Главная  /  Интервью  /  Аружан и ее команда

Аружан и ее команда

Оксана Лысенко
1821
Аружан и ее команда
Не критикуют тех, кто ничего не делает.

Холдинг «Нұр-Медиа» продолжает проект «Благотворители», посвященный 20-летию партии «Нұр Отан». На этот раз мы познакомим вас с широко известным уже не только в Казахстане, но и далеко за его пределами благотворительным фондом «ДОМ».

 

В 2006 году в Казахстане родилась новая общественная организация. Ее создатели – несколько казахстанцев – объединились, чтобы вместе делать доброе дело, выйдя за рамки онлайн-рассуждений. Они не планировали официально регистрировать свое детище и не собирались привлекать к своей идее кого-то еще. Но обстоятельства сложились иначе.

 

Сегодня благотворительный фонд «Добровольное общество милосердия» (или просто «ДОМ») – это огромное количество людей, готовых прийти на помощь, проекты, реально меняющие жизнь казахстанцев к лучшему, и самое главное – это тысячи спасенных детей. О том, как все начиналось, что подвигло небольшую группу людей взяться за дело, которое буквально перевернуло судьбы сотни тысяч граждан, наш разговор с директором благотворительного фонда «ДОМ» Аружан Саин.

 

– Аружан, расскажите об истории создания фонда, с чего все начиналось?

 

– Идеи создавать фонд или чтото подобное никогда не было. Мы, обычные люди разных профессий, просто общались на когда-то популярном интернет-форуме «Центр Тяжести».

 

Обсуждались самые разные темы, но чаще всего говорили о благотворительности. В какой-то момент мы просто объединились и вышли за рамки онлайн-площадки. Среди нас были те, кто уже помогал, и те, кто хотел это делать. Начали с детских домов. У меня был опыт общения с воспитанниками госучреждений с 1993 года: еще, будучи студенткой, я работала пионервожатой, но и после так или иначе не теряла контактов с детскими домами. А потом произошел случай, который очень серьезно повлиял на дальнейшую судьбу нашего волонтерского движения.

 

Один ребенок из областного детского дома попал в НИИ педиатрии и детской хирургии с подозрением на заболевание крови. У него в итоге не подтвердился диагноз. Но пока шло обследование, мы познакомились с детьми, которые проходили лечение в онкогематологическом отделении. Если честно, это был шок.

 

Одной из основных проблем для таких детей была нехватка донорской крови. Им постоянно нужны переливания, а крови не было. Тогда мы с коллегами-телевизионщиками сами бесплатно сделали ролик, в котором снялась девочка Лена Четверякова. Она лежала в этом отделении вместе с мамой Галиной. Ролик вышел в эфир в ноябре 2005 года. Леночка оказалась потрясающей артисткой – она замечательно сыграла свою роль!

 

И это несмотря на то, что ей было невероятно тяжело, ведь она проходила химиотерапию. За время съемок мы успели привязаться к девочке, она стала нам родным человечком. Но так получилось, что спасти ее не удалось. 12 января 2006 года Лены не стало. На ее похоронах ко мне подошла мама мальчика Вовы, который тоже страдал тяжелым заболеванием крови. У него было уже три рецидива лейкоза и срочно требовалась трансплантация костного мозга, только она могла спасти мальчишку.

 

В Казахстане таких операций тогда не делалось. Самая низкая цена была в Минске – 85 тысяч долларов. Это огромная сумма для 2006 года, которой не было ни у родителей мальчишки, ни у нас. И тогда мы впервые через интернет обратились за помощью к казахстанцам. Я написала письмо, где мне пришлось написать – кто я и с чем я.

 

На ЦТ я была под ником. Но в том письме наряду со всеми данными родителей мальчика я оставила номер своего сотового, потому что иначе большинство людей не поверили бы в истинность рассказа. В итоге мой телефон несколько месяцев вообще не замолкал. Люди приезжали в больницу и привозили деньги, перечисляли на карточку. Я даже не могла ответить на все звонки – пока я с кем-то разговаривала, другие не могли пробиться.

