Одним из важных факторов построения эффективного правового государства является формирование правового сознания, основанного на тысячелетних традициях, созвучного ментальности степного народа, считает доцент кафедры теории и истории государства и права, конституционного права ЕНУ имени Л. Гумилева Жамаладен Ибрагимов.

 

ЛИТЕР-Неделя: «Жеті жарғы», свод законов Великой степи, суд биев – в казахской степи существовала особая законодательная система. Вердикты степного суда, как правило, не оспаривались, отправление правосудия было на высоком уровне. В чем был секрет эффективного законодательства, нерегламентированного, но реально работающего?

 

Ж.И.: В первую очередь надо отметить, что все формы взаимодействия, взаимоотношений в казахском социуме основывались на народных традициях, родо-племенной взаимосвязи. Сложная, разветвленная внутриэтническая структура диктовала систему общественных отношений, в том числе при разрешении конфликтных ситуаций, что в свою очередь повлияло на формирование правовой культуры степняков. В чем ее отличие от нынешней культуры? Сейчас люди чаще всего обращаются в суд с намерением покарать обидчика, взыскать с него ущерб, в том числе и пресловутый моральный. Тогда как во времена наших предков основной целью обращения к биям было намерение реабилитировать свое доброе имя и репутацию. Потому как для степняка честное имя было дороже всего. 

 

Надо отметить, что основной целью степного правосудия являлось примирение враждующих  сторон. То есть озвучивались решения, как правило, устраивающие обе стороны, а не приговор. При этом решения нередко были нестандартными с точки зрения современной юриспруденции, но понятными народу, созвучными их внутренней ментальности и сознанию. 

 

Почему не оспаривались решения степных судей? Потому что решения принимались с учетом всех особенностей, нюансов дела, максимально справедливо. Вынести несправедливый вердикт для бия означало крах его «карьеры». Потому что уже через сутки, а то и раньше, о его неблаговидном поступке, то есть искаженном или лоббированном решении, узнавала вся округа, и слава «неправильного» бия разносилась по всей степи. Если провести аналогию с современностью, это равносильно лишению лицензии для адвоката или нотариуса. 

 

При этом разрешить спор между двумя мог не только бий. Согласно неписанному закону степи, спорящие могли обратиться за помощью в разрешении спорного дела к любому уважаемому человеку, знающему тонкости степного законодательства, владеющему ораторским мастерством и обладающему безупречной репутацией честного человека. 

 

ЛИТЕР-Неделя: А почему ораторское искусство было обязательным требованием?

 

Ж.И.:  Кто такой оратор? Человек, владеющий искусством публичного выступления, умеющий убеждать, обладающий не только приемами ораторского мастерства, но и психологическим чутьем. 

 

То есть человек красноречивый, справедливый и психологически тонкий. Ведь при вынесении решений нужно было обязательно учитывать не только настоящее, сам факт разрешения спора, но и рассчитывать, как его решение отразится в будущем, во что оно может трансформироваться. 

 

Есть очень интересный пример из жизни великого оратора, златоуста Болтирикшешена, известного своими справедливыми решениями. Как-то между казахами, проживающими по соседству с киргизами, случилась тяжба. Исторические точности неизвестны, но так случилось, что в мирное время казахские джигиты убили киргизского. Следствием этого стала непрекращающаяся тяжба, взаимные обвинения росли как снежный ком, припоминались обиды многолетней и многовековой давности. Уставшие от бесконечного раздора представители двух народов обратились к оратору Болтирикшешену. Выслушав обе стороны, мастер слова спросил у казахов, есть ли у них сын. Получив утвердительный ответ, спросил у киргизов, есть ли у них взрослая дочь. Услышав, что есть девушка на выданье, ответил: «Вот решение вашего спора!» Стороны последовали совету оратора, стали сватами, а значит, породнились. Тяжбе был положен конец.  

 

ЛИТЕР-Неделя: Могут ли эти требования, предъявляемые в прошлом к биям, степным судьям, быть актуальными в современной интерпретации? 

 

Ж.И.:  Безусловно. Считаю, что к таким существующим требованиям, предъявляемым кандидатам в судьи, как достижение 25-летнего возраста, сдача квалификационного экзамена, наличие соответствующего образования и стажа, нужно добавить обязательное тестирование, назовем это условно творческим экзаменом, где бы кандидат на роль вершителя правосудия доказывал знание национальных традиций, а значит, и особенностей менталитета коренного народа, владение ораторским искусством, а значит, и психологическим чутьем. 

 

Очень хорошо, обстоятельно о роли биев, институте биев в целом в своей фундаментальной статье «Записка о судебной реформе. Суд биев в древней народной форме» 28 февраля 1864 года  написал великий мыслитель, историк, философ, этнограф, ученый Шокан Уалиханов. Он провел удачную аналогию между народным признанием силы и авторитета биев и силой таланта гениев музыки, литературы. По его мнению, «значение биев основано на частном авторитете, который приобретают они так же, как в Европе поэты, ученые и адвокаты. Шекспир и Гете признаются всеми великими поэтами, но мнение о гениальности их основано не на декретах правительств, а на формальном выборе народа».

