Главная  /  Интервью  /  Казахстан получил доступ и возможность участвовать в дискуссиях ОЭСР

Казахстан получил доступ и возможность участвовать в дискуссиях ОЭСР

Ксения Иванова
4790
Казахстан получил доступ и возможность участвовать в дискуссиях ОЭСР
Как рассказал корреспонденту «Литера» Болатбек Серикбаевич, по итогам ежегодного собрания сети школ управления ОЭСР Академия государственного управления при президенте РК была принята в Глобальную сеть школ управления ОЭСР.

В прошлом месяце состоялось ежегодное собрание сети школ управления Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР). Оно состоялось в главной штаб-квартире организации в Париже. Это большое мероприятие, которое ежегодно собирает мировых экспертов в сфере государственного управления и государственной службы для обсуждения вопросов по дальнейшему повышению эффективности управления человеческими ресурсами в госслужбе, развитию навыков государственных служащих для успешного предоставления услуг и качества образовательных и тренинговых программ. О высоком уровне мероприятия можно судить по его участникам. В этом заседании приняли участие Мари Кивиниеми, заместитель генерального секретаря ОЭСР; Борис Копривникар, вице-премьер-министр и министр государственного управления Словении; Стюарт Беннетт, заместитель директора госслужбы Великобритании, а также представители государственных органов, ведущих образовательных центров и национальных школ государственного управления стран ОЭСР. В собрании приняла участие и делегация из Казахстана, представленная Академией государственного управления при Президенте РК. 

В этом году главной темой собрания ОЭСР стали вопросы формирования государственной службы мирового уровня. На данную тему с докладом выступил ректор Академии государственного управления при президенте РК Болатбек Абдрасилов. Он представил последние наработки академии по модернизации учебно-методической и научной деятельности. В частности, рассказал о разработке новых практико-ориентированных программ обучения госслужащих, основанных на компетентностном подходе, организации современных научных исследований, направленных на совершенствование деятельности госорганов,  и др. Как рассказал корреспонденту «Литера» Болатбек Серикбаевич, по итогам большой встречи казахстанская академия была принята в Глобальную сеть школ управления ОЭСР.  


– Болатбек Серикбаевич, что наиболее сильно заинтересовало участников встречи в опыте Казахстана? 


– Большой интерес у участников мероприятия имела информация о принимаемых в нашей стране мерах в рамках программы «100 шагов» Президента Нурсултана Назарбаева по формированию высокопрофессионального, автономного государственного аппарата, которая показала, что принимаемые в Казахстане меры по его реформированию находятся в тренде мировых процессов по созданию госслужбы XXI века.
Кроме того, 6 июля произошло важное событие для нашей академии: в этот день мы одними из первых на постсоветском пространстве были официально приняты в Глобальную сеть школ управления ОЭСР. Членство в такой организации требует соответствия высоким стандартам и требованиям в части подготовки обучающих программ и в части профессионального развития преподавателей. И то, что нас приняли в Глобальную сеть, означает, что программы обучения госслужащих и качество работы академии уже сегодня соответствуют мировым требованиям. 


– Какие преимущества или выгоды Казахстану от этого сотрудничества?


– Прежде всего это означает, что мы получаем доступ и возможность для того, чтобы участвовать в тех дискуссиях, которые происходят на площадках ОЭСР: каким должен быть госслужащий, какими навыками он должен обладать и, конечно, какая должна быть система обучения госслужащих. Мы получаем прямой доступ к тем наработкам, которые имеются в ведущих школах и университетах, где обучаются госслужащие ведущих стран. Это будет способствовать тому, что мы сможем эффективно реализовывать установки Главы государства по созданию профессиональной и автономной государственной службы нашей страны.


– Болатбек Серикбаевич, не секрет, что в нашей системе образования существуют проблемные моменты и, думается, что в системе обучения государственных служащих они тоже есть. С какими трудностями вы сталкиваетесь в своей работе, или, вернее, какие вопросы необходимо решить для повышения качества обучения госслужащих?


– Конечно, в системе обучения госслужащих еще есть проблемы, на которых хотелось бы акцентировать внимание. Например, из-за занятости слабо вовлечены в процесс обучения практики государственной службы. Решение этой проблемы существенно отразилось бы на качестве обучения госслужащих, это позволило бы слушателям получать из первых уст информацию о проводимой работе, актуальных задачах и проблемах, о текущем состоянии дел в соответствующих отраслях, программах и проектах. Поэтому, на наш взгляд, существует потребность в принятии регламентирующих решений по участию руководителей госорганов в проведении занятий в академии. 
Также необходимо создание единой системы обучения, что позволит реализовать цели и задачи в соответствии с общей политикой в сфере обучения. Это связано с тем, что сегодня 90 процентов госслужащих Казахстана работают на местах в регионах и проходят курсы переподготовки и повышения квалификации в РЦО, частных или ведомственных образовательных организациях.
В качестве конкретного практического шага мы предлагаем создать единую организационную структуру, включающую академию как головной и координирующий центр и РЦО как ее филиалы в регионах. Это позволит обучать госслужащих по единым стандартизированным программам, развивать у них общие подходы, оперативно и эффективно использовать в регионах новые наработки и обучающие технологии. Такой подход одобрен рабочей группой по реализации первого институционального направления «Профессиональная и автономная государственная служба» под председательством помощника Президента Республики Казахстан Орынбаева Е. Т., членом которой я являюсь.
С учетом поставленной Президентом задачи по формированию автономного профессионального госаппарата считаем, что академия должна сосредоточиться на обучении основы госаппарата, то есть административных госслужащих корпуса «А» и «Б», штатная численность которых около 97 тысяч человек, или 99,6 процента всех госслужащих нашей страны. Это позволит вести целенаправленную работу по их профессионализации и выстроить эффективную систему подготовки госслужащих корпуса «А». В частности, по опыту ведущих стран считаем, что прохождение курсов переподготовки госслужащих корпуса «А» должно стать частью их карьерного плана.
В целом для обучения корпуса «А» в составе академии планируем создать специальную структуру, где будут использованы лучшие наработки FEI (США), COTI (Корея) и др., и которая будет специализироваться на подготовке госслужащих для корпуса «А» по новой специальности «магистр государственного менеджмента» (MPМ), проведении краткосрочных семинаров и среднесрочных курсов, а также выстроит эффективную систему подготовки госслужащих корпуса «А».


– Раз мы уже затронули институциональные реформы, какой вы видите роль академии в реализации «100 шагов» Главы государства? Какие новшества может предложить академия для их успешной реализации?


– Нами ведется постоянный мониторинг и анализ лучших передовых зарубежных знаний и практик с целью их адаптации и внедрения в систему гос­управления. Как показал международный опыт, лучшие наработки в практике государственного управления ведущих стран зачастую экстраполируются из бизнес-сектора, которые генерируются в ведущих мировых компаниях и корпорациях. Новые подходы к стратегическому планированию, внедрение проектного менеджмента, принципов работы в команде уже доказали свою эффективность в бизнес-структурах. Поэтому профессионализацию и повышение эффективности госаппарата сейчас трудно представить без внедрения в практику государственного управления новых подходов, инструментов и методологий. С целью изучения этих новых методов и инструментов, а также выработки конкретных рекомендаций по их внедрению в систему госуправления страны в структуре академии созданы специальные центры проектного менеджмента, изучения компетенций, также по нескольким направлениям: лидерству, талант-менеджменту, методу Адизеса и др.


– Как эти новшества помогут повысить профессионализм государственного аппарата?


– В экспертном сообществе не прекращается спор вокруг моделей управления организациями, определения наиболее эффективной из них. Одной из обсуждаемых тем является возможность использования методов корпоративного управления в государственных органах. Среди таких инструментов – методология эффективного менеджмента И. К. Адизеса. Несмотря на то что методология нацелена на улучшение деятельности корпоративных структур, видение ученых академии таково, что ее можно использовать и в государственных органах. Поэтому у нас разработаны и внедрены в учебный процесс специальные курсы, планируется исследовательский научный проект, где государственные служащие получат возможность ознакомиться с методиками использования управленческого кода, провести диагностику и определить место государственного органа в жизненном цикле организации, определить слабые звенья, нуждающиеся в изменениях, формировании комплементарных управленческих команд.
Комплементарные управленческие команды требуют подготовки управленцев нового типа. Для успешного внедрения этого необходимы соответствующие образовательные программы для всей команды, а не только для одного руководителя. Такие обучающие курсы будут внедрены в академии в рамках бюджетной программы «003».
Для управленцев всех уровней знание методологии позволит принимать качественные управленческие решения и предсказать, будет ли решение реализовано в атмосфере взаимного доверия и уважения.
Мы также в настоящее время активно изучаем международный опыт внедрения принципов талант-менеджмента в управление персоналом государственных органов. Такие программы есть во Франции, Великобритании, Сингапуре. Так, во Франции и Великобритании талант-менеджмент осуществляется путем отбора наиболее успешных выпускников специальных учебных заведений. В Сингапуре важной составляющей в процессе выявления и продвижения талантов на руководящие должности в системе государственной службы является принцип работы в команде «первый среди равных» и 360-градусная оценка результативности кандидатов, которые позволяют апробировать готовность каждого сотрудника на роль, а не должность лидера.
Именно эффективный менеджмент талантов в государственном секторе позволил Сингапуру стать примером эффективной трансформации общества «из третьего мира в первый». Поскольку талант-менеджмент имеет мотивирующую составляющую, то есть тесно связан с карьерным ростом государственных служащих, логично разработать в Казахстане многоступенчатую программу обучения и развития. Она должна быть выстроена таким образом, что талантливый государственный служащий не только должен проходить все ступени государственной службы, но и постоянно повышать свои профессиональные и личностные компетенции. Это позволит на практике реализовать предложение Главы государства Н. А. Назарбаева о том, что «каждый руководитель должен начинать с низов и пройти все управленческие ступени».


– Болатбек Серикбаевич, позвольте вернуться немного назад и остановиться подробнее на проектном менеджменте. Насколько я знаю, это новое направление для Казахстана. В чем его оригинальность и эффективность?


– Прежде всего необходимо отметить, что проектный менеджмент служит одним из прогрессивных инструментов управления, который способствует достижению и дальнейшему обеспечению результативности программ и проектов. Это инструмент долгосрочного планирования, при котором обеспечивается открытость и транспарентность финансового планирования и предстоящих расходов. Использование же программного обеспечения позволяет осуществлять полный контроль на всех этапах реализации проектов и программ, что позволяет минимизировать коррупционные риски. Проектная деятельность характерна открытостью систем управления, гибкостью в принятии решений, внедрением риск-менеджмента, обоснованным планированием, контролем за качеством проекта и его логическим завершением. 
Внедрение проектного менеджмента является одним из условий успешного развития государства. Законодателем моды в этой области является Великобритания, где для управления государственными проектами и их контроля в 2012 году создано и успешно функционирует отдельное Агентство по реализации национальных проектов (Major Projects Authority, MPA), с представителями которого мы встречались 7–8 июля этого года.
Внедрение проектного менеджмента на государственном уровне позволило Великобритании за последние три года существенно повысить эффективность реализации крупных национальных проектов. Так, например, в настоящее время агентство контролирует реализацию около 200 национальных проектов с общим бюджетом более 500 млрд фунтов стерлингов. 
Основной задачей контроля являются своевременное обнаружение проблемных зон и выработка мер по их корректировке. Благодаря этому в 2012–2014 годах удалось провести корректировку 21 крупного проекта, находящегося в зоне повышенного риска неэффективной реализации. Большинство из этих проектов были выведены в разряд устойчиво и успешно реализуемых.
Проектный менеджмент характерен для многих стран, где к компетенциям госслужащих в части знания ими основ проектного менеджмента предъявляются высокие требования. 


– На ваш взгляд, возможно ли внедрение проектного менеджмента в Казахстане?


– В Казахстане, по оценке международных экспертов, при реализации государственных программ результативность по ключевым индикаторам достигается только лишь на 40 процентов. Недавно представленные результаты проверки Счетного комитета по исполнению республиканского бюджета только подтвердили эти выводы. На наш взгляд, основной причиной низких показателей является отсутствие специальных знаний по проектному менеджменту у государственных служащих, администрирующих те или иные программы, раздробленность процессов проекта, слабая координация между ответственными за тот или иной участок работы. 
Именно поэтому у нас в академии создан и функционирует центр проектного менеджмента, который нацелен на разработку соответствующих обучающих программ и их внедрение в практику обучения госслужащих. Это очень большая и масштабная работа, которую мы начали при поддержке проекта Европейского совета, Регионального хаба в сфере госслужбы, Всемирного банка, группы Tony Blair Associates.
Вместе с тем мы понимаем, что очень важен системный подход к этому вопросу, поэтому группа специалистов центра проектного менеджмента академии недавно прошла международную сертификацию и специальные курсы повышения квалификации по обучению обучающих (Training of Trainers) в одном из ведущих центров Великобритании. 
И сегодня перед нашим центром поставлена задача не только обучать госслужащих, но и другое перспективное направление – создание «пула» казахстанских экспертов, которые смогут проводить мониторинг проектов и консультировать администраторов программ, что даст мультипликативный эффект. На наш взгляд, внедрение проектного управления в деятельность государственных органов скажется на эффективности государственных программ и проектов. Особенно это важно при реализации таких масштабных проектов с международным участием, как EXPO-2017, президентской программы «Нұрлы жол» и других глобальных проектов, которые намечено реализовать в Казахстане. 
Поэтому существует настоятельная необходимость во внедрении проектного менеджмента в систему госуправления и разработке национального стандарта по опыту других стран, в частности Великобритании. Их опыт уже перенимают Сингапур, Канада и Новая Зеландия, где создаются такие же структуры по контролю и мониторингу государственных проектов.
Осенью текущего года мы планируем провести конференцию с приглашением казахстанского и зарубежного экспертного сообщества для обсуждения проблемных вопросов внедрения проектного менеджмента в Казахстане. Здесь нужно отметить, что для успеха необходимо принятие решения как со стороны руководства страны, так свое слово должно сказать и экспертное сообщество, то есть инициатива может идти не только сверху вниз, но и снизу вверх.
Необходимость этого также отметили представители Агентства по реализации национальных проектов, опыт которых четко показывает то, что успешность государственных программ и проектов зависит от степени внедрения проект- менеджмента на государственном уровне и централизованной их координации и управления. На наш взгляд, для успеха дела такое ведомство можно было бы создать отдельно либо в структурах, непосредственно подотчетных Главе государства.


– Кроме изучения проектного менеджмента, что еще входит в круг научных интересов наших ученых? Каким образом их научные исследования помогут реализации плана Нации?


– В поисках лучших моделей нами пристально изучается международный опыт. Например, очень показателен канадский опыт: в конце 90-х годов там был разработан специальный метод по определению уровня удовлетворенности граждан качеством государственных услуг – CMT (Common Measurement Tool). Разработка и внедрение данного подхода в Канаде позволили за короткий период достичь ощутимого роста качества госуслуг, выработать меры для повышения уровня удовлетворенности населения качеством услуг, предоставляемых государством, и увеличить эффективность деятельности госорганов. Эта методика базируется на постоянном мониторинге уровня удовлетворенности граждан населения государственными услугами, определении уровня их ожиданий и соответствия государственных услуг их требованиям. 
На наш взгляд, внедрение системы СМТ в Казахстане позволило бы существенно укрепить действующие компоненты и дополнить недостающие элементы взаимосвязи клиента с услугодателем, а следовательно, существенно улучшить качество предоставляемых госорганами населению услуг.
СМТ уже успешно внедряется в процесс оказания госуслуг в Сигапуре, Великобритании, Австралии и Новой Зеландии.
Следующее интересное направление – изучение механизмов повышения роли гражданского общества в жизни государства, повышение транспарентности и подотчетности обществу государственных органов, о чем постоянно говорит Глава государства.
По нашему мнению, потребуется институционализировать процесс реализации основных положений законов о доступе к информации и об общественном контроле, а также создать механизм ответственности госорганов за нарушение ими права на доступ к информации. Например, в ряде зарубежных стран создан институт уполномоченного по правам в сфере доступа к информации, который осуществляет контроль над обеспечением права граждан на доступ к информации. На наш взгляд, для усиления принципов парламентской демократии такой институт можно создать при Парламенте, что подчеркнуло бы его общественный характер. На местах такие функции могли бы возлагаться на специально созданный институт уполномоченных по правам в сфере доступа к информации при маслихатах.
Следует отметить, что деятельность уполномоченных по правам в сфере доступа к информации очень эффективна во многих странах – Великобритании, Канаде, Германии, Словении и др. Так, в Словении уполномоченный заменил собой, по сути, суды, рассматривающие дела о нарушении прав в сфере доступа к информации. Например, в 2003 году к уполномоченному обратилось 13 лиц, в 2011-м – 857 лиц. Сейчас там наблюдается тенденция к снижению количества обращений, поскольку государственные органы стали меньше нарушать права граждан на доступ к информации.
Таким образом, внедрение института уполномоченного по правам в сфере доступа к информации в Казахстане обеспечит эффективную защиту соответствующих прав граждан.
Конечно, могут быть случаи, когда даже обращения к уполномоченному не всегда помогают. В зарубежной практике вместе с институтом уполномоченного существует система специализированных административных судов, которые рассматривают в целом обращения физических и юридических лиц на действия государственных органов, в том числе нарушения прав на доступ к информации.
Необходимо также усовершенствовать существующие механизмы общественного контроля за деятельностью государственных органов. Например, на законодательном уровне регламентировать порядок вовлечения гражданского общества в процесс принятия решений государственных органов, усилить роль общественных советов при госорганах и др.
Параллельным этапом в достижении большей прозрачности органов власти должно стать развитие технологий е-правительства. Такие технологии сделают власть более доступной обществу, повысят эффективность ее работы и качество принятых ею решений, а также существенно уменьшат коррупцию.
Обзор международного опыта показал, что в развитых странах вышеупомянутые и другие инструменты применяются в рамках программы ООН Open Government Partnership («Открытое правительство»), в которой сегодня участвуют 65 государств. Целями программы являются повышение доступности информации о деятельности государственных органов, оказание поддержки гражданскому участию в управлении делами государства, реализация высоких стандартов профессиональной честности администрации, доступ к новым технологиям для открытости и подотчетности.
С учетом того, что партнерство в рамках данной программы ООН является одним из современных мерил развитости государства и приверженности  идеалам открытого государства, считаем, что при реализации институциональных реформ в рамках пятого направления имеется возможность гармонизировать наши действия с основными положениями этой программы.

Ксения ИВАНОВА, Астана