделяющихся в сосудах при технологических операциях, до высокого давления, необходимого для работы установок подготовки газа.
Компания осознала, что данное оборудование неизбежно создаст большие проблемы при повторном запуске. Тогда возникает вопрос: а каким образом в свое время его подбирали для проекта? Наш источник, с трудом меняя технические термины на «человеческие», постарался объяснить самым простым языком. Да, компрессор по обезвоживанию, или установка по дегидратации газа, не сработал при запуске после того, как туда поступили флюиды от установки сепарации нефти и газа. Тогда почему понадобилось менять остальные компрессоры, в том числе по дожиманию газа? Поменяли бы одну установку по обезвоживанию – и дело с концом.
Но, как оказалось, металл на самих компрессорах по зажиманию газа не подходил для такого состава газа. Даже при том небольшом времени, когда эти компрессоры были задействованы, сероводород успел заесть металл на этих установках и фактически вывел их из строя. И далее уже на трубопроводе соединение влаги от необезвоженной смеси флюидов в соединении с сероводородом и «растрескало в клочья» систему трубопроводов. Аварии были неизбежны, как бы ни были прочными трубы и как правильно бы они ни эксплуатировались. Ошибки при планировании и выборе оборудования и привели к провалу проекта запуска. Замена компрессоров будет производиться в два этапа, это довольно долго по срокам. Итоговое официальное заключение об аварии стоит ждать только в первой половине 2015 года, когда компания полностью определится с детальным планом предстоящих работ.

За чей счёт банкет?

Так или иначе, общий объем «заменительных работ» уже можно предварительно оценивать в сумме до 4 млрд долларов. С учетом того, что ранее уже потрачено больше 50 млрд долларов и Кашаганский проект уже является самым дорогостоящим в истории нефтяной промышленности, по затратам будет побит новый антирекорд.
Успокаивает, что ни Республика Казахстан, ни компания «КазМунайГаз» не несут затраты согласно заключенному 13 декабря 2014 года дополнительному соглашению, или соглашению об урегулировании между РК и подрядными компаниями Северо-Каспийского проекта, в котором среди прочего были урегулированы все вопросы, связанные с первичным трубопроводом и заменой компрессоров.
В частности, подрядчик и республика договорились, что все затраты, связанные с проектированием, изготовлением, техническим обслуживанием, эксплуатацией первичных трубопроводов, являются невозмещаемыми, и, соответственно, республика не понесет в этой связи никаких потерь. Более того, согласно источникам, в зависимости от толкования условий этого дополнительного соглашения под «освобождение от затрат может попасть даже китайский акционер проекта – компания «Синопек», купившая буквально под начало запуска проекта долю в проекте у казахстанской стороны. Компенсационные ежеквартальные выплаты в 30 млн долларов в бюджет Казахстана за потерю прибыли также сохраняются до начала добычи нефти. За все платят западные компании, провалившие проект опытно-промышленной добычи на Кашаганском месторождении.

Кстати

По источникам Reuters, итальянская нефтесервисная компания Saipem, скорее всего, получит контракт стоимостью до 2 миллиардов долларов на замену труб на Кашаганском нефтяном месторождении в Казахстане. Ранее Saipem, 43 процента акций которой принадлежат итальянской нефтегазовой компании Eni, проложила сеть нефтепроводов на Кашагане, которая оказалась непригодной к эксплуатации из-за утечек газа.

Ксения ГУРЬЕВСКАЯ,

Атырау

Смотрите также: