29 августа 1991 года указом Нурсултана Назарбаева был официально закрыт Семипалатинский испытательный полигон. Уже десять лет 29 августа является Международным днем действий против ядерных испытаний. В честь этой даты, и в преддверии столетнего юбилея (1 сентября) академика НАН РК Бахии Атчабарова (1919-2010), его сын Айдар рассказывает о подвиге отца, который вместе с другими учеными - к примеру, с Канышем Сатпаевым - и, несмотря на противоборство советских военных, занимался медицинскими исследованиями, доказывавших весь страшный вред крупнейшего полигона Земли.                                                       

Предков разрыты могилы…

Руководители советского государства И. В. Сталин и Л. П. Берия, которые стояли во главе атомного проекта Советского Союза, под полигон для проведения испытаний ядерного оружия выбрали и утвердили значительную часть территории Семипалатинского региона, исторически являвшегося одним из знаковых мест и центров духовной жизни казахского народа. Этот край и его степные просторы с богатой флорой и фауной, расположенные между городами Семей и Каркаралы, рекой Иртыш и озером Балхаш, были свидетелями разных исторических событий, происходивших на протяжении веков.

На этой земле жили и творили великие личности: Абылай хан, Бухар жырау, Казыбек би; проливали свою кровь, защищая родную землю, батыры Богенбай, Кабанбай, Малайсары; создавали свои выдающиеся произведения Таттимбет, Абай, Шакарим и М.Ауэзов; а так же многие другие славные сыны отечества.

Проведение испытаний ядерного оружия на Семипалатинском полигоне было покушением на святыни народа – были разрушены и превращены в руины места захоронений предков, имена которых почитались на этой земле веками от поколения к поколению. Эту трагедию народа ярко передают слова:

Дегелена разрушены горы,

Наших предков разрыты могилы.

А сородичам слёзы и горе,

Принесли эти чёрные силы.

Перевес в пользу создания в Семипалатинском регионе ядерного полигона стал возможен из-за наличия в относительной близости основных линий коммуникаций. А проживающее здесь в основной своей массе коренное население и его здоровье, на которое будут пагубно влиять испытания, вкупе с тем, что было сказано о народе, его истории и великих деятелях, перевесом против полигона никак не смогли стать, вернее сказать, были как бы ни в счёт. Не потому ли, что для власть предержащих этот народ был изгоем на своей земле. Не является ли доказательством этому устроенный ими голодомор в 30-х годах на этой же земле. Таковы были нравы и порядки верховной власти с тоталитарным режимом.

Почему испытательный ядерный полигон, такой как Семипалатинский, не был создан в другом месте, например, на малозаселённых территориях Архангельской области, Коми АССР, а уж о таких необъятных просторах как Сибирь, Дальний Восток и Заполярье и говорить не приходится. Уж там-то нашлось бы место для создания ядерного полигона, который из-за своей большой отдалённости от населенных пунктов, если не снял бы вопрос о вредном влиянии ядерных испытаний на здоровье людей, то хотя бы максимально минимизировал бы это влияние. Нашлось бы место и для всех других полигонов, вредных своей деятельностью, которые появились в Казахстане после Семипалатинского.

Проведенными в 1957-1960 гг. капитальными исследованиями Академии наук Казахской ССР было установлено наличие вредного влияния испытания ядерных взрывов на Семипалатинском полигоне на здоровье людей, сельскохозяйственных животных и окружающую среду.

Руководил этими исследованиями и возглавлял научные экспедиции директор Института краевой патологии Академии наук КазССР Бахия Атчабаров.

Он в своей книге: «Заблуждения, ложь и истина по вопросу оценки влияния на здоровье людей испытания атомного оружия на Семипалатинском ядерном полигоне» писал: «...Представители военно-промышленного комплекса всячески уверяли людей в том, что проводимые ядерные испытания абсолютно безвредны для здоровья, и соблюдение их безопасности находится под строгим контролем.

