Тем временем перинатальный центр посетила комиссия во главе с вице-министром здравоохранения РК Лязат Актаевой. В Атырау работает мониторинговая группа по снижению младенческой смертности из числа ведущих специалистов.

ЖЕСТКИЕ ОБВИНЕНИЯ

Убийство было совершено из-за нежелания переделывать заполненную документацию. Врачи по ошибке поместили новорожденного в холодильную камеру в Атырауской области и оставили умирать. «По результатам специальных оперативных мероприятий было установлено, что после рождения младенец по халатности был оформлен как мертворожденный, тогда как фактически он еще был жив. После подачи ребенком признаков жизни врачи, при наличии возможности, вместо принятия неотложных мер решили действовать согласно оформленным документам и оставить новорожденного умирать. Одной из причин действий врача послужили уже заполненные в базе документы, которые не могли быть откорректированы», – рассказал на брифинге заместитель председателя Агентства РК по противодействию коррупции Шынгыс Кабдула.

Между тем, министр здравоохранения Елжан Биртанов пояснил, что запись о смерти младенца можно было исправить, так как документ полностью закрывается в течение трех дней после выписки.

В отношении сотрудников областного перинатального центра, которые подозреваются в убийстве новорожденного ребенка, начато досудебное расследование. Дело возбуждено по 99-й статье УК – убийство. Обвиняемыми проходят главный врач областного роддома и акушер-гинеколог, принимавший роды. Им грозит до 20 лет лишения свободы. Об убийстве младенца стало известно в ходе другого расследования.

12 400 новорожденных появились на свет с начала текущего года в Атырауском областном перинатальном центре. За два последних месяца более 40 новорожденных скончались.

Изначально директор Атырауского перинатального центра подозревался в коррупции. «Он на спонсорские деньги уехал за границу в отпуск. В ходе оперативных действий мы установили такой факт, он по телефонуговорил о младенце. Мы сразу же выехали на место, но не успели по времени. Младенец в холодильнике скончался. Изначально работали над одним фактом, но в ходе специальных оперативных действий мы вышли на этот факт», – отметил Кабдула. Также этот врач подозревается в даче взятки в сумме 300 тысяч тенге руководству РГКП «Институт судебно-медицинской экспертизы по Атырауской области» за выдачу положительного заключения экспертизы по фактусмерти роженицы.

ВРАЧИ ПОД ДАВЛЕНИЕМ

В Атырауском перинатальном центре работают порядка 400 человек. Из них более 60 – врачи. 31 сотрудник облроддома подал заявление о добровольном уходе с работы. Причиной тому является недавно произошедшая история с главврачом перинатального центра. По словам врачей, после этого на них посыпались необоснованные обвинения.

По словам Айгуль Шималиной, заведующей родовым отделением Атырауского перинатального центра, сейчас все беременные пациенты и их партнеры необоснованно обвиняют их: «Будто мы не врачи, а убийцы. Они нас за людей не считают. Это и стало причиной, чтобы написать заявление».

Поддерживают слова Шималиной и другие коллеги, отмечая, что решение суда еще не вынесено, а на них давят морально и психологически. Сейчас с ними ведут работу специалисты управления здравоохранения, представители министерства и профсоюзных организаций. Врачи продолжают работать на своих местах. Делается все, чтобы выстроить диалогс врачами. Каждый из них – ценный специалист, который ежедневно борется за человеческие жизни.

– Хочу призвать всех врачей, работать дальше вместе. Может и была допущена ошибка. Может он и вправду виновен. Но я думаю, это не может быть поводом для того, чтобы вычеркнуть весь труд медицинского коллектива и очернять всех, – отметила начальник управления здравоохранения Атырауской области Маншук Аймурзиева.

МНЕНИЯ РАЗДЕЛИЛИСЬ

Между тем, мнения атыраусцев разделились. Некоторые защищают врачей, другие – ругают. Особенно в соцсетях идут нешуточные баталии. Так, известный в регионе журналист Виктор Сутягин написал в фейсбуке пост в защиту профессионалов в белых халатах: «Я тоже, как и любой человек, «проглотил» в пятницу эту информацию. Ужас, шок. Все те же чувства, как и у всех. Но недостаток такой вот есть у меня. Осмысливать начинаю мне брошенную «кость».

Виктор Сутягин задает много вопросов: «А что мы знаем о матери ребенка? Ее позиции? Во сколько он родился и во сколько его понесли в морозильник? Врачей обвиняют: были заполнены документы, и они не захотели их переписывать. (Как понимаю, это электронный формат, когда вбитые данные уходят во все инстанции). Значит, с момента рождения и до момента разговора врача с главврачом прошло какое-то время. Минимум два часа – по закону. Ребенок не подавал признаков жизни и вдруг ожил?»

Он предлагает начать широкомасштабное расследование с приглашением специалистов, проведением патологоанатомических исследований. Раскрылись ли легкие и дышал ли ребенок? Почему никто не задался вопросом: а как же презумпция невиновности? Где же открытый суд? Где, в конце концов, точка зрения, аргументы, доводы, хотя бы какие-то объяснения виновных?

– Так вот, мои друзья по фейсбуку, еще раз повторюсь. Я никого не защищаю. Я просто хочу знать всю правду в этой истории. И, прежде чем кинуть в меня камень, вы все-таки попытайтесь ответить на вопросы. Ответов, на которые у меня нет, – подытоживает Виктор Сутягин.