Главная  /  Интервью  /  Аскар Бисембин: Мне важно, что бы в первую очередь фильм оценил народ

Аскар Бисембин: Мне важно, что бы в первую очередь фильм оценил народ

Екатерина Филипенко
3159
Аскар Бисембин:  Мне важно, что бы в первую очередь фильм оценил народ
Работа с супругой бок о бок принесла Аскару Бисембину успех в качестве кинорежиссёра

Казахстанский режиссер и сценарист, бывший кавээнщик, Аскар Бисембин, известный зрителям по комедии «Свадьба на троих», мелодраме «Адель»,  буквально в начале следующего месяца представит в прокат уже свою третью картину – комедию «Замуж в 30». С читателями «Литер» Аскар поделился планами на будущее, рассказал о кино изнутри, о роли КВН в жизни, а также о том, как работать бок о бок с супругой и быть абсолютно счастливым.


– Аскар, скоро в прокат выйдет ваш третий фильм, в котором вы выступаете в качестве и режиссера, и сценариста. Как получилось, что человек с медицинским образованием и кавээновским прошлым нашел себя в кино?


– А почему нет? Вот, к примеру, самые известные медики: Юлий Гусман, Гарик Мартиросян, Антон Павлович Чехов, и это еще не полный список. Я считаю, что такие вещи диктуются не образованием, а каким-то нутром. В свое время КВН очень серьезно повлиял на меня, потому как он хоть и имеет формат самодеятельности, но в то же время приближен к тому, чем занимаются творческие люди – придумывание, постановка, режиссура. В какой-то момент я понял, что мне понравится заниматься этим профессионально.


– Насколько нам известно, вы закончили киноакадемию в США, обучались на режиссера, так сказать дипломированный специалист в этой области. Почему не захотели учиться в РК?


– Я привык оценивать все по конечному результату, и, думаю, это правильно. Когда ты понимаешь, что успешные продукты делаются там, то почему тогда надо учиться здесь?! Не в обиду местным академиям это будет сказано. Также я понимаю, что у меня очень прозападное мышление в этом отношении. И даже в США мне американские преподаватели говорили: «Ты слишком голливудский, слишком помешан на американском формате», и я с этим согласен. Я понял, если уж учиться где-то и отдавать свои лучшие годы, учитывая тот факт, что мне было уже 30, то ставка должна быть беспроигрышной. Поэтому я решил учиться в США, в New York Film Academy.


– Почему вы никогда не работали по специальности, ведь в большинстве случаев в медицину идут осознанно и с перспективой?


– Мой покойный отец был доктором медицинских наук, психотерапевтом, невропатологом, профессором. Разумеется, когда я научился понимать человеческую речь, все окружающие говорили, что мне суждено быть врачом. И я жил с этой мыслью, я не оставлял себе никакого выбора. В итоге так и закончил вуз по специальности «психиатрия». Но где-то на курсе пятом понял, что я не такой, как все, отдать себя медицине раз и навсегда я не смогу. Вообще, медицинское образование элитарное, нам очень повезло, у нас были старые профессора, они говорили по-другому и мыслили шире. В этом смысле это была хорошая школа. Когда я учился там, у нас была медицинская команда КВН, в которую мне посчастливилось попасть. Была очень хорошая поддержка нашего ректора Талгата Муминова, были международные поездки, мы могли себе позволить то, чего не могли другие команды, к примеру, ездить в Сочи, в Москву и на другие фестивали, о нас прекрасно заботились.  Поэтому жалеть о чем-то глупо, это было хорошее время.


– Расскажите, пожалуйста, о своей семье.


– Это смешные люди. Моя супруга Баян Еримбет является продюсером проектов, которые мы делаем от лица компании «Skinny Man Production». Она изучала продюсинг в США. У нас двое прекрасных детей – Камиля восьми лет и Искандер, которому скоро будет два годика, он пока не говорит, но потенциал уже просматривается. Дочка у нас творческий человек, англоязычная, благодаря тому, что мы жили какое-то время в США. Она очень талантлива и уже пишет две книги в свои 8 лет, совершенно разные по жанрам, которые впоследствии планирует издать. В ее возрасте я о таком даже не думал, а тут ребенок так мыслит. Другое время, другие люди.


– Бытует мнение, что с родственниками лучше вместе не работать – плохая примета. А глядя на вашу с супругой идиллию, как в рабочих моментах, так и в жизни, этого сказать уже нельзя. В чем секрет успеха?


– Секрета нет. На самом деле сначала было непросто. Мы не могли разделять – личное переходило в профессиональное, профессиональное в личное. Потребовалось время, чтобы каждый из нас определил какую-то зону. В любой совместной работе важен вопрос доверия, в этом случае я очень спокоен, я знаю, что меня всегда подстрахуют, а самое главное – не предадут. И потом Баян крепкий профессионал, она очень зубастый продюсер, который может оторвать с мясом, проглотить и не подавиться. Я в этом отношении более гибкий, более компромиссный, могу отодвинуться, пожалеть, а для нашей работы это не очень хорошо. Поэтому мне нужен человек, который будет держать всю ситуацию под жестким контролем,  и она – тот самый человек.


– Первый фильм «Свадьба на троих» – ваш с Баян совместный проект, получил очень хорошие отзывы как от кинокритиков, так и от зрителей. Сложно ли было дебютировать?


– Очень. Эта та ситуация, когда ты ничего не знаешь, но все равно идешь вперед. Мы верили в историю. Все-таки опыт сценариста очень серьезно мне помогал, и на уровне сценария можно уже понять, будет эта история работать или нет. Я все-таки разбираюсь в комедийном жанре, потому что давно пишу, и в этом отношении никаких сомнений не было. Но, несмотря на это, было очень страшно и волнительно выходить, однако нам повезло, что с нами работали правильные прокатчики, которые выполнили все свои обязательства. А вот на этапе продакшена и постпродакшена, конечно, обожглись, за неопытность заплатили деньгами, ну и потом кад­ровая политика у нас весьма хромает. Была цепочка событий, из-за которых фильм мог вообще не выйти. Я иногда вспоминаю все это и удивляюсь, как мы с Баян спиной к спине смогли все это выдержать. 


– Недавно вы получили премию кинокритиков за комедию «Свадьба на троих» в двух номинациях. Поделитесь своими ощущениями?


– Мне приятно, что нашу работу отметили. Мы были в пяти номинациях и взяли две: «Лучший жанровый фильм» и «Лучшая актриса». Мне важно то, что в первую очередь фильм оценил народ. Я также понимаю, что у нас неглупое кино без всяких кривляний, и оно пробивает разные возрастные группы разных менталитетов и профессий, национальностей, в нем каждый находит что-то свое. Это, пожалуй, главное для меня. К слову, в будущем это тоже останется в приоритете.


– Мелодрама «Адель» стала для вас новым жанром. Не было страшно, вдруг что-то пойдет не так: зритель не примет, не поймет?


– Я в этом вопросе очень самокритичен, не считаю, что сделал что-то невероятно хорошее, выдающееся. Воспринимаю этот опыт как хороший, драму нужно уметь снимать. Я очень долго и серьезно к этому готовился, другой вопрос, был ли готов?! Это красивый фильм, но я все равно думаю об истории и  не совсем доволен собой как сценаристом, потому как хотелось чего-то другого. Но так как, грубо говоря, я играл на «чужом поле», я не знал правил. Допустим, в комедиях я очень хорошо разбираюсь, знаю, что было, чего не было, какие ходы лучше работают. В этом смысле «Адель» стала серьезным экспериментом, который открыл мне на многое глаза и показал, что я должен еще серьезней относиться к тому, что делаю в первый раз.  


– Всеми любимые сериалы, такие как «Папины дочки», «Счастливы вместе», «6 кадров»,  «Игрушки», тоже ваших рук дело. Расскажите, как вы там оказались?


– Старый добрый КВН!  «Счастливы вместе» – это проект, который курировали ребята из команды КВН «Махачкалинские бродяги», наши учителя, наставники и большие друзья, это Шабан Муслимов – капитан, Андрей Галанов – художественный руководитель, они нам с Василием Земзюлиным предложили посотрудничать. Мы попробовали, что-то получилось, что-то нет. Потом мне предложили переехать в Москву. Мне было тогда 22 года, и  по семейным обстоятельствам принять это предложение я не смог. А потом появился проект «Папины дочки», который курировали ребята из БГУ (Белорусский государственный университет), команда КВН, двукратные чемпионы. Они собрали нас всех вместе. Приехали мы, челябинские ребята, московские кавээнщики. Многих я уже знал. И, собственно, тогда началась работа над этим проектом. Руководили процессом Виталий Шляппо (сериал «Кухня»), Алексей Троцюк, Вячеслав Дусмухаметов («Интерны», Comedy Woman, «Однажды в России»). 


– У комедии «Замуж в 30»  очень женская история. Насколько тяжело было писать сценарий?


– Безумно сложно. Мы поняли в какой-то момент, что мужчины и женщины реально с разных планет. Необходимо было научиться думать, как женщина, а это непросто. Начали писать текст, попросили Адель Оразалинову прийти, оценить наши старания, и после того как она прочитала и начала критиковать, стало понятно, что мы вообще идем не туда. Затем я дал почитать супруге, которая вынесла свой вердикт, назвав наши труды «халтурой», и добавила, что мы можем лучше. Мы начали переписывать, делать историю максимально женской, более-менее универсальной. Одним словом, это был для нас безумный эксперимент.


– Поделитесь планами на будущее?


– Я готовлюсь в сентябре к съемкам фильма. Мы снимем очень симпатичную, трогательную историю, включающую несколько линий, материал который пишет та же авторская группа Василий Земзюлин, Николай Пак и я, продюсеры-иностранцы. Нам пока очень нравится то, что написано. Мы получаем огромное удовольствие от совместной работы. Съемки продлятся около месяца. Летом я отказался от нескольких фильмов, потому что стал замечать, что от того, что я много снимаю, нету творческого голода. Поэтому решил настроиться только на один проект, чтобы было хорошо, успешно и красиво, хочется донести историю правильно. Затем мы планируем снимать продолжение «Свадьбы на троих», потому что первая часть была очень успешной, но, конечно, при условии, что напишем хороший сценарий. Если нет, то снимем хорошую мужскую историю, такую брутальную, хулиганскую комедию, которая мне импонирует гораздо больше.

Подготовила 

Екатерина ФИЛИПЕНКО, Алматы

Смотрите также: