Главная  /  Интервью  /  Развеять мифы о мифах

Развеять мифы о мифах

Ксения Полякова
1713
Развеять мифы о мифах
Простой совет критикам Евразийского экономического союза: прочитайте, наконец, текст договора!

Будущее евразийской экономической интеграции, а также перспективы участия в ней нашей страны стали бурно обсуждаемыми тематиками в информационном поле Казахстана. Комментируют все: экономисты, политологи, финансисты, националисты, пользователи социальных сетей –  одним словом, все участвуют в дискуссии.  

 

Обширная палитра участников полемики, касающейся Евразийского экономического союза, привела в итоге к тому, что изначально сугубо экономическая тематика приобрела «необъятно-универсальный» характер,  вобрав в себя все «мирские беды». Для политологов ЕАЭС – это геополитический проект Москвы, «потеря суверенитета» Казахстана. Для национал-патриотов – это прежде всего «потеря» национальной идентичности казахского народа. Для некоторых обывателей ЕАЭС – это причина роста цен на мясо и картошку. 

 

В сложившейся ситуации очень сложно отделить факты от различного рода спекуляций и фобий, при этом очень часто аргументы подгоняются под заданные шаблоны. 

 

Развеять мифы о мифах мы попросили известного экономиста, финансиста, первого председателя Национального банка Казахстана, который стоял у истоков введения национальной валюты, а сегодня советника Института общественной политики партии «Нұр Отан» Галыма Байназарова. Интервью прошло в кулуарах заседания Общенациональной коалиции демократических сил в Астане.

 

 

ЛИТЕР-Неделя: Галым Байназарович, сейчас в СМИ и социальных сетях получила распространение целая группа фобий, касающихся евразийской интеграции. Мы бы хотели остановиться на семи основных. Во-первых, некоторые эксперты считают, что между Россией и Казахстаном не может быть равноправного союза.

 

Г. Б.: Никто не отрицает, что Россия – пятая по величине экономика в мире. Однако по качественным показателям экономического развития Казахстан опережает Россию, о чем свидетельствует ряд глобальных рейтингов по конкурентоспособности национальных экономик. Например, в индексе глобальной конкурентоспособности, по версии Всемирного экономического форума, Казахстан занимает – 50-е место, Россия – 64-е, Беларусь – 94-е; в рейтинге глобальной конкурентоспособности, по версии Института менеджмента, Казахстан на 34-м месте, Россия – 42-м, Беларусь вообще не участвует. 

 

Также  показательны примеры малых экономик Дании и Финляндии. Это малые экономики, которые не являются системообразующими в Европейском союзе. Но это не стало преградой для предпринимателей этих стран, экспортирующих по всему миру свои знаковые товары и услуги. Продукция производителей данных стран является эталоном качества в целом ряде отраслей (например, датские кондитерские изделия, финская сантехника или телефония). Как наглядно показывает опыт этих стран, близость к крупным центрам притяжения в первую очередь создает возможности для  процветания меньших партнеров.

 

Хочу подчеркнуть, что в рамках создаваемого объединения создана четкая институциональная база, которая гарантирует реализацию интересов всех стран, вне зависимости от их экономического потенциала. То есть «права» у сторон абсолютно равные.  

 

Судите сами: наднациональные органы ЕАЭС работают по известному принципу «одна страна – один голос». Все ключевые решения на уровне Высшего совета и Совета ЕАЭС принимаются на основе абсолютного консенсуса сторон, т.е. единогласно, что исключает возможность доминирования какого-либо государства. На руководящие позиции в высших органах Евразийской экономической комиссии (ЕЭК) – Совете и Коллегии ЕЭК – назначается равное количество представителей от каждой страны-участницы.

 

Если хотя бы одно государство несогласно, то решение не принимается.

 

ЛИТЕР-Неделя: Несмотря на аргументы власти, некоторые эскперты все же утверждают, что ЕАЭС – это политический проект, который направлен на ограничение других центров влияния. 

 

Г. Б.: Начнем с того, что слово «экономический» присутствует в самом названии союза и, соответственно, закреплено в его уставном документе.

 

Согласно первой статье проекта договора о Евразийском экономическом союзе, ЕАЭС обеспечивает «свободу движения товаров, услуг, капитала и рабочей силы, проведение скоординированной, согласованной или единой политики в отраслях экономики, определенных настоящим Договором и международными договорами в рамках Союза». 

 

К компетенции органов ЕАЭС относятся лишь такие направления, как таможенное администрирование, торговая политика в отношении третьих стран, политика в области конкуренции в рамках ЕАЭС, техническое регулирование и санитарные, ветеринарные, фитосанитарные меры.

 

Таким образом, в проекте договора полностью отсутствуют такие положения, как, к примеру, проведение единой внешней политики, информационной политики, регулирование СМИ и т.д.

 

С другой стороны, в этом вопросе важно не стать заложником игры слов. Ведь сегодня любому здравомыслящему человеку очевидно, что проведение четкой разграничительной линии между политикой и экономикой является очень сложным делом. 

 

Задумайтесь сами: созданию ЕАЭС способствовала политическая воля руководства, которая, в свою очередь, базировалась на  учете конкретных экономических выгод. Политику, таким образом, можно увидеть везде, в зависимости от того, что вы понимаете под этим словом. 

 

Многие критики ЕАЭС, говоря о политике, в первую очередь подразумевают геополитические интересы России в регионе. Но давайте зададим критикам ЕАЭС встречный вопрос: зачем Москве вторая структура для продвижения своих геополитических интересов в регионе, если уже существует ОДКБ, а также налажены стратегические двухсторонние отношения?

 

Нет достаточных оснований для разговоров о том, что ЕАЭС является каким-то геополитическим проектом, направленным на вытеснение Китая, США, ЕС или каких-либо других игроков в регионе. Более того, не мешало бы напомнить о том, что экономические  интересы того же Китая или США представлены на хорошем уровне во всем регионе, к примеру в виде инвестиций или участия в крупных проектах. 

 

Также первые четыре года опыта евразийской интеграции показали, что никакого негативного влияния на рост и потенциал торгового оборота с другими странами участие Казахстана в евразийской интеграции не оказывает. Товарооборот с КНР, например, впервые превысил оборот с Российской Федерацией, составляя сейчас свыше 17% от общего объема внешнеторгового оборота Казахстана. 

 

ЛИТЕР-Неделя: Власти Казахстана полагают, что участие в ЕАЭС априори должно повысить конкурентоспособность нашей страны. Но определенные эксперты-аналитики полагают, что этого трудно достигнуть ввиду таких факторов, как сырьевой характер экономик евразийской тройки, неразвитость системы рыночной экономики  и т.д.

 

Г. Б.: Никто и не говорит, что евразийская интеграция является ответом на все проблемы Казахстана и вхождение в ЕАЭС является абсолютной гарантией повышения конкурентоспособности казахстанской экономики. Интеграция –  это средство, если хотите, стратегический инструмент, которым нужно правильно воспользоваться. Развивая интеграцию со странами, с которыми у нас исторически сложились тесные кооперационные хозяйственные связи, мы создаем благоприятные условия для дальнейшего развития отечественного бизнеса и промышленного производства. Поэтому отечественному бизнесу нужно не бояться и не ждать стечения обстоятельств, а самому созидать свое будущее. 

 

Конкуренцию никто не отменял, нашему бизнесу придется конкурировать с российскими и белорусскими компаниями, для того чтобы занять нишу на рынке в 170 млн человек. Правительством Казахстана приняты беспрецедентные меры по поддержке отечественного бизнеса. Это «Дорожная карта бизнеса – 2020», мораторий на проверки предпринимателей, инвестирование одного триллиона тенге из Национального фонда, системные меры по улучшению инвестиционного климата, кардинальному сокращению административных барьеров и т.д.

 

В частности, помощь бизнесу выражается в удешевлении кредитов, подведении за счет государства инфраструктуры к новым проектам.  На 10 лет от уплаты корпоративного подоходного налога будут освобождены создаваемые новые предприятия с иностранным участием в сфере обрабатывающей промышленности.

 

Кроме этого, продвижение казахстанского экспорта готовой продукции в рамках ТС, ЕЭП и далее в ЕАЭС является необходимым условием «закалки» казахстанских производителей в преддверии вступления нашей страны в ВТО. 

 

ЛИТЕР-Неделя: Эксперты также выражают такое мнение, что в результате интеграции Казахстан станет сырьевым придатком России и Беларуси.

 

Г. Б.: Сырьевой уклад казахстанской экономики – это исторически сложившаяся данность, и говорить, что с образованием ТС сырьевая составляющая казахстанского экспорта усилится, как минимум, неуместно. Официальная статистика лишь поддерживает данный аргумент: 93% экспорта РК приходится на страны, не входящие в состав евразийской тройки.

 

Россия  не менее богата сырьевыми ресурсами, а нефть, газ и другие виды минерального сырья по качеству и ценовым позициям не уступают казахстанским аналогам. 

 

Выбор Казахстана в пользу углубления экономической интеграции со своими партнерами по ТС обусловлен тем фактом, что евразийская тройка находится на примерно равном уровне экономического развития. В этой связи можно с уверенностью сказать, что Россия и Беларусь являются естественными и наиболее реальными направлениями экспорта отечественной продукции. 

 

Развитие казахстанского экспорта в пределах ЕЭП может стать первым шагом к его расширению в глобальных масштабах. Так, экспортный потенциал Казахстана, накопленный в рамках Союза с использованием низких тарифных и нетарифных барьеров, можно впоследствии эффективно задействовать для получения конкурентных преимуществ на рынках третьих стран. 

 

Ведь никто не будет спорить о том, что сегодня казахстанские производители не будут обладать высокой конкурентоспособностью, к примеру, на американском или европейском рынке. Для нас оптимальные рынки находятся недалеко от границ, и прежде всего в России с ее значительным населением. 

 

Было бы наивно полагать, что образование ТС в одночасье решит проблемы сырьевого характера казахстанской экономики. Вместе с тем  за короткий срок действия евразийской интеграции (4 года) уже достигнут ряд позитивных моментов. Так, экспорт обработанных товаров в страны Таможенного союза в 2013 году по сравнению с 2009 годом увеличился в 2 раза (или на 1,6 млрд долларов США), составив 3,2 млрд долларов США. В результате доля обработанных товаров в экспорте казахстанской продукции выросла с 44,9 до 54,6 процента. Это очень хороший сигнал, который демонстрирует растущий потенциал отечественной промышленности.

 

ЛИТЕР-Неделя: А что вы скажете на такое утверждение, что Евразийская экономическая интеграция не решит логистические проблемы Казахстана, так как определяющую роль играют другие вопросы (высокие затраты производства, коррупция и т.д.). 

 

Г. Б.: Если говорить о коррупции на таможенных границах в качестве определяющего фактора в транспортных издержках, то создание единой таможенной территории привело  как раз к снятию таможенных постов и других барьеров для экспорта казахстанской продукции. 

 

С другой стороны, географию никто не отменял. Казахстан был и остается внутриконтинентальной страной, которая испытывает значительные трудности в доставке своего экспорта на мировые рынки. 

 

Исследования Всемирного банка показали, что 16 (то есть половина) из 31 внутриконтинентальных стран мира относятся к беднейшим нациям. Поэтому решение проблемы выхода к мировым рынкам остается ключевой проблемой для казахстанской экономики. Несмотря на это, Казахстан ставит перед собой амбициозные задачи по вхождению в 30 самых развитых стран.

 

Территории России и Беларуси являются стратегическим мостом, связывающим Казахстан с Европой. В результате создания интегрированного пространства между Казахстаном, Россией и Беларусью с едиными таможенными тарифами, стандартами будет серьезно облегчена доставка казахстанской продукции на европейские рынки. Таким образом повысится конкурентоспособность нашего экспорта.  

 

ЛИТЕР-Неделя:  Есть экспертное мнение, что ЕАЭС не является долгосрочным проектом и он может быть приостановлен после транзита власти.

 

Г. Б.: Союз является международной организацией региональной экономической интеграции, обладающей международной правосубъектностью. Вступая в ЕАЭС, страны берут на себя ряд международных обязательств перед партнерами, которые должны выполняться, вне зависимости от субъективных обязательств. 

 

С другой стороны, выбор в пользу евразийской интеграции не является отражением личных предпочтений, а основывается на объективных потребностях Казахстана, о которых уже много говорилось. Это в первую очередь необходимость в расширении рынка сбыта товаров, повышение инвестиционной привлекательности за счет объединения совокупных ресурсов, облегчение доставки казахстанского экспорта на мировые рынки и т.д.

 

Создание Евразийского экономического союза – это не спонтанное и эпизодическое решение. Инициированный 20 лет назад Елбасы Нурсултаном Назарбаевым интеграционный процесс прошел уже на наших глазах три успешных этапа: от Евразийского экономического сообщества и Таможенного союза до Единого экономического пространства. 

 

В Стратегии «Казахстан-2050» поставлена задача по вхождению в 30 наиболее развитых государств мира, которые во многом благодаря активному участию в таких интеграционных объединениях, как Европейский союз, Североамериканское соглашение о свободной торговле (НАФТА), Ассоциация государств Юго-Восточной Азии (АСЕАН) и других, смогли занять ведущие в мире позиции. 

 

Таким образом, ЕАЭС – это долгосрочный прагматичный проект, который основывается на конкретных экономических интересах страны, увязанных со стратегическими приоритетами и направлениями развития страны. 

 

ЛИТЕР-Неделя: И наконец, ЕАЭС ограничит многовекторный характер внешней политики Казахстана. 

 

Г. Б.: Вы знаете, у меня есть один простой совет всем критикам и комментаторам: прочитайте, наконец, сам текст договора!  

 

На недавнем заседании Общенациональной коалиции демократических сил (ОКДС), куда я был приглашен в качестве эксперта, первый заместитель председателя партии «Нџр Отан» Бауыржан Байбек четко аргументировал все ключевые аспекты интеграции. Внешняя политика никак не затронута проектом договора о ЕАЭС. Проект договора о ЕАЭС ни в коей мере не препятствует реализации Казахстаном и в дальнейшем многовекторной политики. Так, согласно статье  «Соотношение настоящего Договора с иными международными договорами», ЕАЭС «не препятствует заключению государствами – членами международных договоров, не противоречащих целям и принципам Договора». То есть вступление в ЕАЭС никак не отразится на политических и других отношениях Казахстана с третьими странами.

Смотрите также: