Павлодарских крестьян обвинили в уничтожении скота, который они в рамках субсидирования должны были сохранить в течение года для увеличения общего поголовья животных. При этом проверяющие не учитывают «звериный» фактор или «форс-мажорные» обстоятельства. Все поголовье скота заболело, поэтому фермерам пришлось срочно забить животных на продажу, передает корреспондент Liter.kz.

Началось все в 2017 году, когда глава крестьянского хозяйства "Сергей" Виктор Рямбов завез из Украины 170 голов черно-пестрых коров. И еще 160 породистых буренок закупил у местных племенных хозяйств. Никаких кредитов крестьянин не брал, все поголовье приобрел за счет собственных средств, потратив около 200 миллионов тенге. Тогда же фермер подал заявку на субсидирование закупленного скота. Государство возместило ему одну четвертую часть понесенных затрат – 52 миллиона тенге. Но случилось непредвиденное. Скотина стала болеть. Коровы телились с осложнениями, через время у животных диагностировали бруцеллез. Понятное дело, что непрошедших "естественный отбор" особей пришлось отдать на забой. Это была вынужденная мера по ветеринарным показаниям, что подтверждается целым рядом свидетельств и справок специалистов. Однако в августе 2019 года к фермеру пришли сотрудники ревизионной комиссии по Павлодарской области.

"Наша цель - проверить законность реализации программы в рамках государственного субсидирования увеличения поголовья крупного рогатого скота. Сопоставив данные управления сельского хозяйства и фактические цифры наличия скота в крестьянских хозяйствах, мы и обнаружили расхождения. Если говорить конкретно о крестьянском хозяйстве "Сергей", то его руководитель не сохранил 114 голов крупного рогатого скота. Это – нарушение действовавших на тот момент правил субсидирования племенного животноводства", - пояснила член ревизионной комиссии по Павлодарской области Жанар Шейхислам.

В региональном управлении сельского хозяйства об этой ситуации знают. Ведь именно к ним поступило предписание от областной ревизионной комиссии "принять меры по исправлению выявленных нарушений". К слову, в похожей ситуации оказался не только Виктор Рямбов, но и другие фермеры, которым также не повезло со здоровьем просубсидированного скота. Как сообщили в ревизионной комиссии, в общей сложности фермеры Павлодарского Прииртышья должны вернуть в государственную казну около ста миллионов тенге в счет того, что не выполнили взятые на себя обязательства по сохранению животных. Суммы от долга – от пяти до 10 млн тенге. У Виктора Рямбова при этом сумма больше всех – 15,5 миллионов тенге.

"Дело в том, что в прошлых правилах субсидирования племенного животноводства был отдельный пункт о том, что фермер, которому государство возмещает часть затрат, обязан был в течение года сохранить это поголовье. В новых правилах этого условия, к счастью, нет, поскольку на этом обожглось немало казахстанских крестьян", - рассказывает заместитель руководителя управления сельского хозяйства области Марат Шугаев.

Радует, что проблема отпала для будущих участников программы субсидирования. Но что же делать уже оказавшимся в долговой яме фермерам?


"Всех наших фермеров, оказавшихся в такой ситуации, мы прекрасно знаем. Это – настоящие труженики и очень добропорядочные люди в большинстве своем еще старой закалки. Тот же Виктор Рямбов от и до прошел Афганистан. По-человечески, и как крестьян их очень жалко. Но у нас есть предписания ревизионной комиссии устранить выявленные нарушения и игнорировать их мы не можем. Проверяющие тоже вряд ли могут включить «задний ход». Поэтому остается одно – решать спор в судебном порядке, тем более, что на руках у крестьян имеются все подтверждающие болезни животных ветеринарные заключения", – высказывает свою позицию Марат Шугаев.

"Конечно же, я буду обращаться в суд! Одно дело, если бы я не обеспечил сохранность скота из меркантильных интересов и совсем другое, когда скотина заболела, и оставлять ее в общем стаде было нельзя", – говорит Виктор Рямбов.

В региональной палате предпринимателей «Атамекен» готовы обеспечить фермерам полное юридическое сопровождение этого дела.