Главная  /  Интервью  /  Конституция – прочный фундамент государственности Республики Казахстан

Конституция – прочный фундамент государственности Республики Казахстан

Андрей Королев
1567
Конституция – прочный  фундамент государственности Республики Казахстан

В преддверии празднования одного из значимых праздников нашей страны – Дня Конституции «Литер» попросил директора Института философии, политологии и религиоведения КН МОН РК,  проректора КазНУ им. Аль-Фараби по интеграции науки и образования, члена-корреспондента НАН РК Зарему Шаукенову поделиться своими взглядами на эволюцию Основного закона.

 

– Сегодня страна готовится к празднованию Дня Конституции РК, которая принята на общенациональном референдуме 30 августа 1995 года (с последующими изменениями и дополнениями от 1998 и 2007 годов). Какие основные черты, на ваш взгляд, присущи Основному закону нашей страны?
– Накануне 20-летия Конституции нашей страны мы можем о многом сказать. Конституция основывается на универсальных принципах признания приоритетности прав и свобод человека. Эта неизменная ее составляющая. Конституция 1995 года заложила фундамент нового независимого Казахстана. Главное, что сделала Конституция 1995 года, – это фактически прописанная социальная модель государственности. 
Проведя краткий исторический экскурс, надо отметить, что Конституция Казахской ССР от 20 апреля 1978 года раскрывала социалистическую модель государственности. Она основывалась на трехсоставной структуре общества, моноидеологии, однопартийности, допущении только личной собственности, полной регламентации труда и потребления населения, бесплатности образования, здравоохранения и иных социальных услуг, ограниченности политического участия, свобод граждан, наконец, внешних связей. 
Конституция РК от 28 января 1993 года часто называется переходной в плане транзита власти от советов к президентской форме правления. Однако она имела еще промежуточное значение в плане поиска оптимальной социальной модели для Казахстана. В этот период Казахстан начал переход к рыночным отношениям, проводилась приватизация, введен тенге. В то же время в Конституции по-прежнему не был разрешен вопрос о частной собственности на землю. Конституция 1993 года оказалась в чем-то более архаичной даже относительно советской Конституции.
Конституция же 1995 года стала передовой. Основываясь на универсальном языке юридической техники, она заложила новую социальную модель регулируемого рынка с равным признанием как государственной, так и частной собственности.
Конституция 1995 года – это Основной закон прямого действия. Он более регламентирован, особенно в части баланса ветвей власти, поэтому по количеству слов и знаков этот документ превосходит предыдущие. 
– Какие отличия имеет Конституция 1995 года по отношению к ее «предшественницам»?
– В пятерку главных слов Конституции 1978 года входят «народ», который упоминается почти 90 раз, затем «общественный» – 86 раз, «развитие» – 66, «труд» – 60 и «социалистический» – 58. 
В Конституции 1993 года конфигурация поменялась на приоритетность «гражданина» – 90 раз. Слово «Советы» по упоминаемости основательно превосходят «Президента» – 81 и 64 раза соответственно. Затем идет «право». «Общественный» входит в пятерку.
Конституция 1995 года на первое место поставила слова «Президент», «гражданин», «право», «местные». Вместо «социалистического» в версии Конституции 1978 года и «общественного» 1993 года в пятерку входит понятие «ответственность». 
За развитие нужно брать ответственность, как ее взял Президент в период после роспуска Верховного совета. 
В двадцатке упоминаемых слов появляется слово «свобода» – на 7-м месте. В других конституциях оно за пределами 20 значимых слов. Популистские лозунги отодвинуты. Например, народ упоминается только 17 раз вместо 89 раз в советской Конституции. В то же время слово «народ» не исчезает, как в Конституции 1993 года, в которой более остро были выставлены понятия «национальный» и «язык». В двадцатку в 1995 году попадают функциональные слова «международный», «безопасность» и «бюджет». Более высоко ценятся понятия собственности и порядка.
– Конституция 1995 года закрепила президентскую форму правления, принципы порядка и демократии одновременно, что стало основой развития центристской идеологии в Казахстане и концепции либерального консерватизма. Как это отра­зилось на стране в целом? 
– Среди казахстанцев в вопросе формы власти преобладает здоровый консерватизм. Суперпрезидентская модель в свое время полностью оправдала себя. Она создала основу для социальной инженерии – появления нового общества, экономики и в целом состоявшегося государства. Поэтому большинство (52 процента) продолжает поддерживать чисто президентскую форму правления. С 2011 по 2015 год показатель поднялся на 9 процентов. 
Если проводить новую реконфигурацию власти, то среди населения значительно больше тех, кто поддерживает президентско-парламентскую модель, чем парламентско-президентскую. 
