Главная  /  Интервью  /  Почему казахстанские картины стали снова пропадать на полках

Почему казахстанские картины стали снова пропадать на полках

Константин Козлов
4071
Почему казахстанские картины стали снова пропадать на полках
Ушедший киногод был богат на успехи. Вместе с тем по тем или иным причинам очень много картин вовсе не дождались кинопроката в стране.

Ушедший киногод был богат на успехи. Вместе с тем по тем или иным причинам очень много картин вовсе не дождались кинопроката в стране.

Почему сложилась такая ситуация, что в Казахстане появляется все больше полочных фильмов? Почему за прокат отечественных картин приходится биться не на жизнь, а на смерть? Об этом и многом
другом мы говорим с одним из организаторов «Марафона казахского кино», известным кинокритиком Гульнарой Абикеевой.
– Гульнара Ойратовна, одной из главных целей «Киномарафона» вы провозгласили то, чтобы казахстанское кино дошло наконец до зрителя. Как так получилось, что из 20 фильмов, вышедших в 2014 году, на экраны пробилось лишь 5–7?
– Ну все-таки не 5–7, а несколько больше. Но вы правы: почти половина фильмов, если не больше, если и показывалась публике, то один-два-три раза. На слуху у публики действительно 5–7 картин. Продвижение кинопродукции в прокат – это отдельная большая проблема. Это достаточно большая статья расходов. Надо уметь делать пиар-кампанию, выстраивать грамотную пиар-политику и печатать дополнительные копии, DCP. Это тоже стоит денег. Но самое главное – это, конечно, реклама на радио и на ТВ. Все это большие деньги. У «творца» порой денег может едва хватить только на то, чтобы снять фильм. А продвигать – не каждый может себе позволить эту роскошь.
Поэтому первый вопрос – деньги. Второй – когда прокатчики могут отказать, мотивируя тем, что фильм «не пойдет». Неформат. Я лично была свидетелем такой картины на фильме «Джокер», где сидели мы с мужем и еще пара. Вторая пара с фильма ушла. Или, например, картина «Курке» – это казахскоязычная комедия с элементами артхауса. Это проект, снятый на маленькой студии, и шансов на полноценный прокат у нее вообще нет. Или «Семь нот моего детства» – ее сняли на маленькие деньги и не предполагали, что на прокат требуются большие средства. Таких примеров очень много. Нет законодательной поддержки проката отечественных фильмов. А лозунг «Поддержим отечественного производителя» в данном случае не работает. Прокат казахстанского кино идет, скорее всего, вопреки системе, а она ориентирована на прокат американских, европейских и российских фильмов. Мне больно видеть, как каждый раз прокатчики буквально бьются за свои фильмы. Хорошо если картина кассовая. Но если она хоть чуть-чуть поисковая, то шансов у нее практически нет. Убивает так называемый рейтинг на портале «Кино.КЗ»: всегда маленький рейтинг, за редчайшим исключением, и это отпугивает зрителя.
– Нет ли ощущения, что казахстанское кино проигрывает из-за вторичности, пытаясь угнаться за западными жанрами, в которых они давно преуспели? Фактически у нас относительно аутентичными остались только драма и комедия. Даже детектив сейчас не востребован.
– Я согласна с вами. Всегда есть соблазн сделать не хуже, чем на Западе. Даже первая сцена в фильме Марины Кунаровой «Охота за призраком» – это просто слепок с «Крепкого орешка». Масса картин со стрелялками-догонялками, очень много штампов. Желание догнать-перегнать все равно присутствует. Сколько в той же «Охоте за призраком» компьютерной графики. Оно по-человечески понятно. В чем это вторично, в чем хорошо? По частям можно разобрать. Арманд Ассанте и Кристианна Локен замечательно играют. Как сложно нашим актерам выглядеть достойно на их фоне. Асель Сагатова не справляется, Камилла Ермекова тоже не тянет. А вот Санжар Мадиев и Никита Пресняков играют на уровне! Значит, они создали хорошую команду. Пытаются неплохо делать спецэффекты. Желание сделать «не хуже» вызывает у меня уважение. Но как результат мы получили такую разгромную критику. А между тем сейчас создатели этой картины продают эту картину на Запад. Она, конечно, не пойдет там в первом эшелоне рядом с «Интерстелларом», например. Но во втором очень даже сможет и, думаю, даже соберет определенную кассу.
– Киномарафон стартовал с «Хозяев». Многострадальная картина, ничего не скажешь. Каково будущее этой картины? Неужели нам придется смириться с тем, что фильм никогда не выйдет в прокат? Или же все-таки есть шансы?
– Вы подали интересную мысль! Все время говорилось, что ни «Уроки гармонии», ни «Хозяева», ни «Солнечные дни», ни «Приключение» не доходят до зрителя, так как бывшее руководство «Казахфильма» в лице Аманшаева не хотело выпускать их в прокат.
– Возникает резонный вопрос: зачем же оно давало их снимать?
