Главная  /  Интервью  /  Запасы «дешевого» топлива в Казахстане истощаются

Запасы «дешевого» топлива в Казахстане истощаются

Рус­лан Ескендир
750
Запасы «дешевого» топлива в Казахстане истощаются
Мы все ближе и ближе подходим к той точке – начало апреля – когда прежние запасы «дешевых» ГСМ неизбежно подойдут к концу.

Дирек­то­р Агент­ства ­по иссле­до­ва­нию рен­та­бель­но­сти инве­сти­ций (­АИРИ) Ерла­н Хасен­бе­ко­в

 

Мы все ближе и ближе подходим к той точке – начало апреля – когда прежние запасы «дешевых» ГСМ неизбежно подойдут к концу. Дальше нам придется заправлять автомобили новым топливом, которое по сложившимся рыночным условиям остаться в прежних ценовых предел

 

Кор­рек­ти­ров­ка ­курса ­тенге ­в пол­ной ­мере ­еще ­пока ­не отра­зи­лась ­на цено­вом пред­ло­же­нии ­ряда това­ров ­и ­услуг. Одна­ко ситуа­ция на ­рынке ­в ско­ром вре­ме­ни дол­жна зако­но­мер­но изме­нить­ся. ­В част­но­сти запа­сы бен­зи­на и дизель­но­го топли­ва ­по ста­рой ­цене ­на оте­че­ствен­ных неф­те­ба­зах ­уже ­на исхо­де. ­И впол­не реаль­но, ­что ­уже ­в тече­ние нес­коль­ких ­дней ­нас ожи­да­ют ­новые ­цены ­на авто­за­прав­ках. ­О ­том, ­чего ­ждать ­на ­рынке ­ГСМ, «ЛИТЕР-Не­де­ля» поин­те­ре­со­ва­лась ­у дирек­то­ра Агент­ства ­по иссле­до­ва­нию рен­та­бель­но­сти инве­сти­ций (­АИРИ) Ерла­на Хасен­бе­ко­ва. 

 

ЛИТЕР-Не­де­ля: Смо­жет ­ли ­цена ­на топли­во ­в Казах­ста­не остать­ся ­на преж­нем уров­не, ­или ­как ­скоро ­будут изме­не­ния ­в ­ценах ­ГСМ ­на авто­за­прав­ках? 

 

Е.Х.: Мы все ближе и ближе подходим к той точке – начало апреля – когда прежние запасы «дешевых» ГСМ неизбежно подойдут к концу. Дальше нам придется заправлять автомобили новым топливом, которое по сложившимся рыночным условиям остаться в прежних ценовых пределах не сможет…

 

ЛИТЕР-Не­де­ля: ­На ­чем, ­по ваше­му мне­нию, боль­ше ­всего отра­зит­ся кор­рек­ти­ров­ка ­курса ­тенге? 

 

Е.Х.: Ситуацию в отечественной экономике мы вынуждены рассматривать сейчас как два разных периода – «до 11 февраля» и «после 11 февраля». Уже больше месяца огромными усилиями административного ресурса ценам на прилавках не дают расти, но положение на многих товарных рынках Казахстана существенно осложнилось. Более всего корректировка курса тенге, видимо, отразится на отечественном рынке нефтепродуктов. Учитывая так называемый социальный фактор, регулятор стремится не допустить соответствующую коррекцию предельных розничных цен на основные моторные топлива – бензин и дизель. Но и простора для маневра у него остается немного…

 

На момент девальвации на 12 февраля страна располагала примерно следующими запасами топлива: АИ-92 – 244 тысячи тонн, АИ-80 – 86 тысяч тонн, дизельное топливо – порядка 300 тыс. тонн. По словам министра нефти и газа, этих запасов Казахстану должно хватить приблизительно на полтора месяца – до начала апреля. Дальше, по логике, мы столкнемся с дефицитом. Причина в том, что значительная часть светлых нефтепродуктов импортируется в Казахстан из России, и при текущих сдерживаемых у нас ценах поставщики просто не имеют стимула продолжать завозить бензин.

 

ЛИТЕР-Не­де­ля: ­В ­таком слу­чае ­какие ­цены ­на топли­во, ­по ­вашим прог­но­зам, ­будут ­нас ожи­дать?

 

Е.Х.: Если сопоставлять ценовые предложения, существовавшие на середину февраля в Казахстане и России, то по нашим прогнозам самый ходовой тип бензина АИ-92 должен подорожать до 140 тенге за литр. АИ-95 и АИ-98 взлетят выше 200 тенге за литр. Но это наши сугубо математические расчеты, диктуемые сложившимися рыночными условиями. Так сказать, если хотим поить своих «железных коней» и дальше – будем вынуждены с этим согласиться. 

 

ЛИТЕР-Не­де­ля: Спо­соб­ны ­ли оте­че­ствен­ные про­из­во­ди­те­ли топли­ва покры­вать дефи­цит ­на казах­стан­ском ­рынке? 