Испытания атомного оружия на Семипалатинском ядерном полигоне проводились под грифом «совершенно секретно». Режим секретности служил для предотвращения контроля со стороны общественности над испытанием и как прикрытие для дезинформации...».

Доказательством этому служат следующие примеры из его книги. В выступлениях известных представителей ВПК Советского Союза: генерал-лейтенанта А. И. Бурназяна в 1961 году на конференции в Москве, профессора А. Ф. Цыба в 1990 году в газете «Правда» и начальника полигона генерала А. Д. Ильенко в 1991 году на телевидении, был определенный подтекст. Он заключался в аргументации того, что испытание ядерных бомб на Семипалатинском полигоне для людей является совершенно безвредным и даже очень близко расположенный к полигону г. Курчатов, где проживают работники полигона, абсолютно безвреден для нормальной жизни. Наглость и бесстыдство этих слов заключаются в том, что ядерные испытания проводились при желательном направлении ветра с севера на юг от полигона. А так как Курчатов находился на севере от полигона, то радиоактивное облако, образованное от наземного ядерного взрыва, направлялось господствующим ветром на юг от эпицентра взрыва в сторону Абайского и Шубартауского районов и далее в сторону озера Балхаш, высыпая на головы несчастных жителей этих районов радиоактивные осадки.

Как выразился Бахия Атчабаров, такая информация апологетов ВПК о распространении благополучной ситуации г. Курчатова на все другие территории вокруг полигона, была чистейшим лицемерием, обманом неискушенных.

Бахия Атчабаров.jpg

Тоже самое можно сказать и об утверждениях сотрудников Института биофизики АМН СССР (являвшегося марионеткой в руках ВПК): его директора профессора А. В. Лебединского, А. Г. Гуськовой, И. И. Шорохова о том, что причиной обнаруженной патологии у людей, подвергшихся действию радиации, было издавна существующее социально-биологическое неблагополучие в Казахстане (повышенная заболеваемость населения бруцеллезом и туберкулезом, антисанитарное состояние и др.). Такой нарочито задуманный и тенденциозный подход был и у других оппонентов казахстанских ученых.

 

«Синдром Кайнара»

Еще одним из многочисленных случаев ложной информации была деятельность, так называемого противобруцеллезного диспансера в г. Семее, созданного ВПК для прикрытия и обмана, в самом названии которого присутствует дезинформация. Диспансер мол, изучает возможные вредные влияния на людей испытаний ядерного оружия, но ничего не находит, следовательно нет оснований для беспокойства.

Вот такой был морально-нравственный облик у вышеназванных апологетов ВПК и их приспешников, которые за свои «заслуги» получили высокие правительственные награды, в том числе звезду Героя Соцтруда. К примеру, был награжден ответственный за радиоактивную обстановку в стране, генерал-лейтенант А.И.Бурназян.

Бахия Атчабаров в своей книге писал: «…Исходя из результатов наших исследований, мы имеем основания думать о причинной роли гиповитаминоза «С» в формировании «Синдрома Кайнара» у обследованных в контрольных районах и оказании сочетанного, т.е. синергического действия радиации и гиповитаминоза «С» на организм людей в районах, где происходило радиоактивное загрязнение окружающей среды. По нашим данным, гиповитаминоз «С» оказался очень распространенным состоянием среди населения обследованных районов Центрального Казахстана.

К такому выводу мы пришли еще в первом же году наших исследований, проводившихся с целью выявления вредного влияния испытаний атомных бомб на СЯП. Так, в отчете экспедиции 1957 г., подытоживая анализ всего изученного фактического материала и ознакомившись с доступной нам литературой, мы утверждали следующее:

1. В Абайском районе Семипалатинской области обнаруживается массовое вредное влияние радиоактивного загрязнения территории на здоровье людей и сельскохозяйственных животных, проявившееся в виде хронической, а вблизи от запретной зоны – в виде острой и подострой лучевой болезни (по данным патоморфологических исследований животных).

2. Хроническая лучевая болезнь сочетается с гиповитаминозом «С», который осложняет и усугубляет клиническое течение хронической лучевой болезни.

В литературе не описана и не названа болезнь, причиной которой является синергическое воздействие на организм проникающей радиации и гиповитаминоза «С», поэтому выявленному симптомокомплексу я дал свое название - «Синдром Кайнара».

Во все годы проведения экспедиционных исследований по изучению состояния здоровья животных и людей параллельно проводилось изучение радиоактивности внешней среды и биосубстратов животных. Исследования показали, что радиоактивность объектов окружающей среды Абайского района в десятки и сотни раз превосходила радиоактивность таковых в контрольных районах.

В районах обследования здоровья людей также проводилось изучение радиоактивности почвы.

В лаборатории Института краевой патологии Академии наук КазССР проводились фундаментальные научные исследования по изучению миграции радиоактивных веществ, попавших на поверхность почвы, как продуктов взрыва атомных бомб, в глубокие слои почвы. Было установлено, что радиоактивные вещества в ионной форме или находящиеся в силикатных шариках различных размеров, попавшие на поверхность земли при приземных способах испытаний атомных бомб, проникают вглубь почвенных горизонтов с атмосферными осадками. Проникновение их было прослежено на глубину до 3.5 м. И когда была суммирована радиоактивность по всей глубине почвы и сделан ретроспективный расчет на распад, то определилась доза внешнего облучения людей в обследованных населенных пунктах в пределах 400-600 рентген.

взрыв 2.jpg

У обследованного нами контингента людей отмечены сдвиги не только в структуре общей заболеваемости, но выявлены случаи выраженной системной патологии, что могло быть объяснено воздействием на организм больших доз облучения - порядка 300-500 рентген.

Результаты наших исследований являлись объективно разоблачающими утверждение ВПК о том, что проводимые Семипалатинским ядерным полигоном испытания взрывов совершенно безвредны для людей, и что безопасность испытаний находится под строгим контролем ВПК. На всех наших встречах (на совещаниях ЦК Компартии Казахстана, на конференции в 1961 г. в Москве) представители ВПК, не приводя достоверных научных данных, основывались свои рассуждения только на вымышленных аргументах, и всячески старались дискредитировать результаты наших научных исследований. Для этого они даже планировали «сколотить» группу из именитых ученых (академиков и профессоров), которые должны были по их указке дать отрицательные отзывы на наши исследования, а от президента Академии наук КазССР академика К. И. Сатпаева неоднократно требовали их прекращения.

В то время в Советском Союзе никто вслух не мог говорить что-либо об испытательном ядерном полигоне, тем более, о запрете испытания атомного оружия. Такое воззрение было бы воспринято как антигосударственный поступок, равносильный государственной измене.

Взрыв 1.jpg

В своей докладной записке на имя ЦК компартии и Правительства Казахстана в 1958 году я писал о том, что испытание атомных бомб на Семипалатинском полигоне привело к развитию у людей лучевой болезни, и ставил вопрос «о необходимости принятия серьезных мер», имея в виду приостановку, т.е. прекращение проводимых испытаний. Но на это обращение со стороны Правительства отклика не последовало.

В 1959 г. представители ВПК через своего представителя обратились в ЦК Компартии и к Правительству Казахстана с требованием отозвать из экспедиции ее руководителя Б. А. Атчабарова, находящегося в то время со своей экспедицией в районах, прилегающих к Семипалатинскому полигону, и наказать его по партийно-административной линии. Аргумент был такой: в программе научных исследований экспедиции он ставит задачу выявления вредного влияния испытания атомного оружия на здоровье людей, а это противоречит интересам советского государства и компрометирует СССР перед мировой общественностью.

Ввиду того, что результаты наших исследований стали известны руководству республики и Советского Союза, представители ВПК стали более осмотрительными в своих действиях: в 1959 и 1960 гг. был установлен мораторий на испытания; а начиная с 1961 г., перестали проводить очень опасные приземные формы испытаний; в 1962-1963 гг. произошел переход на проведение высотных испытаний, а затем - только подземных.

После закрытия полигона и в период всеобщего осуждения деятельности ВПК мнения некоторых его бывших апологетов претерпели различные метаморфозы».

«Крыша» от Сатпаева

Во времена, когда военные были в расцвете своей власти, эти люди в его угоду и в своих корыстных целях защищали позицию о безвредности ядерных испытаний на здоровье людей. После потери ВПК своего могущества, они стали громко демонстрировать себя «защитниками» интересов пострадавшего народа и якобы они были изначально борцами за прекращение ядерных испытаний.

Об этих людях академик Бахия Атчабаров в своей книге писал: «…Особенно ущербными для народа и будущих поколений являются придуманные ими лженаучные концепции о тотальном, т.е. всеобщем облучении населения Семипалатинской и ряда других областей Казахстана, надуманной дозой радиации от 20 до 200 рад, а также лженаучная пропаганда о том, что лучевая болезнь передается по наследству от одного поколения к другому, потомки их будут слабоумными с малым объемом мозга, и что через ряд последовательных поколений ожидается 10-кратное увеличение уровня мутаций, по сравнению с эффектом, наблюдаемым в первом поколении.

Навешивание клейма на народ о том, что у него патологическая генная структура, в конечном счете, не является безобидной характеристикой для всего Казахстана. Последствия такой оценки могут оказаться печальными».

Надо сказать, что исследования Академии наук КазССР в 1957-1960 г.г. были начаты по инициативе самого исполнителя этих исследований Бахии Атчабарова. Он обратился к Президенту Академии наук КазССР К. И. Сатпаеву с ходатайством о разрешении Институту краевой патологии организовать экспедиционные исследования по изучению радиоактивного загрязнения территории Семипалатинской области и выяснению его влияния на здоровье людей. Сатпаев имел огромный авторитет в Союзе, как выдающийся ученый и общественный деятель, был депутатом Верховного Совета СССР. Он стал «крышей» для организации и проведения тех исследований.

Каныш Сатпаев.jpg

Как известно, все мероприятия такого масштаба, как вышеупомянутые научные исследования, а тем более имеющие военно-секретную составляющую, должны были вестись с разрешения Союзного центра, какими были правительство Советского Союза и ЦК КПСС. Как они согласовывались с высшими эшелонами власти, история умалчивает.

Ясно одно, что основную ответственность за проведение этих исследований разделили и взяли на себя К.И.Сатпаев и директор НИИ краевой патологии Академии наук Б. А. Атчабаров. Они на свой страх и риск, каждый на своем месте, совершили эту работу, чтобы облегчить судьбу народа, терпящего страдания от Семипалатинского испытательного ядерного полигона.

Эти исследования стали проявлением казахстанскими учеными смелого, независимого духа и патриотизма во времена жесткого давления тоталитарного режима Советского Союза, а деятельность руководителя этих исследований Бахии Атчабарова была сродни подвигу.

Отец рассказывал, что спустя какое-то время после окончания исследований, тогдашний председатель правительства КазССР М.Бейсебаев сказал ему: «Баке, хорошо, что сейчас не 37 год, в противном случае, мы не смогли бы вас защитить». Речь шла о требовании отозвать Б. Атчабарова из экспедиции и наказать его.

Когда разговор касался этой темы, отец говорил, что в вопросах организации и проведения исследований его поддерживали К.И.Сатпаев и вице-президент Академии наук КазССР А. П. Полосухин. Он считал большой удачей в своей жизни, что работал под началом этих выдающихся людей, гуманистов, патриотов страны. Справедливости ради надо сказать, что и он сам входил в эту когорту.

Источник: Литер