– Это никому не понять (смеется). У руководства студии была идея запускать молодых, давать им дорогу. Создать свою новую казахскую волну, как в 80-х. Но в 80-е руководителем «Казахфильма» был Мурат Мухтарович Ауэзов, который прекрасно понимал молодых и не боялся выпускать на экраны то, что они делают. А нынешняя «новая волна» оказалась несколько не по зубам Аманшаеву. И тогда получался двойной стандарт: руководство радовалось успехам «Уроков гармонии» за рубежом и не очень хотело пускать его в прокат внутри страны. От «Хозяев» «Казахфильм» просто открестился. И фактически все права на фильм сейчас в руках самого Адильхана Ержанова. Так что любой прокатчик, который вдруг захочет продвинуть эту картину, запросто может обратиться непосредственно к Адильхану. У него самого нет этих 10-20-30 тысяч долларов, которые необходимы для проката. Кстати, «Хозяева» выдвинуты на «Нику» в номинации «Лучший фильм СНГ». Еще один повод «прокатить» фильм. Но по большому счету, это сейчас никому не надо. Тонкая прослойка городской интеллигенции как-то болеет за этот фильм, но широкой публике это совершенно не нужно. Другой вопрос – показы фильма в рамках марафона и фестиваля «Клик» легализовали эту картину в Казахстане. Ведь был большой риск, что ее вовсе никто не увидит и она просто будет похоронена. Мы всего лишь Ассоциация кинокритиков, и мы не можем отвечать за прокат. Но разово показать – и, спасибо вам, журналистам, за то, что вы про это пишете, – это единственное, что на данный момент мы можем сделать.
– Сейчас многие проводят параллели между «Хозяевами» и «Левиафаном» Андрея Звягинцева. С той лишь только разницей, что фильм Звягинцева травят, а фильм Ержанова игнорируют – будто и нет такого. Какой же вариант лучше?
– Звягинцев, несмотря на все противоречивые отзывы о его картине, останется героем российского кинематографа. Да и политика продвижения «Левиафана» была очень хитрой и мудрой. Сначала победы на фестивалях. Потом оскаровская комиссия в России допустила этот фильм до выдвижения на «Оскар». У нас ситуация гораздо хуже. У нас не было заседания оскаровской комиссии. У нас в целом наблюдается вялость общественных рефлексий в целом и в кино в частности. То есть кто-то должен был эту комиссию собрать. Ее в свое время собрала Гульнара Сарсенова, которая в 2008 году продвигала свой продюсерский проект, фильм «Монгол» Сергея Бодрова. Она узнала, что такое оскаровский комитет, им прислали правила работы национальных отборочных комиссий: что там не должно быть заинтересованных людей, чиновников от кинематографа и т.д., а должны быть академики, режиссеры, киноведы – одним словом, уважаемые люди. Список переделали, Сарсенова собрала всех – я тоже была в этой комиссии – и спросила, не возражаем ли мы, чтобы «Монгола» выдвинули на «Оскар» от Казахстана. На следующий год такая же процедура была проделана с «Тюльпаном» Сергея Дворцевого, и больше такую комиссию никто не собирал. Потом отправкой занимался «Казахфильм», поэтому мы и дошли до такой ситуации, что на «Оскар» посылались «Возвращение в А», «Жаужурек мын бала», потом «Шал», а в 2014  году было обещано, что поедут «Уроки гармонии». Но они никуда не поехали. Конечно, можно сказать, что виноват «Казахфильм». На самом деле виноваты мы, что, имея такие сильные фильмы, мы профукали эту возможность. Эта ситуация с «Оскаром» и сподвигла в частности меня на создание сайта «Кинокритик.КЗ» и на проект «Марафона казахского кино».  Страшно не то, что кто-то куда-то не отправил фильм, а то, что никто этого особо и не хотел.
– Уход Аманшаева из «Казахфильма», по сути, подвел черту под эпохой. Еще 5 лет назад «Казахфильм» был в авангарде всех кинопроцессов в Казахстане. Снималось много фильмов, появлялись новые звезды. А в последние годы «Казахфильм» как студия потерпел полное фиаско. Почему не удержали положительный «запал» пятилетней давности?
– Надо абстрагироваться и попытаться понять, что же действительно Аманшаев сделал хорошего. Он действительно притянул на студию молодежь: запустились Фархат Шарипов, Ахат Ибраев, Канагат Мустафин и другие. Масса молодых людей, которые ждали бы еще годы, получили возможность снимать свои фильмы. Кроме того, изменилась ситуация с прокатом: бюджеты стали собираться так, чтобы хватило денег и на прокат, чтобы казахстанский прокат стал наполняться отечественным контентом. В чем минусы и почему фиаско? От этой поросли, которая должна была бы расцвести, Аманшаев вдруг начал отказываться. От того же Адильхана, от запуска проекта Серика Абишева после питчинга. Он по формату оказался меньше, чем могла предложить молодежь. В результате не вся поросль поднялась.
– Почему, на ваш взгляд, не сыграла ставка на совместное производство казахстанско-российских фильмов?
– Была поставлена задача: выйти на российский рынок. Хорошая, амбициозная задача. Но при Азимове была идея выйти на европейский рынок. Потом сменилась на то, чтобы работать на российский рынок, причем в сфере развлекательного кино. Сейчас придет третий человек и скажет: работаем только для внутреннего рынка. Это отсутствие долгосрочной стратегии на 10–20 лет. В результате в 2015 году у нас вырисовывается только 10-серийный сериал про Казахское ханство, на эту же тему 10-серийный документальный фильм и еще анимационный. Получается «датское» кино. Все должно быть в меру: и история, и современность, и социалка. Пока будут перекосы, мы из этой ситуации в нашем кино не выберемся.

Беседовал Константин КОЗЛОВ, Алматы