В то же время перед высшим образованием стоит ряд серьезных проблем, заставляющих их переосмысливать миссию и стратегические цели. Президент Гражданского альянса Казахстана, 30 лет назад основавший первый частный бизнес-вуз в стране – Алматинскую школу менеджмента (ныне – Almaty Management University), Асылбек Кожахметов считает, что решать задачи, стоящие перед высшим образованием, следует системно.

 

БЫСТРЫЕ ПОЕДАЮТ МЕДЛЕННЫХ

– На днях вы при поддержке крупных казахстанских вузов разработали аналитическую справку о состоянии дел в образовании. О чем в ней говорится?

– Речь идет о степени доступности высшего образования. То есть высшей школе для социально уязвимых слоев населения, усилении конкурентоспособности вузов, внедрении полной автономии вузов и повышении эффективности управления ими.

Можно ли сохранить прежние способы работы или следует приспосабливаться к новым условиям, активно встраиваясь в рыночную экономику? Сложились и «мифы», согласно которым в Казахстане слишком большое количество студентов и вузов. И что наша система образования неэффективна.

– Вы развенчиваете эти мифы?

– Статистика их опровергает. Так, в 2018-2019 учебном году количество студентов в Казахстане составило лишь 3% от общего числа населения, в то время как в США, например, этот показатель составил 6,3%. Что касается количества вузов, то в 2018-2019 учебном году у нас насчитывалось 7 вузов на 1 млн населения. По сравнению, в США на 1 млн населения приходится почти в два раза больше вузов.

Не стоит забывать, что экономическая эффективность любого проекта зависит от суммы вложенных инвестиций. К примеру, наивысший объем финансирования образования – во Франции (5,5% госрасходов от общего ВВП), при таких госрасходах на образование Франция находится на 24 месте в рейтинге развития образования ПРООН. Казахстан при финансировании 3,1% госрасходов к ВВП не сильно отстает с показателем – 39 место в вышеуказанном рейтинге.

– Какие яркие вызовы стоят перед вузами?

– Если для XX века была характерна гигантомания, когда крупные компании, вузы, научно-исследовательские учреждения действовали по принципу «Большие поедают маленьких», что препятствовало развитию конкуренции, то в XXI веке «Быстрые поедают медленных».

В этом смысле очень интересно мнение почетного профессора Института исследований в области образования (Университет Торонто, Канада), признанного в мире авторитета по вопросам реформ образовательной системы Майкла Фуллана. Он выделяет ложные (неэффективные) двигатели модернизации образования. Он говорит о 4 важных подменах, жертвой которых может стать реформа высшей школы. Во-первых, и это очень характерно для нас: технологии вместо педагогики. Мы возлагаем неоправданно большие ожидания на современные технологии. Наше представление, что «каждый учащийся станет умнее/эрудированнее, если будет иметь компьютер», ошибочно – без обеспечения других факторов, компьютеры сами по себе проблемы не решат.

– Во-вторых?

– Вторая подмена: качество индивидуальной работы вместо команды. Мы забываем о том, что индивидуальные поощрения отдельных людей не мотивируют массы. Успех зависит не от отдельных личностей, которые умеют «вкалывать», а от правильной стратегии.

В-третьих, о фокусировании усилий на отчетность вместо построения потенциала. Это означает, что стандарты и отчеты мы ставим выше внутренней мотивации и готовности людей к изменениям.

И, наконец, в-четвертых, фрагментарность вместо системности. Мы предпочитаем фокусироваться на единичных, а не на системных решениях, дробить проблему на части. А реформа высшего образования требует системного видения, а не фрагментарного.

– Каковы последствия этих 4 подмен?

– Низкий уровень качества образования, а также его доступности, особенно для социально уязвимых слоев населения.

В частности, в Казахстане до сих пор нет системы, которая бы аккумулировала и предоставляла надежную информацию о социально-экономическом статусе обучающихся, объективно отражала уровень доходов населения. Для начала надо разработать комплексный подход к измерению социально-экономического статуса. Студентов с низким статусом нужно выявлять и отслеживать на протяжении всего обучения и после выпуска. Сегодня, по данным МОН РК, около двух третей студентов из бедных семей обучаются без какойлибо финансовой поддержки.

ПРОГРАММА ПО ЛЬГОТНОМУ КРЕДИТОВАНИЮ «7/20/25» В СФЕРЕ ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ

– Вы сказали, что количество студентов в Казахстане составляет 3%...