 

Е.Х.: Несмотря на наличие собственных трех нефтеперерабатывающих заводов, Казахстан пока не в состоянии обеспечить себя в достатке бензином собственного производства и должен закупать значительные объемы из России. Основная проблема в том, что при своей нынешней конфигурации действующие в стране НПЗ не способны закрыть потребности в нефтепродуктах. Недостаток мощностей, а также невысокая глубина переработки отечественных отраслевых предприятий – главные причины. Если у нас последний показатель по НПЗ едва превышает в среднем 70 процентов, то в ведущих экономиках он составляет не менее 85–90 процентов.

 

Как следствие, вплоть до завершения модернизации трех действующих НПЗ в 2016 году (их мощности увеличатся с 14,5 млн до 19 млн тонн) Казахстан будет вынужден закрывать дефицит светлых моторных топлив за счет поставок из России. Например, в расчете на текущий год потребности отечественного рынка в нефтепродуктах нашего партнера по Таможенному союзу оцениваются в 1,5 млн тонн. А это означает, что при определении сбалансированной стоимости на нефтепродукты мы обязательно должны учитывать значительную ценовую разницу с российским рынком, которая в долларовом выражении после девальвации серьезно увеличилась не в пользу Казахстана.

 

ЛИТЕР-Не­де­ля.: Суще­ству­ют ­ли про­бле­мы ­или слож­но­сти ­с постав­ка­ми ­сырья ­на неф­те­пе­ре­ра­ба­ты­ваю­щие заво­ды Казах­ста­на? 

 

Е.Х.: Да, нам эту проблему приходится особо учитывать. В сложившейся конфигурации мировых цен на углеводороды, налогово-таможенного режима в нефтяной отрасли РК и формируемой на основе нерыночных механизмов стоимости нефтепродуктов внутри страны обеспечение внутреннего рынка нефтью экономически невыгодно для недропользователей. Фискальные меры поддержки (пониженная ставка на НДПИ при поставках на внутренний рынок, действующие пошлина и рентный налог на экспорт сырой нефти) являются недостаточно эффективными. При текущей схеме поставки сырья на отечественные НПЗ осуществляются в рамках ежегодных обязательств недропользователей, утверждаемых Миннефтегаза РК. И по ценам, значительно ниже мировых котировок на сырую нефть. Поэтому недропользователи предпочитают продавать нефть за границу. В АИРИ даже примерно посчитали – как существующий механизм ценообразования влияет на их бизнес. В частности, при мировой стоимости нефти 100–110 долларов за баррель расчеты нефтетрейдеров говорят о потерях в 140 долларов за тонну, а по расчетам АИРИ и того больше – потери до 200 долларов за тонну. 

 

Как известно, основной объем поставок ГСМ на внутренний рынок обеспечивается у нас путем директивного давления на отечественных недропользователей в ущерб их экспортным возможностям. А упущенная экспортная маржа делает обеспечение внутреннего рынка нефтью еще более невыгодным предприятием.

 

Таким образом, мы все ближе и ближе подходим к той точке – начало апреля, – когда прежние запасы «дешевых» ГСМ неизбежно подойдут к концу. Дальше нам придется заправлять автомобили новым топливом, который по сложившимся рыночным условиям остаться в прежних ценовых пределах не сможет. Либо государство должно будет заставить компании отдавать нефть на переработку на НПЗ по бросовым ценам (первый кандидат на это нацкомпания «Казмунайгаз», но она листингуется в Лондоне!), либо изыскивать средства в госбюджете для компенсации потерь производителям горючего (некий подобный опыт уже был у Миннефтегаза, но на очень короткий период). Очевидно, что оба пути являются нерыночными, а потому не могут серьезно рассматриваться на долгосрочную перспективу.

Из-за вышеописанных противоречий уже в ближайшие недели Казахстан вполне может столкнуться с возникновением дефицита горючего. Наверное, излишне говорить, что это приведет к очень болезненным последствиям, как для всей экономики страны, так и для населения. А здесь еще подоспевает и очередной сезон увеличения спроса на период весенней посевной. 

 

ЛИТЕР-Не­де­ля: ­А ­есть ­ли объяс­не­ния ­такой неста­биль­ной ситуа­ции ­с цена­ми ­на топли­во ­в Казах­ста­не?

 

Е.Х.: На данный момент действующая директивная система предельных розничных цен, как показывает практика, не работает эффективно и во многом является одной из основных причин регулярно возникающей нестабильности на отечественном рынке ГСМ. В результате требуется введение более гибких, «приближенных» к рынку административных механизмов ценообразования на нефтепродукты внутри страны, которые могли бы сдерживать в том числе и внешние шоки.

 

Таким образом, самым неизбежным и в то же время логическим путем сейчас видится создание условий, когда производителям и импортерам будет интересно предлагать на рынке горючее. То есть когда регулятор откажется от жесткого административного регулирования цен на автозаправках или, по крайней мере, установит их более рыночные уровни. 

 

Безусловно, такой шаг вследствие его огромного влияния на многие аспекты экономики должен быть сделан продуманно, аккуратно, понятно. Не повторяя ошибки шоковой корректировки курса тенге 11 февраля. В этом отношении действия и риторика профильных министров, которые активно обсуждают проблемы в общественном поле, внушают надежды на то, что выход из проблемной ситуации будет найден.

 

 

Рус­лан ­ЕСКЕНДИР, Алма­ты