 

Так и слава бия всегда шла впереди него. Один раз потеряв лицо, он уже не мог восстановить репутацию. А это означало социальное одиночество, негласный бойкот, причем на разных уровнях и сферах жизни. Для казаха отторжение общества фактически означало конец, причем весьма бесславный, тень от которого будет падать еще на несколько поколений. То есть бий – это не только почет и подарки, но и большая ответственность, иногда за весь свой род. 

 

Сейчас начало и конец судебного заседания  оглашается специальным молотком. В старину началом разбирательства у бия служили камчи, брошенные с обеих сторон. В конце процесса бий разрезал сплетенные в одну белую и черную нити – ала жіп. Это несло в себе особый смысл, означало, что положен конец распрям, служило своеобразным гарантом исполнения решения. Стоит отметить, что в понятие «ала жіп» казахи вкладывали большой смысл. Одним из обязательных напутствий детям и сейчас является пожелание не переступать его, то есть не брать чужого, не причинять никому вреда  – ала жіпті аттамау.

 

ЛИТЕР-Неделя: Одной из аналогий института биев, существовавшего в степи, сейчас называют медиацию. Что думаете об этом вы?

 

Ж.И.:  Цель медиации – досудебное урегулирование споров и конфликтов. Скажем так: цель благородная, нужная. Одним из показателей здорового общества, эффективной правовой системы является количество обращений в суд, особенно по бытовым, гражданским делам: оскорбления личности, невыплаченные долги, денежные взыскания и иже с ними. Подобные дела основательно загружают суды, ведь для правосудия нет маленьких и больших дел. Все рассматриваются согласно действующей системе, где задействованы десятки людей, служб. А при эффективной, грамотной работе медиаторов такие дела будут решаться до суда за примирением сторон. Во-первых, это не просто разгрузит суды, но и внесет положительный аспект в построение отношений в социуме. 

 

Закон РК «О медиации» принят относительно недавно. Но справедливости ради надо признать, что основа, суть медиации – разрешение конфликтов за примирением сторон – всегда существовала у казахов. Именно в этом заключалась роль биев, это и было фундаментом института биев. Динамичное развитие в XXI веке ценится в глобальном контексте. Чтобы заявить о себе глобально, необходимо считаться с мировыми практиками, в том числе и при подготовке законодательных проектов.  Закон РК «О медиации» назван так потому, что именно этот термин употребляют практически во всем мире. Хотя фактически медиация – это традиционная система решения споров в кочевой цивилизации. Уникальность казахского права состояла в том, что оно, рожденное в рамках кочевой цивилизации, воплотило в себе многие ценностные черты и оптимумы человеческих мечтаний и человечности той эпохи. В этом плане оно по праву может и должно занять достойное место в мире цивилизаций, о котором говорил американский ученый А. Тойнби: «Цивилизация есть замкнутое и локальное состояние общества, отличающееся общностью религиозных, национальных, географических и других  признаков. В зависимости от них выделяют следующие цивилизации: египетскую, китайскую, западную, православную и т.п.».

 

Конечно, процедура досудебного урегулирования конфликтов еще требует совершенствования. Нужно время для формирования правового сознания в обществе. Но считаю, что за медиацией как альтернативным  правосудием – будущее. 

 

ЛИТЕР-Неделя:  Свод законов Великой степи «Жетi жарғы», принятый при Тауке хане, нередко  называют энциклопедическим руководством по изучению жизни, быта, культуры казахов. 

 

Ж.И.: Давайте рассмотрим основные разделы «Жетi жарғы». Для кочевого народа важную роль играло животноводство, а значит, пастбища, водопои. И в корне  многих споров – дау – лежали именно эти вопросы. Поэтому один из главных разделов – это жердауы, закон о земле. В нем обговаривались решения споров о пастбищах и водопоях. Также в своде были разделы, регламентирующие семейно-брачные отношения, с указанием прав, обязанностей, в том числе имущественных. 

 

Существовали разделы о воинской повинности, о судебном процессе, обговаривающие порядок разбирательства, закон о наказаниях за разные преступления, вроде Уголовного кодекса, также действовали закон о выплате куна (компенсации за тяжкие преступления) и знаменитый закон о вдовах – жесирдауы, где регламентировались права сирот и вдов. 

 

Помимо «Жетi жарғы», существовали кодекс Касымхана, «Қасымханның қасқа жолы» («Праведный путь Касымхана»), и  трактат «Есім ханның ескі жолы» («Есима исконный путь»).

 

В рамках одного интервью невозможно охватить все стороны правовой судебной системы, существовавшей в степи. Я скажу главное: для построения успешного, динамичного и в то же время несинтетического, искусственного общества необходимо не просто не забывать, а чтить и по возможности соблюдать традиции, дошедшие из глубины веков. Вспомните, выдающиеся личности разных народов и времен, которые  вели свой народ вперед, то есть к свету, к развитию, всегда пропагандировали  уважение и почитание традиций, говорили и призывали знать и помнить свои  корни, историю.  

 

Подобной политики придерживается и наш Глава государства: «Нам следует оберегать нашу национальную культуру и традиции во всем их многообразии и величии, собирать по крупицам наше культурное достояние».  

 

Поэтому очень важно гармонично сочетать, как говорится, взбалтывать не смешивая традиции и современность.