– Да, в количественном выражении 2 года назад эта цифра составляла 477 074 человека. Из них 126 564 студента (26,5%) получали образование за счет государственных образовательных грантов, 13 697 (2,9%) – за счет государственных образовательных заказов, на платной основе – 336 813 человек (70,6%).

Несмотря на то, что в стране почти вдвое увеличилось количество госгрантов (53 594 в 2018 против 31 702 грантов в 2017 году), в целом, система не способствует привлечению сельской молодежи к обучению в лучших вузах страны.

– Почему?

– Сохраняется разрыв в качестве школьного образования между городом и селом. Связь между географическим проживанием студентов, их социально-экономическим статусом и успеваемостью прослеживается четко.

Большинство студентов, поступая в вузы, претендуют на получение госгранта на основе результатов Единого национального тестирования (ЕНТ). Обучающиеся, проживающие в сельской местности, традиционно показывают более низкий ЕНТ. Хотя госсистема присуждения грантов предусматривает 30% квоты для сельских абитуриентов, низкое качество обучения на селе и слабая подготовка к ЕНТ создают для выпускников этих школ несправедливый финансовый барьер.

Исследование, проведенное Национальным центром образовательной статистики и оценки, показывает, что баллы ЕНТ коррелируют с региональными уровнями бедности: в регионах с большим числом людей, живущих ниже прожиточного уровня, показатели ЕНТ были значительно ниже. В противоположность этому в городах с высоким уровнем доходов – Алматы и Астане – выпускники школ достигают более высоких баллов по ЕНТ.

– И как решить эту проблему?

– Прежде всего, при распределении госгрантов помимо академической успеваемости абитуриентов нужно учитывать их социальный статус. К существующим мерам поддержки социально уязвимых слоев населения необходимо внедрить целевые гранты для группы населения, имеющей доходы ниже прожиточного минимума на каждого члена семьи. Это будет возможно сделать благодаря мониторингу доходов при всеобщем декларировании доходов населения с 2020 года.

Второе – стимулировать выделение грантов со стороны местных органов власти, бизнеса в лучшие университеты Казахстана при условии обязательной отработки выпускников в регионе проживания.

И, наконец, в Год молодежи целесообразно было бы запустить Программу по льготному кредитованию «7/20/25» в сфере высшего образования.

– Давайте поговорим об одном из ваших предложений, которое уже потихоньку реализуется – автономии вузов.

– Для начала давайте уясним для себя, для чего нужны реформы высшей школы? Их задача – усилить интеллектуальный потенциал и предприимчивость нации путем вовлечения населения с низким уровнем доходов.

Автономия вузов поможет обеспечить здоровую конкуренцию при отсутствии патернализма госуниверситетов. Нужна разработка четких критериев оценки деятельности вузов, их ранжирование работодателями, иначе говоря, система рейтинга вузов, в которой смогут ориентироваться сами вузы, студенты и их родители. Если такой мониторинг качества услуг рынка образования и оценивание качества обучения будут обеспечены, следующим шагом может стать предоставление вузам автономии.

НЕОБХОДИМА ГОСПРОГРАММА ПОВЫШЕНИЯ КОНКУРЕНТОСПОСОБНОСТИ ВУЗОВ РК

– Что еще нужно сделать для повышения конкурентоспособности наших вузов?

– Повысить уровень их интернационализации. Так, в 2018 году иностранных студентов в вузах Казахстана было 21 727 человек, или 4%. По мнению экспертов, доля иностранных преподавателей в казахстанских вузах составляет менее 1%.

В то же время, нашим вузам можно экспортировать свои услуги в страны Центральной Азии. Можно также в десятки раз увеличить их входящую мобильность. Например, из Индии, имеющей огромную численность населения, где стоимость высшего образования в 2 раза больше, чем в Казахстане, могут приезжать тысячи студентов.

– Какие должны быть источники финансирования инвестиций в образование?

– Сумма госзатрат РК последние 5 лет продолжает расти (на 45,6%). Затраты на образование за этот же период выросли на 43,4%. При этом в 2018 году затраты на высшее образование составили лишь 0,35% от ВВП, при среднем в странах ОЭСР – 1,6%.

Но простое увеличение этой цифры не изменит ситуацию. Мы предлагаем комплексное решение проблемы – принять Госпрограмму повышения конкурентоспособности вузов РК, в рамках которой необходимо выделить 3 группы вузов.

Первой – нужно предоставить полную автономию и поставить цель – к 2025 году войти в топ-5 одного из мировых рейтингов или мировых профильных рейтингов. Конечно, должна быть предусмотрена и целевая финансовая поддержка этих вузов. По каким критериям их выделять? Это присутствие в глобальных международных рейтингах, наличие глобальной аккредитации, эффективно работающее корпоративное управление, наличие стратегической программы развития университета и структуры, осуществляющей мониторинг достижения стратегических целей, интернационализация ППС, студентов, исследований, тесная взаимосвязь с бизнесом.

– Кто войдет во вторую группу?

– Это «конкурентоспособные на национальном уровне» национальные, региональные и сильные частные университеты (около 20 вузов). Здесь во внимание берутся те же самые критерии, только оценивается присутствие в национальных (вместо глобальных) рейтингах, наличие национальной аккредитации. Их задача – войти в топ-5 лист национальных рейтингов. В 3-ю группу – «конкурентоспособные на региональном (областном) уровне» – войдут остальные, это контрольная группа, подлежащая профилактическим проверкам МОН РК.

Предполагается, что национальная неведомственная комиссия будет ежегодно подводить итоги «конкурентной борьбы» и обновлять топ-лист лучших вузов. Задачей лидеров третьей группы должно стать стремление войти во вторую группу, а лидеров второй группы – войти в первую. В результате «здоровой конкуренции» состав каждой группы должен обновляться.

– Автономия вузам уже предоставлена…

– Да, де-юре в соответствии с Законом РК «Об академической свободе» вузы получили автономию. Но подзаконными нормативно-правовыми актами автономия вузов ограничивается. В п. 26 новых типовых правил обозначен минимальный обязательный контингент обучающихся: в университетах – не менее 3 000 человек. В академиях, институтах и приравненных к ним вузах (консерваториях) – не менее 1 000 человек. Но количество студентов не является ключевым критерием сохранения статуса университета. В новых Квалификационных требованиях есть требование о наличии у вуза собственных материальных активов. В глобальном контексте в период массового перехода всех мировых университетов в online пространство, количество зданий априори не рассматривается как критерий университета.

Также в них устанавливаются критерии остепененности преподавателей: для университетов – не менее 50%, академии – 30%, институтов – 30%. Но в то же время основным критерием конкурентоспособности вуза является практикоориентированность учебных программ, что предполагает высокую долю практиков без ученой степени. Мы считаем, что данные требования требуют пересмотра.

КУЛЬТИВИРОВАТЬ КУЛЬТУРУ АКАДЕМИЧЕСКОЙ ЧЕСТНОСТИ

– Вы регулярно поднимаете тему академической честности в Казахстане, видите в этом основу борьбы с коррупцией…

– В 2017 году в ЕНТ принимали участие 88,583 человека и только за первые 2 дня было изъято 20 000 мобильных телефонов! И лишь по 5 фактам были аннулированы результаты теста за их использование. Мы считаем, что нужно менять отношение в обществе к таким вещам, культивировать культуру академической честности, ужесточать наказания за попытку пронести телефон на ЕНТ, попытку списать, случаи откровенного плагиата и т.д.

– Давайте поговорим о системе управления вузами. В чем плюсы внедряемого сейчас корпоративного управления?

– Оно помогает решать задачи комплексно: решение всех вышеназванных проблем невозможно без эффективной системы управления вузами. Несмотря на то, что хорошие подвижки есть, в управлении университетами имеется ряд общих проблем.

У большинства руководителей, занимающих свою должность на протяжении длительного времени, глубоко устаревшие подходы к управлению. Нет фокусировки на четкое позиционирование в регионе, в мире, отсутствуют сценарии развития университетов, ориентир на развитие человеческого капитала. Отсутствует понимание необходимости внедрения разных продвинутых моделей образовательных организаций.

– Как сделать систему управления вузами более эффективной?

– Во-первых, внедрить систему управления, эффективно применяемую в бизнесе: принципы корпоративного, стратегического, проектного управления. Во-вторых, вузы должны опираться на Совет попечителей. Нужна децентрализация управления, МОН РК должно управлять только национальными вузами. В 21 веке невозможно из Астаны управлять региональными вузами, влияющими на региональные экономики. Акимы областей и городов должны исполнять роль председателя Совета попечителей.

Нужно подготовить новых конкурентоспособных менеджеров-агентов, развивать программы обучения топ-менеджмента на казахском языке по внедрению проектного управления, ERP-систем, талант-менеджмента, системы управления знаниями и т.д.

Необходимо применить системы сбалансированных показателей для оценки эффективности деятельности вузов, передать низкоэффективные вузы в доверительное управление командам успешных университетов.