Утром 23 июля инспекторы центрального регионального филиала «Охотзоопрома» Каныш Нуртазинов и Самат Оспанов как обычно объезжали природоохранную территорию Жаркаинского района. В ходе рейда ими была замечена группа людей на белой «Ниве», которая охотилась на сайгаков. Началась погоня и в ходе перестрелки оба инспектора получили ранения. Пострадавшие были доставлены санавиацией в районную больницу города Державинск.

Правда, спасти 43-летнего Каныша Нуртазинова не удалось – он умер еще до приезда в больницу. В Акмолинской области браконьеры снова напали на инспекторов «Охотзоопрома». Один из егерей скончался, второй находится в тяжелом состоянии. У погибшего при исполнении своих обязанностей Каныша Нуртазинова осталось четверо детей…

– Один из пострадавших с диагнозом «проникающее огнестрельное ранение грудной клетки» скончался до приезда врачей, проведенные реанимационные мероприятия были безуспешны, – заявили в управлении здравоохранения Акмолинской области. – Второй инспектор с непроникающим ранением грудной клетки доставлен в центральную районную больницу Державинска. На момент поступления состояние пациента тяжелое, стабильное. Из Кокшетау вылетела бригада санавиации в составе хирурга, анестезиолога и медсестры.

Каныш Нуртазинов жил с семьей в селе Косколь, Улытауского района Карагандинской области. Много лет проработал в правоохранительных органах, был участковым в Косколе и всегда приходил на помощь своим односельчанам. В «Охотзоопроме» работал с 2016 года. У него остались жена и четверо детей, младшему из которых всего восемь лет.

– При задержании браконьеров погиб инспектор «Охотзоопром» Каныш Нуртазинов, Самат Оспанов сейчас находится в больнице. Выражаю искренние соболезнования семье погибшего, героически исполнившего свой долг. Семье погибшего и пострадавшему инспектору будет оказана необходимая помощь, – рассказал министр экологии, геологии и природных ресурсов Магзум Мирзагалиев.

ОВД Жаркаинского района бросило на поиски подозреваемых все свои силы, по области объявлен план «Перехват». Свои соболезнования семье погибшего выразил Глава государства Касым-Жомарт Токаев.

«Выражаю искренние соболезнования родным егеря Каныша Нуртазинова, геройски погибшего в схватке с браконьерами. Они будут задержаны и преданы суду. Наказание за отстрел сайгаков нужно ужесточить. Нуртазинов будет посмертно награжден. Желаю выздоровления егерю С. Оспанову», – написал Президент в своем твиттер-аккаунте.

Расследование нападения на охотинспекторов в Акмолинской области находится на особом контроле министра внутренних дел, сообщает пресс-служба ведомства. Сообщается, что министр внутренних дел Ерлан Тургумбаев направил группу сотрудников центрального аппарата МВД во главе с заместителем департамента криминальной полиции в регион для проведения расследования преступления. Также сообщается, что преступников ищут на территории Акмолинской, Костанайской и Северо-Казахстанской областях, на всех дорогах выставлены дополнительные посты полиции. В связи с отдаленностью места происшествия привлечена вертолетная техника и проводится прочесывание местности.

Напомним, что в январе в Карагандинской области также на двух инспекторов «Охотзоопрома» Петра Ницыка и Ерлана Нургалиева напала группа браконьеров. Они избили егерей, отобрали у них средства связи и оставили их в степи. В итоге от полученных травм 53-летний Ерлан Нургалиев умер в больнице. Его посмертно наградили орденом «Барыс» третьей степени. Подозреваемые в его убийстве задержаны.

Screen Shot 2019-07-24 at 09.06.48.png


Недавно в память о погибшем егере в Алматы был создан мурал – огромное изображение Ерлана Нургалиева на стене одного из жилых домов.

После убийства инспектора Нургалиева ЛИТЕР поднял проблему браконьерства в Казахстане в своей специальной дискуссионной рубрике. Слова одного из участников той дискуссии, лидера общественного мнения Армана Шураева сегодня стали вновь актуальными.

– Меня вообще недавние новости жестко возвращают в действительность. Ведь в последние годы я, как охотник-гусятник, с удовольствием охочусь за границей. Скажем, в той же Румынии или Чехии. Не потому, что это круто, а потому что очень комфортно и цивилизованно. Там созданы все условия для этого вида бизнеса, приняты соответствующие законы.

Маленькая Чехия, размером с наш Каскеленский район, выдает лицензии на более чем 100 тысяч кабанов (сейчас, наверно, все 150 тысяч) и около 100 тысяч косуль. Если учесть, что лицензия у них стоит 300-500 евро, то только по этим двум видам животных местная экономика получает порядка 100 миллионов долларов в год. Сделано все, чтобы богатые бюргеры с соседней Германии или Австрии приезжали и охотились.

А у нас много охотничьих хозяйств, конечными бенефициарами которых являются наши крутые агашки – это закрытые территории. Никто не знает, что там вообще происходит. Или же есть хозяйства, которые задирают цены, совершенно не контролируют количественные нормы отстрела и нет никакого порядка. Там, где нет цивилизованного саморегулируемого бизнеса, появляется место для преступлений.

Я, конечно, отдаю должное тем усилиям, которое прикладывает государство по популяризации и охране сайгаков. Но они не решают всего комплекса проблем. Начнем с того, что у нас до сих пор нет нормального закона об охране животного мира и об охоте.

Другой вопрос – исполнение закона с учетом огромной коррупционной составляющей на всех уровнях. Не секрет, что уничтожение сайги идет из-за ценности их рогов. Говорят, за килограмм китайцы платят 2 тысячи евро. Сотни килограмм провозят через границу, уверен, не без участия некоторых пограничников или таможенников.

Следовательно, коррупция на границе делает экономически выгодным браконьерство. Браконьеры мотивированы настолько, что готовы стрелять в тех, кто охраняет природу. Конечно, егерям можно и нужно дать больше полномочий, чтобы они могли стрелять не только по машинам, по колесам.

В той же Кении, охотничий инспектор имеет право прямо на месте преступления пристрелить браконьера, потому что выбор у преступника небольшой – суд приговорит его к высшей мере наказания. А мы в Казахстане – великие либералы. Только одно из десяти дел, связанных с браконьерством, доходит до суда. Еще на этапе следствия изъятая туша косули или кабана в итоге может превратиться в мирного барашка или в тушу свиньи и дело развалится.

За какие-нибудь 100 долларов судмедэксперт выпишет нужное заключение. Да и в суде найдутся «неравнодушные» служители фемиды, помогут. В итоге те, кого месяц назад инспекторы брали с поличным, приезжают на тех же конфискованных машинах, демонстрируют свою безнаказанность. Поэтому инспекторы ходят с поникшими головами, у них опускаются руки, глядя на все это.