Павлодарский производитель изделий медицинского назначения, обеспечивающий операционными комплектами большую часть медицинских учреждений Казахстана, может приказать долго жить. И не потому, что не в состоянии заплатить неустойку в размере около 300 тысяч тенге, пусть даже и несправедливую, а потому, что штраф по суду априори исключает для компании возможность участия в тендерах.

За последний год у руководства ТОО «Мерусар и К» вошло уже в не очень хорошую традицию обращаться к журналистам с просьбами о помощи. Напомним, в начале этого года глава компании Марат Маханов проводил пресс-конференцию в Нур-Султане, где разъяснял свою позицию по поводу обвинений шымкентских медиков в некачественной продукции.

И вот история снова повторяется! Только на сей раз претензии предъявляет одно из отделений алматинской клинической больницы № 7. Причем, другое отделение этого же самого медицинского учреждения павлодарскими изделиями медицинского назначения пользуется уже не первый год и никаких нареканий не высказывает.

На первый взгляд, если не разбираться в ситуации, можно действительно усомниться в профессионализме отечественного производителя одноразовых комплектов для всевозможного рода хирургических вмешательств. Одна жалоба еще может быть недоразумением, но две и практически на то же самое – это уже система.

Но когда начинаешь разбираться, неудобные вопросы появляются ко второй стороне. Что в случае с Шымкентом, о котором мы уже писали, что сейчас, когда в роли истца выступает городская клиническая больница № 7 города Алматы. Кстати, чтобы больше не возвращаться к вопросу качества изготавливаемой «Мерусар и К» продукции, скажу: павлодарский областной кардиохирургический центр, славившийся своей отменной репутацией и входящий в тройку сильнейших среди подобных учреждений республики, продукцией ТОО «Мерусар и К» пользуется уже на протяжении трех лет, как минимум. И здесь всем довольны.

Директор павлодарского кардиохирургического центра Адиль Дюржанов подтвердил: павлодарских кардиохирургов полностью устраивает все, что им поставляет «Мерусар и К». Надо полагать, что такого же мнения придерживаются и все остальные заказчики компании из Нур-Султана, Семея, Усть-Каменогорска, Актобе, Петропавловска… Ежегодный товарооборот «Мерусар и К» составляет один миллиард тенге.

Вот и посчитайте, сколько клиник по всей республике обслуживает павлодарское предприятие, которое раньше в основном работало с севером, востоком и западом страны, а с недавних пор вышло со своим предложением и на южный рынок, где до этого присутствовали всего несколько аналогичных производителей.

И сразу же после этого у «Мерусар и К» началась темная полоса в бизнесе. Хотя, не иди они на поводу у заказчика и работай строго в соответствии с заявленной технической спецификацией, вся партия товара была бы поставлена вовремя. Кроме факта несвоевременной поставки товара заказчику, по сути, предъявить больше нечего.

Все их предшествующие этому «хотелки» можно отнести к разряду мема из кинокомедии Романа Качанова «ДМБ». Помните диалог капитана Либермана с одним из рядовых: «Видишь суслика? Нет! Вот и я не вижу! А он есть!»

Началось все с пробного комплекта, который павлодарцы предоставили алматинским врачам сразу после заключения официального документа о сотрудничестве. Хотя это обязательство не прописано в договоре, а значит, не является обязательным к исполнению.

– Но мы стараемся во всем угодить нашим заказчикам и потому прислушиваемся ко всем их пожеланиям, – высказал свою точку зрения директор ТОО «Мерусар и К» Марат Маханов.

Первое пожелание алматинского заказчика касалось ножниц. В поставленном пробном комплекте их не было. Да и не могло быть, поскольку в заявленной технической спецификации к договору этот вид медицинских изделий отсутствовал.

– Однако вторая сторона утверждала обратное. По их мнению, в заключенном договоре ножницы были предусмотрены. Так же как и иглы для шприцев, на самом деле отсутствующие в технической спецификации, но почему-то присутствующие в ней по версии заказчика, – рассказывает юрист павлодарской компании Алимбек Агибаев.

Также алматинских врачей не устроила плотность хирургических халатов, которые, по их мнению, не пропускают воздух, что «приводит к снижению работоспособности оперирующего врача», и длина инфузионной системы. Причем, о том, что именно необходимо медикам, производитель изделий медицинского назначения, по всей видимости, должен был догадаться сам: то ли додумать, то ли мысли прочитать, потому что ни один из этих параметров также в договоре прописан не был.

– И, тем не менее, мы пошли навстречу заказчику и попытались доработать комплекты в соответствии с их желаниями, – рассказывает Марат Маханов. – Но нужно понимать, что мы не скрепки канцелярские производим, а стерильные комплекты для хирургических вмешательств. На это требуется какое-то время.

А заказчик направил заявку по договору и стал требовать измененной крупной партии товара в течение трех дней. Естественно, компания не успела и поставила товар позднее требуемого срока. Это и стало основанием для обращения алматинских врачей в суд. Обвинив павлодарцев в несвоевременной поставке товаров, они требуют оплатить им неустойку в размере около 300 тысяч тенге, не принимая в расчет обстоятельства, которые привели к срыву сроков поставки.

Но самое странное, что эти обстоятельства не были учтены и в суде.

– В решении суда почему-то отсутствуют доводы ответчика, им не дается никакая правовая оценка. Суд взял за основу лишь сроки поставки товара, предусмотренные договором, и взыскал с павлодарского производителя неустойку.

Факт того, что поставщик пытался доукомплектовать наборы в соответствии с пожеланиями заказчика вопреки требованиям технической спецификации вообще остался без внимания. Но дело даже не в обязательстве по суду заплатить неустойку. Если вышестоящие судебные органы оставят принятое алматинским городским специализированным экономическим судом решение без изменений, то павлодарский производитель изделий медицинского назначения в течение двух лет не сможет участвовать в тендерах.

– По действующему законодательству любое привлечение к ответственности за ненадлежащее исполнение обязательств поставщика, даже если это будет штраф в размере всего одного тенге, обязывает тендерную комиссию отклонить заявку на участие в конкурсе, – поясняет Алибек Агибаев.

Не здесь ли на самом деле зарыта собака? Ведь все претензии к качеству выпускаемой продукции, причем одна нелепей другой, стали поступать после того, как павлодарцы вошли в число участников тендера на обслуживание медицинских организаций в южной части страны. Нареканий от других пользователей продукции компании «Мерусар и К» не поступает.

Может, это и совпадение, но согласитесь, вызывающие, неудобные вопросы. Конечно, в компании надеются на всестороннее рассмотрение дела в суде. В противном случае главе компании не останется ничего другого, как закрыть предприятие, где, к слову, сегодня трудятся 130 человек.