 

Тогда я попросила о помощи Галю, маму Леночки. С тех пор, с февраля 2006 года Галя каждое утро приезжает сюда с Иссыка, а вечером уезжает. Но тогда, когда она начинала, еще не было фонда. Его пришлось создать, когда на нас вышли сразу три компании, каждая из которых была готова оказать помощь в размере 25 тысяч долларов.

 

Это была практически вся сумма, необходимая для операции. Но они не могли перечислить эти деньги физлицу на карточку. 12 апреля 2006 года мы зарегистрировали фонд. В него вошли те же ЦТ-шники и Галя. В итоге тогда мы собрали средства на лечение сразу троих детей. Вову, к сожалению, спасти не удалось. Уже в Белоруссии у него случилось еще два рецидива, он умер. А две девочки, которые благодаря собранным средствам получили необходимое лечение, уже большие. Бывает, они пишут мне на соцстраничках. Это очень приятно.

 

– То есть создание фонда было мерой вынужденной, но своевременной?

 

– Это так. Выяснилось, что в стране очень много детей, которым нужна помощь. Самым массовым диагнозом на тот момент был врожденный порок сердца. Мы отправляли с этим диагнозом в Россию, Украину, Турцию. С тех пор ситуация сильно изменилась. У нас открылся Национальный научный центр кардиохирургии, которым руководит Юрий Пя, а детским отделением руководит Дмитрий Горбунов. В Алматы в перинатальном центре оперирует новорожденных кардиохирург Кайрат Куатбеков. Появилась детская кардиохирургия в регионах. С этим диагнозом к нам уже не приходят.

 

Мы хотим достичь такого же результата со всеми болезнями, с которыми к нам обращаются. Пока же у нас, к сожалению, даже такая элементарная вещь, как реабилитация детей с ДЦП, не решена. Это не сложные задачи, но над ними нужно работать. Нам хотелось бы, чтобы на это были направлены все силы государства и наши налоги тратились на расширение медицинских возможностей. Завтра эти вложения окупятся – уже медицина будет тащить нашу экономику вперед.

 

– А в проекте «Казахстан без сирот» уже удалось хотя бы приблизиться к его главной цели?

 

– С 2010 года работа в этом направлении стала понемногу приносить результаты. У нас появился открытый банк данных детей, оставшихся без попечения родителей, как это давно было в большинстве развитых стран и даже у наших ближайших соседей. Это очень серьезно облегчило дальнейшую работу. Постепенно стали устраняться законодательные барьеры, которых было на самом деле очень много и они сильно препятствовали встрече детей с их потенциальными родителями.

 

– Аружан, расскажите, каким вы видите путь решения судеб детей из детских домов?

 

– Когда был основан «ДОМ», в системе было порядка 19 800 детей, сегодня их 5 тысяч. Но, к сожалению, должна заметить, система попрежнему сопротивляется. И это вполне объяснимо. Детские дома финансируются за счет бюджета. И чем больше там детей, тем больше денег выделяется. А если детский дом прекращает существование, то закрывается и кормушка. Люди очень циничны, ставя свои меркантильные интересы выше судеб детей. Они до сих пор пытаются противодействовать тому, чтобы право каждого ребенка воспитываться в семье было реализовано.

 

Мы же предлагаем пойти по пути, который апробирован уже во многих странах. На смену детским домам должны прийти профессиональные фостерные семьи, как во всем цивилизованном мире. Если ребенок остается по разным причинам без попечения родителей, он должен попадать не в детский дом, не в казенные стены, а в профессиональную семью, где специально обученные педагогике, медицине, психологии люди могут оказать всю помощь в этой самой стрессовой ситуации, которая могла только случиться. И ребенок там находится недолгое время, пока допустим, мы помогаем биологической семье справиться с трудной ситуацией, либо пока не найдется приемная семья, которая возьмет ребенка к себе под усыновление на опеку или патронат уже на постоянной основе.

 

Все очень просто, все уже в мире работает, нам осталось лишь перенять этот опыт. Я очень рада, что на недавно состоявшемся Гражданском форуме Глава государства в очередной раз озвучил идею, что в Казахстане не должно быть детских домов. Я надеюсь, этот очередной месседж поможет нам дожать эту ситуацию.

 

– В настоящее время у фонда три проекта – «Казахстан без сирот», «Подари детям жизнь», «Аутизм победим!». Есть сложности с финансированием?

 

– Вся работа, конечно, строится исключительно на пожертвованиях. Наш фонд – это общественная организация. И помощь, которая оказывается во всех наших проектах – это помощь граждан, которые разделяют наши цели. Мы хотим, чтобы в стране все было справедливо. Если есть, допустим, ребенок-аутист, значит, у него должны быть все возможности с учетом его особенностей. Если есть такие болезни, значит должны быть методы их излечения.

 

Если ребенок волею судьбы остается без родителей и близких, значит, у него должен быть шанс воспитываться в любящей, пусть и приемной семье. Наши цели совпадают с целями всех казахстанцев, поэтому мы держимся, и с каждым годом помощь растет. Кроме того, у нас выстраивается огромная работа по прозрачности фонда. В частности, на нашем сайте detdom.kz раз в 10 дней выкладываются отчеты, сколько денег пришло, куда они направлены. Вот уже шесть лет быть прозрачными нам помогает крупнейшая аудиторская компания в мире. Их отчеты тоже публикуются на нашем сайте. Для бизнеса это очень важно. Это большой аргумент для того, чтобы с нами работали крупные компании.

 

– Аружан, вы человек публичный, возможно, поэтому на вас частенько обрушивается шквал критики. Как вы относитесь к этому, и что вам дает силы продолжать свое дело?

 

– Критика всегда будет, особенно в отношении человека, который чтото делает. Критика – это нормально, и когда она конструктивная – это очень помогает выстроить процессы работы, учитывая замечания, стать более эффективными. Людям вообще присуще осуждать друг друга. Невозможно всем нравиться. А у меня и нет такой задачи. Я хочу жить в Казахстане, чтобы здесь жили мои дети. Я хочу, чтобы здесь была медицина такого уровня, когда нам не страшно попасть в больницу.

 

Я хочу, чтобы у нас не было сирот и не было криминала. Чтобы у детей были все возможности развиваться, становиться теми, кем они хотят, и тащить страну вперед. Но чтобы достичь всего этого, мало просто сидеть на диване и писать критику в адрес правительства, чиновников. Нужно встать и начать действовать. Я не заинтересована в сильно больших материальных благах. Я считаю, что человеку достаточно иметь здоровое питание, качественную одежду, возможность путешествовать, развивать своих детей. Для того чтобы быть счастливым, не обязательно иметь последнюю модель телефона. Критику, которая не несет никакую пользу, можно просто не замечать.

 

– Кто вас поддерживает?

 

– Работу, которую делает наш фонд, в одиночку не осилит никто. За любым делом стоит команда. И если быть откровенной, мне очень не нравится и стыдно читать письма благодарности, где пишут «Спасибо Аружан, вы молодец…». У нас только в офисе фонда работает 11 человек! А в центре «Аутизм победим!» сколько людей! А сколько у нас волонтеров, которые просто помогают. Это не честно, когда слова благодарности звучат в мой адрес. За работой стоит труд огромного количества людей, более того это заслуга каждого казахстанца, кто жертвует свои деньги. Очередной документальный телевизионный фильм «Дом» проекта «Благотворители» смотрите 2 февраля, в 19.40 ч. в эфире телеканала «Астана».

 

Беседовала Оксана ЛЫСЕНКО, Алматы Фото Павла МИХЕЕВА

Смотрите также: