Заведующая отделением анестезиологии и реанимации Динара Сергазиевна Рахметова из числа тех людей, про которых уважительно-иронично говорят: она не ищет легких путей. Выпускница Акмолинского мединститута пришла работать в отделение анестезиологом-реаниматологом в 1996 году, когда и в жизни экстрима было хоть отбавляй, а уж в этом отделении его уровень вообще зашкаливал. Из воспоминаний о тех годах осталась история молодой женщины, которую ночью муж на руках занес в операционную. «Она была в крайне тяжелом состоянии, – вспоминает Динара Рахметова, – отслоение плаценты. А муж все время нервно носился по отделению, и выгнать его не было никакой возможности. Оперировали при свечах, тогда постоянно отключали свет в городе. «Дышали» мешком в операционной, аппарат у нас был РУ-6. Я стояла и светила на рану, а хирурги оперировали. Спасли и маму, и ребенка».

Впоследствии новоиспеченный врач поняла, что это обычные трудовые будни медицинского персонала отделения. Несмотря на то, что таких трудностей, как в 90-е, никто сейчас не испытывает, а больницы оборудованы по последнему слову техники, неожиданности здесь случаются постоянно и все они из разряда ЧП, если учитывать, что вопрос идет о жизни и смерти матери и ребенка.

– Например, я иду в родзал, где у роженицы открылось кровотечение. А в это время мой персонал уже знает, что надо приготовить палату для пациентки, термоодеяло, включить плазморазмораживатель. К тому времени пока мы женщину поднимаем из родильного отделения, все уже готово и они только докладывают: сделано то-то и то-то, – рассказывает Динара Сергазиевна.

Весь персонал этого отделения четко знает, в какую руку хирургу вложить инструмент, когда включить монитор. Порядок действий отработан до автоматизма и это залог спасения чьей-то жизни.

Из порядка 6 тысяч родов в год, которые происходят в перинатальном центре СКО, более полутора тысяч принимают в отделении анестезиологии и реанимации. Потому что здоровье североказахстанок оставляет желать лучшего, соответственно, и роды сложные. Тому есть причины социального характера, но зачастую сами женщины беспечно относятся к своему здоровью. Вовремя не становятся на учет, несмотря на букет сопутствующих болезней от сердечной до острой дыхательной патологии.

– Сейчас мы сталкиваемся с заболеваниями, с которыми раньше не сталкивались. Это самые различные генетические заболевания, болезни печени, осложнения течения беременности. Больше становится преэклампсии – сложное течение беременности, когда повышается давление, отеки, организм уже перестает справляться с течением беременности и начинаются осложнения, от которых пациентки могут умереть.

Женщин со сложной беременностью госпитализируют в отделение реанимации и до родов. Например, 35-летнюю жительницу Петропавловска Наталью, ставшую мамой четверых детей, сюда доставили с высоким давлением.

– Ее на скорой привезли с давлением 200. Мы стабилизировали состояние и, ввиду того, что у нее был доношенный срок беременности – 40 недель, обезболили, и Наталья родила у нас сама. Девочку назвала Саломея. Если и дальше будет нормальное давление, переведем в послеродовое отделение, – рассказала о пациентке заведующая.

Одно из самых часто употребляемых слов Динары Сергазиевны, когда она рассказывает о своей работе – риск. Он преследует врачей, которые отнимают женщин и их еще не родившихся детей от смерти, до, во время и после операции. Каждая выигранная битва – спасенные жизни, счастье в домах. Ради этого медики трудятся, не щадя себя, сутками. Динара Рахметовна признается, что за месяц она проводит дома лишь 11-12 ночей. Потому что катастрофически не хватает врачей. Муж, который поначалу бунтовал, смирился. Просто понял, что по-другому она не может жить. В семье растут двое сыновей, старшему уже 20 лет. Кстати, своих детей Динара Рахметова рожала тоже в родном перинатальном центре.

Сколько людей она спасла за 23 года службы в медицине и скольким детям дала путевку в жизнь, Динара Сергазиевна не считала. Но, несмотря на то, что за эти годы должна бы уже ко всему привыкнуть, она не разучилась сострадать своим пациентам, удивляться появлению новой жизни и умиляться, когда спасенные люди кидаются в объятия, покидая отделение.