Главная  /  Статьи  /  Более одного миллиона заключённых прошли через Карлаг

Более одного миллиона заключённых прошли через Карлаг

2148
Более одного миллиона заключённых прошли через Карлаг скачать фото
Мрачные кровавые страницы истории хранит в своих застенках Музей памяти жертв политических репрессий в поселке Долинка Карагандинской области. Пытки, убийства, голодомор…

Мрачные кровавые страницы истории хранит в своих застенках Музей памяти жертв политических репрессий в поселке Долинка Карагандинской области. Пытки, убийства, голодомор… Административным центром созданного в период массовых политических репрессий лагеря, носившего собирательное название ГУЛаг (Государственное управление лагерей), является Долинка. И сегодня это двухэтажное здание бывшего управления Карлага стало печально известным на весь мир хранилищем памяти жертв политических репрессий.

 

В музеи горя и пыток детей не пускают

Несмотря на то, что музей является исторической достопримечательностью, попасть туда стремится не каждый. Наиболее впечатлительные люди боятся пережить психо-эмоциональный стресс от увиденных окровавленных заключенных из воскового материала и восстановленных учеными-историками сцен насилия в период политических репрессий. Это мрачное место, наполненное отчаянием и горем, с фигурами замученных до смерти арестантов в натуральную величину.
– Детей на экскурсию в этот музей мы не пропускаем, потому что гнетущее музыкальное сопровождение и манекены в подвале тяжелы для детского восприятия. Наши манекены очень хорошо выполнены и смотрятся как живые. Восковые «узники», облаченные в одежду тех времен, и их обреченный вид передают посетителям музея атмосферу, в которой приходилось жить пострадавшим от сталинских репрессий 30-х годов. Тут порой взрослым страшно, а о детях и говорить не приходится. Зачем подвергать стрессам неокрепшую психику малышей? Двери музея открыты только для старшеклассников, которые уже достигли 15 лет, – рассказывает научный сотрудник музея Александра Клеттер.
Руками художников в мрачном и сыром подвале здания воссозданы камеры, помещения пыток и зиндан, то есть глубокая яма, прикрытая сверху решеткой. Практически вся обстановка сохранилась с тех лет. Двери в камеры и стены в камере пыток – подлинные, и даже не реставрировались.
– Художники специально не штукатурили стену в камере пыток и сохранили состояние дверей в камерах содержания заключенных, чтобы передать жуткую атмосферу, – говорит Александра Клеттер. – Казахи, немцы, русские, румыны, венгры, поляки, белорусы, евреи, чеченцы, ингуши, французы, грузины, итальянцы, украинцы, литовцы, латыши, эстонцы… – адские жернова НКВД перемалывали всех, не разбирая национальностей.
В Долинке размещался первый отдел – тюрьма в тюрьме, где заключенным добавляли срок, подвергали их пыткам, производили расстрелы. В Карлаге работала выездная коллегия Карагандинского областного суда в составе трех лиц, называемая «тройкой». Приговоры исполнялись на местах. Их ставили на колени перед вырытой другими заключенными ямой и стреляли в затылок. Расстрелянные брались на списочный учет с грифом «Умер», личные дела уничтожались. Число заключенных доходило по разным данным до 65–75 тысяч человек. За весь период существования Карлага в нем побывали более 1 миллиона заключенных – священники, проповедники, писатели, ученые, военачальники, деятели культуры.
В бесконечном списке арестантов в исторических документах музея – страшные строки об их судьбах:
«11 января 1942 года расстрелян», «скончался от двусторонней пневмонии и истощения», «скончался в больнице»... Вся Долинка была опоясана колючей проволокой. Вход на территорию осуществлялся по спецпропускам вплоть до начала 80-х годов. Вокруг поселка до сих пор находятся функционирующие исправительные колонии.
Бывшие узники Карлага, которым посчастливилось выйти из застенок лагеря живыми, хоть и больными, давно не приезжали в музей. Во-первых, они уже преклонного возраста, во-вторых, не хотят вспоминать тяжелые годы отсидки в «лагерях смерти». Периодически сюда приезжают потомки репрессированных.
– В прошлом году сюда приезжал сын умершей бывшей узницы Карлага. Он обещал помочь воссоздать исторические сведения о ней и привезти документальные и фотоматериалы для пополнения архива, – говорит Александра Клеттер. – А сын еще одного узника – инженера, работавшего в лагере, привез в дар музею вещи своего отца: книги, набор циркулей, папку, то есть все то, что его отец использовал в работе в Карлаге. Вещи бывших узников имеют для нас огромное значение. Для музея все эти личные вещи – ценные экспонаты.
Среди заключённых этого лагеря были такие известные люди, как Лев Гумилев, Анатолий Марченко, Анна Тимирёва, Александр Чижевский, Уар (Пётр Шмарин), Герман (Вейнберг), Юрий Грунин.
Создан музей для увековечивания памяти невинных жертв исправительно-трудовых лагерей, находившихся на территории Казахстана. Хранилище состоит из трех комплексов: экспозиционно-выставочного, фондового и научно-исследовательского, а также административно-хозяйственного и инженерно-технического.
Карлаг располагал реальной властью, оружием, транспортными средствами, содержал почту, телеграф. Он состоял из 26 «точек», расположенных в радиусе от 2 до 400 километров. Хозяйство Карлага расширялось и процветало.

