Тут два аспекта: город и село. Для города характерны свои причины. Например, перегруженность. Обычная поликлиника, типовая на 500 посещений в смену рассчитана на 30-40 тысяч прикрепленного населения. На деле к ним прикрепляются от 40 до 80 тысяч населения, вот и считайте. Поэтому врачи работают с большой перегрузкой, не хватает иногда обычных площадей. Вы же видите, что иногда в одном кабинете сидят по 2 врача. Это как раз связано с этим. 

«Надо строить», – скажете вы. Но где взять кадры? «А выпускники?», – опять скажете вы. Так их надо переобучать. Сразу на прием их же не поставишь. 

Так что делать? Выход простой. Нужно привлекать частников к этой работе. Пусть заберут часть населения на себя. Но они не очень хотят связываться с бюджетными деньгами. Плюс выполнять все приказы по скринингам, лекарствам, медосмотрам... А тут принял больного, получил налом деньги и до свидания. 

Требования к поликлиникам чересчур завышены и это – факт. Попробуйте пройти просто так к врачу. Не получится. Флюорография, анализы, кал на яйца глист и много еще чего нужно. Все госполиклиники работают по старым принципам, частные – по новым. Объединить их – означает перевести частников на старые рельсы, откуда, в принципе, они и сбежали. Вот в этом вся причина. 

Так что же делать в этом случае? Менять подходы. Век цифровизации за окном. Хватит писать бесконечные бумаги и отчеты. По сути, около 80% посещений в поликлинику, только ради «Мне бы спросить…» Плюс всевозможные справки, выписку рецептов и многое другое можно перевести в цифровой формат. 

Но не все так просто. Начиная с 90-х годов прошлого века, идет так называемая цифровизация/информатизация здравоохранения. Создано более 20 программ для сбора отчетности и осуществления платежей в системе. Все они самостоятельные и не связаны между собой. 

Поэтому врач сначала принимает вас, потом долго заносит все, что сделал, во все эти программы. Без этого поликлиника не получит деньги, а врач – зарплату. 

Сейчас внедряется новая программа. Но замечено, что все, что делается на бюджетные деньги, всегда плохо работает. Уже выделены большие деньги, но включаешь – висит… 

А вот программы, разработанные бизнесом, работают круглосуточно. Там сделали и продали, тут сделали и зарабатывают, нет клиента – нет денег. 

А врачи уходят, чаще всего в фармбизнес или частные медцентры. Требования к ним возрастают с каждым днем, а зарплата – нет. Образовывается кадровый дефицит, а это опять – очереди. Нужно поднимать зарплату до уровня частных центров. Но для этого потребуется много денег. А можно поменять систему начисления заработной платы. Но это отдельная тема. А пока имеем дефицит врачей – более 5 000 – по стране. 

Далее. Мы уже более 30 лет говорим о приоритете ПМСП, о том, что главным звеном системы должна стать первичка. То есть участковые врачи. Именно они первыми приходят к нам, ставят на учет, направляют на лечение и т.д. Поэтому во всем мире в них вкладываются большие средства. Но до сих пор этого не произошло, к сожалению, у нас. Участковый врач – самое низшее звено в «пищевой цепочке» отрасли. Он виноват во всем. Даже если вы отказались от прививок или аборта. Поэтому они уходят. Квалифицированные – в частный сектор или стационар. Остаются те, которым некуда идти. Отсюда опять очереди и недовольства. 

А что на селе? Там просто физическая нехватка врачей. Особенно в отдаленных аулах. Никто туда не хочет ехать. Мы начали заставлять выпускников отрабатывать 3 года после института. Молодежь хочет закрепиться в городах, их родители тоже этого хотят. Поэтому вопрос так и не решается. 

И что делать? Нужно направлять туда врачей пенсионного и предпенсионного возрастов. Чем им цепляться за должность в городах, лучше бы продлили им профессиональную карьеру там. Там их сверстники. Свежий воздух. Я бы, например, с удовольствием уехал. К маленькой пенсии, как у любого врача, прибавилась бы зарплата. Можно неплохо жить в ауле. И ждать внуков на выходные.

Эрик БАЙЖУНУСОВ