Главная  /  Интервью  /  Славный полет «Буревестника»

Славный полет «Буревестника»

Алим Анапьянов
1514
Славный полет «Буревестника»
ЛИТЕР представляет интервью ветерана казахстанского волейбола и игрока самой успешной алматинской команды.

Казахстанский волейбол имеет славные традиции, уходящие корнями в 60-е и 70-е годы 20 века. История волейбольной команды «Буревестник» из Алма-Аты не имеет сослагательного наклонения. Клуб становился чемпионом СССР, дважды выигрывал Кубок европейских чемпионов.


Этот материал посвящен тем казахстанским спортсменам, которые первыми принесли авторитет республике в игровых видах спорта. И среди них был Валерий Вадимович Кассин, живущий ныне в Алматы. Он и рассказывает о становлении команды, о своих наставниках и партнерах, с кем ковал авторитет казахстанского спорта.


– Валерий Вадимович, с чего начинался ваш волейбол?


– Я сам родом из соседнего Кыргызстана. До приезда в Алма-Ату жил в городе Фрунзе. Увлекся волейболом. Наша школьная команда стала чемпионом города. И меня призвали под знамена сборной республики. Два года подряд я участвовал в спартакиаде школьников. Сначала в Риге (1957 г.), а потом в Тбилиси (1958 г.). Именно там меня приметили тренеры сборной Казахстана. Ко мне после игры, а мы выиграли у сборной Казахской ССР со счетом – 3:2, подошел  Борис Николаевич Дмитриев. Он сразу сказал: «Переезжай к нам, с институтом тебе поможем. Будешь выступать в нашей команде». Во Фрунзе не было физкультурного института, поэтому он попал в точку. Я был не против того, чтобы получить именно физкультурное образование.


Нашу беседу с Дмитриевым, видимо, увидел тренер кыргызстанцев. В тот же день он меня спросил: «О чем говорили?» Я и рассказал про приглашение. Наставник сразу: «Зачем тебе это надо? Дома все равно лучше». По приезде во Фрунзе рассказал наш разговор с Дмитриевым матери. Она тоже в слезы. Но я уже был не мальчик. И после спартакиады народов СССР, которая состоялась в Москве в 1959-м году, отправился в Алма-Ату. Приехал к Борису Дмитриеву. Он даже обрадовался.


– У нас как раз чемпионат города идет. Будешь выступать за наш институт, – заявил он тут же. И даже форму из шкафа достал. И я отыграл против самой сильной команды города «Буревестник». Тогда и не знал, что через год буду выступать в ее составе в высшей лиге советского волейбола. Опять же, как год назад в Тбилиси, подходит ко мне после матча Октябрь Жарылкапов и говорит:
– Ты откуда такой взялся?
Отвечаю: –Из Киргизии.
– Если хочешь играть на высоком уровне, приходи к нам на тренировку…

Я к Борису Николаевичу Дмитриеву. Так и так, мол. Приглашают в «Буревестник». Он мне: «Пожелаю только удачи».
Я даже удивился. Не стал отговаривать. Видимо, увидел перспективу. Позже я узнал, что первым тренером студенческой команды был именно он. Затем бразды правления передал Октябрю Жарылкапову. Так я оказался в «Буревестнике».


Первый успех


– Через год вы в составе «Буревестника» стартовали в высшей лиге. Что этому предшествовало?


– В огромной нашей стране были волейбольные зоны. Казахстан играл в зоне Средней Азии. И всякий раз наша команда неизменно становилась победителем. После окончания зональных состязаний федерация волейбола СССР объявила о расширении высшей лиги с 12 команд до 16-ти. Победители своих зон собрались в Туле, а это шесть команд. Среди них хозяева: «Калев» (Таллин), «Локомотив» (Москва), «Буревестник» (Алма-Ата) и другие. Необходимо было попасть в четверку сильнейших. И мы эту задачу выполнили.

16 команд высшей лиги поделили на две подгруппы. По четыре лучших коллектива выходили во вторую стадию соревнований, чтобы побороться за медали. А другая восьмерка команд билась за выживание. Нас, надо отметить, из-за отдаленности, сразу поставили в неравное положение с другими клубами. Все игры были на выезде. Не забыть первое турне по восьми городам Союза. Все матчи мы проиграли. Первое поражение потерпели от ведущего клуба СССР – ЦСКА, где были сосредоточены все основные игроки сборной страны. Затем уступили столичному «Локомотиву», ленинградскому и рижскому СКА, «Калеву» из Таллина, студенческим командам из Одессы и Харькова. Но зато на втором этапе одержали три победы. Нами были повержены «Буревестник» (Харьков) – 3:1, СКИФ (Баку) – 3:2, и вышеуказанный «Калев» – 3:0. В итоге мы заняли 13-е место и сохранили прописку в высшей лиге советского волейбола.


В то время действовало положение федерации о присвоении мастеров спорта СССР игрокам. Для этого необходимо было попасть в первую шестерку команд. Мы под эту статью не подходили. И второе, нужно было набрать четыре очка в играх с командами, где весь состав представляют мастера спорта СССР. Мы набрали по этому показателю два очка. И наш наставник Октябрь Жарылкапов загорелся идеей провести дополнительный «мастерский» турнир в Алма-Ате. Даже пошел на то, что пригласил на эти состязания команды за счет республики. И к нам пожаловали студенческие команды Тбилиси, Москвы, «Локомотив» (Киев) и «Локомотив» (Москва).

Кроме них были допущены к состязаниям местные АДК и «Локомотив». Вместо двух очков мы набираем на домашних всесоюзных состязаниях три балла и вся команда получает звания мастеров спорта. Их удостоились Зангар Джаркешев, Жанбек Сауранбаев, Еркин Акунов, Марат Маденов, Евгений Пресянков, Владимир Дьяков, Жумаш Махмудов, Леонид Щербаков и я. Надо отметить, что это был большой успех. Ведь в Казахстане среди командных коллективов не было тогда мастеров спорта СССР. И первыми дорогу проторили именно волейболисты.


– А почему нет в этом списке самого Октября Жарылкапова?


– Он получил это звание годом раньше. Было положение, что если спорт-
смен той или иной команды попадает в число 24-х лучших игроков Союза, то ему автоматически присваивается звание «мастер спорта СССР». Несмотря на то, что Октябрь играл в классе «Б», он был на виду и попал в 1960-м году в список лучших спортсменов-волейболистов Советского Союза.


Фанатизм Октября


– Что вы можете сказать про своего наставника?


– Только хорошее. Он был предан волейболу, как никто другой. Более фанатичного наставника в жизни мне не удалось встретить. Есть такое выражение – «гореть на работе». Именно оно относится и к Октябрю. Он все время был в движении, думал только о волейболе. И мы ему обязаны многим. Мог пробить сборы, выбить квартиру своему товарищу, накормить его. И даже при том, что команда «Буревестник» на первых порах еле-еле оставалась в когорте сильнейших, его авторитет наставника от этого не становился меньше. Наоборот, его знали и уважали люди всех рангов. Вот такой пример. Я приехал в Алма-Ату и жил на квартире. После тренировок в зале партшколы мы возвращались всегда домой одним путем. Сначала по проспекту Абая до проспекта Коммунистический (ныне – Абылай хана). Потом вниз до Октябрьской. Вот, пока мы идем, его человек десять останавливают. Такая популярность наставника всегда шла на пользу команде. Он решал многие вопросы команды. Даже поговаривали, что он вхож в кабинеты высоких начальников. Кстати, зарубежные командировки пробивал сам Жарылкапов. Во Вьетнаме были, в Африке…


Когда мы останавливались у его дома, он обязательно уговаривал меня зайти к нему и поужинать. Первым делом он просил мать налить нам айран. «После тренировок, – говорил Октябрь, – этот чудный напиток хорошо восстанавливает организм». Потом мы садились ужинать. А когда он получил новую квартиру, то старую передал клубу. Мы там потом с Жанбеком Сауранбаевым жили.


– А, правда ли, что Октябрь ходил по школам и институтам и набирал в секцию волейбола высокорослых ребят?


– Возможно. Но все лучшие волейболисты республики были на виду, потому что проходили турниры, чемпионаты и другие состязания. Октябрь знал всех, кто мало-мальски представлял интерес для ведущей команды Казахстана. И приглашал только тех, кто был уже зрелым мастером. Так появились в команде Валерий Кравченко, Николай Гончаров. Да, чуть не забыл, Еркин Акунов, мой земляк, тоже приехал по его приглашению. Октябрь у меня совета попросил: брать или не брать. Игра Еркина в атаке была искрометной, мощной, поэтому я сказал: «Не подведет. Он и человек хороший».


– Как тренер Октябрь был хорошим тактиком?