 

Члены семьи изменников – в лагеря

В систему Карлага входило множество лагерей и зон особого назначения. Самый крупный из них – АЛЖИР. Это Акмолинский лагерь жен изменников Родины. Супругов, преследуемых по политическим мотивам, массово репрессировали по приказу НКВД СССР. Этот документ давал право без доказательства вины арестовывать и направлять жен и других родственников в лагеря. В короткие сроки – в течение нескольких месяцев – были арестованы и осуждены на 5–8 лет практически все жены «изменников Родины». Свыше 18 тысяч женщин прошли этапом, а около 8 тысяч женщин отбывали срок от звонка до звонка в АЛЖИРе. В основном это были жены известных государственных, политических и общественных деятелей, имена которых широко известны на всем постсоветском пространстве: Дамеш Жургенева, Рабига Асфендиярова, певица Лидия Русланова, писательница Галина Серебрякова, женщины из семьи расстрелянного маршала Тухачевского, жены писателей Бориса Пильняка Кира Андронникошвили, Юрия Трифонова, матери Булата Окуджавы и Майи Плисецкой.
Женщин привозили в АЛЖИР со всех концов страны: Средней Азии, Москвы, Ленинграда, Украины, Грузии, Армении. Мест для женщин-заключенных не хватало, поэтому пленницы сами строили себе бараки. Попав в лагерь, человек лишался фамилии, национальности, чаще всего и профессии. Различали и отличали людей по личным лагерным номерам на спецнашивках – на спине, рукавах, коленях. За колючей проволокой они должны были отречься от своих любимых и дорогих, покориться воле «вождя всех народов». Но они остались непокоренными…
Лишь в мае 1939 года закончилась операция против жен «изменников родины». Был издан приказ ГУЛАГа, по которому женщин перевели со спецрежима на общелагерный. Им разрешили вести ранее запрещенную переписку с волей. Многие смогли узнать о судьбе своих мужей, о том, что произошло с их детьми.

 

Мамочкино кладбище

Одно из самых посещаемых экскурсантами мест – Мамочкино кладбище, где захоронены дети и их матери – узницы Карлага. Кладбище находится в нескольких километрах от Музея памяти жертв политических репрессий.
– В годы репрессий возле кладбища располагался «мамочкин дом», где находились дети репрессированных родителей, умиравшие от голода и болезней. Хоронили их здесь же. Количество умерших неизвестно до сих пор, – говорит экскурсовод, сотрудник музея Иван Кондрашов.
На территории Мамочкиного кладбища имеются памятные знаки, которые установили представители различных духовенств. Среди них памятник Алексию Завицкому – католическому священнику, который отбывал срок в Карлаге и в 1959 году скончался в больнице Долинки от очаговой гипертонии и истощения.
К сожалению, современники не стремятся сохранить Мамочкино кладбище. Многие захоронения разграблены, несмотря на то, что его охраняют и следят за его состоянием. Вандалы демонтировали большую часть крестов и сдали в пункты приема металлолома. Другая часть кладбища была размыта, когда речка меняла свое русло.
В нескольких километрах от Мамочкиного кладбища находится Долина смерти. В 1940-х годах, по словам сотрудников музея, в этой долине в морозную погоду погибли несколько десятков заключенных вместе с конвоирами.
Вскоре поселок Долинка может стать активным местом посещения туристов. Сюда ежегодно приезжают иностранцы со всего мира и с большим интересом изучают документы и рассматривают экспонаты узников Карлага. Частые туристы – немцы, поляки, американцы, англичане, французы.

В тему

Книга о Карлаге

В канун Дня памяти жертв политических репрессий научно-исследовательский центр «Карлаг: память во имя будущего», работающий при Карагандинском университете «Болашак», выпустил в свет книгу об истории сталинских лагерей. Туда внесены ранее непубликовавшиеся материалы.
Книга называется «Особлаги: Минеральный. Горный. Дубравный. Береговой». Она является второй книгой серии, посвященной особым лагерям. Первое издание «Особлаги в Казахстане: Степной. Песчаный. Луговой. Дальний» было посвящено лагерям, дислоцировавшимся на территории Казахстана.
Вчера, 29 мая, состоялась презентация книги. Как отметил руководитель проекта, член-корреспондент национальной академии наук Нурлан Дулатбеков, книга содержит большой документальный материал, большей частью впервые вводимый в научный оборот.
– В книге раскрываются малоизу­ченные проблемы истории особых лагерей ГУЛАГа МВД CCCP –
№ 1 Минерального, № 2 Горного,
№ 3 Дубравного и № 5 Берегового, дислоцированных на территории России. Также в этой серии есть эксклюзивные исторические страницы, которые до этого нигде не были опубликованы, – говорит Нурлан Дулатбеков. – В книге анализируются и исследуются численность и состав заключенных, режим и условия их содержания, качество медицинского обслуживания, виды заболеваний и смертность, масштабы и характер трудоиспользования заключенных.
Издание вышло на трех языках – казахском, русском и английском. Научно-исследовательская работа адресована широкому кругу читателей, интересующихся проблемами истории политических репрессий
ХХ века. Всего в рамках проекта «Карлаг: память во имя будущего» на сегодняшний день выпущено больше двадцати книг.

Айнур БАЛАКЕШОВА, Караганда

Смотрите также: