Он говорит, что, несмотря на все усилия Правительства, уголь для потребителей доступнее не стал. Механизма контроля за перекупщиками так и нет.

«СИТО» ПОСРЕДНИКОВ

Вопросу поставок угля для населения и его стоимости уделяют повышенное внимание, тем более начался отопительный сезон. На страницах газеты «ЛИТЕР» эта тема поднималась неоднократно. Однако проблема с перекупщиками, как была, так и осталась, и, судя по ситуации, ее еще не скоро решат. На пленарном заседании Мажилиса Парламента РК член фракции партии «Nur Otan» Павел Казанцев, обращаясь с депутатским запросом к министру национальной экономики РК Руслану Даленову, заявил, что, как ни бились над тем, чтоб людям организовали поставки угля без посредников, так из этого ничего и не вышло.

Он напомнил, что два года назад депутаты уже направляли запрос в МНЭ. Они требовали разобраться в механизме формирования цен на коммунально-бытовой уголь и ответить на вопрос, почему на угольном разрезе товар стоит 3,5-5 тысяч тенге за тонну, а, пройдя через «сито» посредников, конечному потребителю реализуется по цене 14-22 тысячи тенге за тонну.

– Министерством были инициированы соответствующие расследования, которые подтвердили, что в схеме поставок угля от недропользователей до коммунально-бытовых потребителей задействована многоуровневая посредническая структура, а между угледобывающими компаниями и оптовыми поставщиками угля существует ценовой сговор, – констатировал парламентарий.


А ВОЗ И НЫНЕ ТАМ

По его словам, все эти факторы и являются причиной высоких цен на уголь. По итогам этих расследований за 2017-2018 годы к ответственности за ценовой сговор привлечены 49 поставщиков угля и одна угледобывающая компания, общая сумма штрафов составила 338 млн тенге. Наряду с этим, как пояснил Павел Казанцев, Правительством РК был предпринят ряд мер по недопущению ценового сговора и устранению непродуктивных посредников в цепочке поставок. Торговлю углем передали биржам. Казалось бы, теперь все будет прозрачно и справедливо. Но как бы не так. Мажилисмен говорит, что формально созданы все условия для того, чтобы ценообразование происходило рыночным путем.

– Однако от перемены мест, слагаемых сумма не изменилась – воз и ныне там. Цена на уголь продолжает формироваться под воздействием посреднических структур, теперь в том числе и на самой товарной бирже. Комитет по защите и развитию конкуренции РК, анализируя рынок угля, привел пример торговли на бирже, когда за секунду с участием только одного брокера шесть компаний скупили без остатка 566 тысяч тонн угля, что вряд ли возможно без предварительной договоренности между ними, – полагает он.


ПРАВИЛА НАДО МЕНЯТЬ

Таким образом, на его взгляд, действующие правила биржевой торговли позволяют предприятиям-посредникам, не имеющим зачастую даже материально-технической базы, а это – склады хранения и железнодорожные подъездные пути, скупать очень крупные объемы угля. И здесь же, на самом разрезе, продавать его по цене в два раза дороже.

В итоге для конечного потребителя с учетом остальных оптово-розничных продавцов и транспортных расходов цена по-прежнему увеличивается в три-четыре раза.

Парламентарий напомнил, что сегодня Казахстан входит в первую десятку крупнейших угледобывающих стран мира. На долю коммунально-бытовых производителей приходится всего 15% от общей добычи. Дефицита угля в стране нет.

– Цены на уголь не регулируются государством. Есть все предпосылки к тому, чтобы он покупался и продавался нашим гражданам по справедливой рыночной цене. «Но по причине наличия посреднических звеньев, механизмы рыночного ценообразования, мягко говоря, срабатывают плохо», – считает Павел Казанцев.


С учетом острой социальной значимости поставок угля он предлагает министру пересмотреть правила биржевой торговли и исключить анти-конкурентные соглашения между участниками биржи. Также ведомству следует все же предусмотреть механизмы, где не будет места для посредников, и они не смогут влиять на цены для конечных потребителей. И вдобавок нужно обеспечить прозрачность и максимальную конкуренцию среди первичных оптовых покупателей угля.

ДРУГИЕ МОМЕНТЫ

Помимо этого, прозвучали также не менее актуальные депутатские запросы от еще нескольких нуротановцев. Ирина Аронова подняла проблему очень медленного обеспечения жильем детей-сирот и оставшихся без попечения родителей. По ее данным, за последние шесть лет из 7 736 сирот обеспечены квадратными метрами всего 12%. Зачастую таким детям, обучающимся в колледжах и вузах, негде жить. Поэтому она предлагает учебным заведениям, если у них нет общежитий, компенсировать оплату съемного жилья.

Ее коллега по цеху, Василий Олейник, затронул тему реализации законодательных актов по Фонду компенсации потерпевшим, который должен заработать с июля 2020 года. Он рассказал, что были приняты все необходимые для функционирования Фонда нормативные правовые акты, но из-за ненадлежащей координации не обеспечиваются плановые, расчетные накопления на контрольном счете наличности Фонда. Это может воспрепятствовать его своевременной и качественной работе. Мажилисмен рекомендовал ответственным госорганам внимательней отнестись к этим моментам.

Также на заседании одобрен ряд новых законопроектов. Это Протокол о регистрах выбросов и переноса загрязнителей к Конвенции о доступе к информации, участию общественности в процессе принятия решений и доступе к правосудию по вопросам, касающимся окружающей среды. «Добро» получили поправки в Соглашение Казахстана с Кыргызстаном о пунктах пропуска через госграницу. Во втором чтении получили одобрение и законодательные поправки по вопросам совершенствования процедур реабилитации и банкротства.