– Не скажу, что Октябрь был величайшим тактиком-стратегом. В то время волейбол был не таким, как современный. Выступали два распасовщика, в нашей команде этими функциями занимались я и Жан Сауранбаев, и четыре нападающих. Да, росточком все были практически равны. У меня он составлял 180 см. Это сегодня одни «гуливеры» играют. Недавно смотрел игру сборной России. Так у них самый маленький игрок имеет рост 202 см. Представляете, как выросли волейболисты.


– Вы поиграли и при Зангаре Джаркешеве. Что можете сказать о нем?


– Это профессионал с большой буквы, как и Октябрь. Но они разные по характеру. Зангар – более творческий, что ли. Он много читал спортивной литературы, искал и внедрял в игру тактические новшества. Но их объединяло одно – любовь к волейболу.


Партнер – значит друг


– А в вашей команде самым высоким кто был?


– Валерий Кравченко. Его рост составлял 197 см. Да и в сборной СССР, мне кажется, он был самым высоким игроком.


– Когда впервые вы его увидели?


– Он приехал в Казахстан из Таджикистана. Играл за АДК. Потом только перешел в «Буревестник». А впервые мы с ним на одной площадке сыграли в составе сборной Казахстана на спартакиаде народов СССР в 1963 году. И, знаете, сразу нашли взаимопонимание в своих действиях. Есть такое понятие, как «совместимость». Я вот отмечу двух нападающих, с кем мне было комфортно играть. Первый, это Зангар Джаркешев. Мы с ним до автоматизма отработали свои комбинации. Он любил, чтобы мяч я поднимал ближе к сетке. И атаки у него получались на заглядение. Ведь Зангар имел еще и хорошую прыгучесть. Валерий Кравченко просил меня, чтобы я делал ему подачу повыше и подальше от сетки примерно на 70 сантиметров. Пару раз проверили на деле и пошло-поехало. Не скажу, что с другими атакующими волейболистами у меня ничего не получалось. Но вот с Зангаром и Валерием у нас было хорошее взаимодействие на площадке.


– Когда Валерий Кравченко и Олег Андропов вернулись чемпионами с олимпийских игр, как вы их поздравляли?


– Их чествовали в клубе. Когда они появились на тренировке, все захлопали. Кравченко был скрытным человеком. Он практически ни с кем не общался. Но надо отметить его преданность клубу. У него были предложения даже от столичных команд. Но он остался верен «Буревестнику». А вот Олег повел меня к себе домой. Он на Ташкентской тогда жил. Показал мне «золотой мяч», который привез из Мексики, сомбреро. Мы с ним кофейку попили, блины поели его собственного приготовления. Позже он переехал в Ригу. Какое-то время выступал за рижский «Радиотехник», который в ту пору возглавлял наш казахстанский специалист Геннадий Паршин. Кстати, именно он воспитал Олега Андропова.


– Выше вы сказали, что жили в одной квартире с Жанбеком Сауранбаевым? Охарактеризуйте его.


– Это была неординарная личность. Жан по натуре – лидер. Умел сплачивать коллектив. Мы с ним прожили более пяти лет в одной квартире. Можно сказать, стали братьями. Из одного котла ели. Потом он женился и у него родился в той квартире сын Олег. Позже я получил квартиру, в которой жил  Геннадий Гончаров. Он тоже расширился… Со всеми был в хороших отношениях. Мы, игроки того времени, честно признаться, были неисправимыми энтузиастами. Всегда верили, что «Буревестник» обязательно взлетит выше всех. И это случилось. Пусть некоторых из нас уже не было в составе, но стартовую площадку для этого подготовили мы вместе со старшим поколением. Когда я пришел в команду, ее покинуло несколько человек. В том числе и Лев Демьянский, который майку с номером «семь» передал мне. Никогда не забуду его слов: «Давай, дерзай. Надеюсь, не подведешь!»


– А кто сегодня из того «мастерского» состава здравствует?


– Только Леонид Щербаков. Он в Белгороде живет. Ну, и я…


- Вам было всего 27, когда завершили спортивную карьеру. Были на это веские причины?


– На сборах в Сухуми меня парализовало. Пришлось долго лечиться. Врачи запретили давать организму физичес-
кие нагрузки. И я закончил выступление. Правда, спасибо Октябрю Жарылкапову, который взял меня на Кубу. Это были мои последние соревнования в составе «Буревестника». Жаль, что не смог помочь команде, когда они выиграли чемпионат Союза. Видимо, не судьба. Но мы радовались этой победе не меньше, чем действующие игроки.

 


фото автора и из личного архива Валерия Кассина,
Алматы