Конституция 1995 года предполагает глубокую модернизацию и трансформацию Казахстана. Мы внедрили принцип унитарности. Избежали тотальных выборов. Сбалансировали перераспределение ролей между центром и регионами.
Происходит превращение Казахстана в сильную экономику. На протяжении этого периода был создан Нацфонд, который вместе с ЗВР сегодня достигает 97 млрд долл. Стратегия индустриально-инновационного развития, внедрение системы стратегического планирования. Принятие Стратегий «2030», затем «2050», стратегического плана до 2020 года, госпрограмм, ДКЗ-2020 и ДКБ-2020, «Агробизнес-2020».
Все это противодействовало чрезмерному увлечению наращиванием социальных расходов, квазисектора. Деньги лились рекой в тучные 2000-е годы. Поэтому экономика не дошла и встала на грани между госкапитализмом и олигархическим капитализмом. Однако оказалась гибче, чем российская экономика, потому что было внедрение молодежи. Запуск и расширение программы «Болашак». Приход новой волны технократов. При этом не было форсирования нового поколения и фальстарта, как в Украине и Грузии, где эксперименты привели  к дестабилизации и потери управляемости. В нашем случае процесс шел умеренно. В итоге Казахстан выходит сегодня на лидирующие позиции в СНГ.
– А как, по вашему мнению, повлиял финансовый кризис на нашу страну?
– Кризис, с которым мы сегодня имеем дело, не является столь уж уникальным, как это принято считать. Он периодически повторяется с середины 1970-х годов и связан с нефтью и курсом доллара.
Игры с нефтью в свое время привели к разрушению Советского Союза. Когда нефть стала расти после масштабного арабо-израильского конфликта в 1973 году и иранской революции 1978 года, она поднялась с 17,25 доллара за баррель до максимума в 104 доллара за баррель. Эпоха роста закончилась в 1980 году. 
Падение продолжалось с 1980 по 1998 год, и за это время произошли перестройка 1986 года, затем распад СССР, наконец, азиатский финансово-экономический кризис. РК тогда была в минусовом ВВП. Среднегодовой курс тенге с момента введения в 1993 по 1998 год поднялся в 15 раз. Нефть в этот период стояла близко у дна 1973 года – 18,17 доллара за баррель.
С 1998 года начинается десятилетие роста нефти, которая перед кризисом достигала 105,23 доллара за баррель. В этот период начинается расцвет казахстанской экономики. ВВП на душу населения увеличился с 1,1 тыс. долл. до 8,5 тыс. долл., а курс доллара увеличился всего на 1 тенге.
И потом динамику нефти и курса с 2009 года мы примерно помним. 
Отсюда главный урок, что нефть имеет дно на уровне 17–18 долларов за баррель. Циклы нефтяного расцвета и заката могут составлять очень протяженные периоды. 
Кроме этого, необходимо учитывать, что Казахстан пока не вышел из плена нефтяной зависимости и его экономику будут качать периодически перепроизводство нефти, кризисы фондовых рынков, наконец, валютные кризисы. 
– В связи с этим какие задачи являются сегодня приоритетными?
– Наша цель – выскочить из этой нефтяной заданности. Для чего нужны пять институциональных реформ и план нации «100 шагов», чтобы мы приобрели независимость не только идеологическую, языковую, юридическую, но и инструментальную. То есть возможность самим определять свою судьбу, иметь диверсифицированные источники дохода.
Сегодня адаптация становится важным выражением патриотизма. Конституция 1995 года прописала, что граждане могут без оружия мирно собираться, чтобы заявлять о своих правах. При этом есть процедура разрешений на митинги. Прошлые Конституции либо в этом праве отказывали, ограничиваясь праздничными первомайскими или ноябрьскими парадами, как в советское время, либо разрешая прямо право на забастовки, создавая прецедент, что люди могут выйти на площадь.
Важно, что именно вкладывают казахстанцы в понятие «патриот». На первом и втором местах идут критерии поддержки политики Президента (49 процентов) и соблюдения законности, включая Конституцию (43 процента).
Как мы видим, Конституция 1995 года имеет весьма далекие ориентиры. Она разрабатывалась фундаментально при личном участии Президента, можно сказать круглосуточно. И эта Конституция фактически есть юридическое выражение долгосрочной стратегии развития. Конституция может меняться. Но важно не количество, а качество изменений. Конституционные поправки 2007 и 2011 годов не затронули фундаментальных основ Конституции и только подтвердили ее правильность.
Поэтому выполнение Конституции и ее прямое действие являются важной основой укрепления независимости, обеспечения экономического роста и дальнейшего сокращения влияния внешних кризисов на Казахстан. 
Нынешний кризис имеет геополитические основания. Многие не могли предугадать этого. Однако Конституция 1995 года создала систему, ответственную перед народом, а это залог того, что экономика и политика не уйдут в затяжной кризис и рецессию, как ряд стран, попавших в ловушку среднего дохода. Кроме этого, Конституция еще имеет большой нереализованный потенциал для развития нашей страны, что является залогом успешного преодоления нашей страной многочисленных катаклизмов и кризисных явлений.

Андрей КОРОЛЕВ, Алматы