Ирина Сергеевна избрана по партийному списку партии «Nur Otan» и является членом Комитета по вопросам экологии и природопользованию.

Реально ли девушке из глубинки, начинавшей карьеру в качестве тележурналиста на областном ТВ, стать со временем мажилисвумен? Трудно ли быть членом Национальной комиссии по делам женщин и семейно-демографической политике при Президенте РК по совместительству? Эти и другие вопросы мы адресовали нашей собеседнице.

«Стараюсь делать все с душой»

– Судя по вашей биографии, вы были комсомолкой и журналисткой, активно занимались общественной деятельностью. То есть с самого начала хотели стать деловой женщиной?

– От природы я очень активный человек. Телевидение в мою жизнь ворвалось в 90-е годы прошлого столетия. Сейчас, по происшествии нескольких десятилетий, могу сказать, что в журналистику я попала больше по наитию. Дело в том, что в детстве мечтала стать актрисой, но не получилось. Поэтому, когда появился шанс работать на областном телевидении, решила попробовать.

Не могу долго быть на одном месте, мне нравится живая работа с людьми, постоянное мельтешение лиц и событий. Поэтому на областном телевидении ВКО мне было очень интересно работать. Я вела несколько авторских программ.

Одна из них называлась «Леди-лидер». На дворе стоял 1997 год, как раз именно в то время активно создавались женские объединения, казахстанские дамы активно осваивали бизнес, то и дело в стране открывались женские газеты и журналы. То есть та моя передача была в тренде. Мне нравилось ее вести, потому что я ежедневно встречалась с очень оригинальными творческими личностями, мои героини были неравнодушными патриотками, энергичными и желающими принести пользу своей малой родине.

Еще я вела передачу «Витрина». После меня пригласили работать пресс-секретарем акима города Усть-Каменогорска. На этой должности я проработала полтора года. Со временем накопила определенный опыт, создала бесперебойную систему, благодаря которой освещалась деятельность градоначальника, освоила азы профессии, которая на современном рынке труда называется PR. В то время наша работа называлась просто «пресс-служба», но выполняли мы функции популярных нынче пиарщиков.

– В 1999 году вы возглавили общественное объединение «Федерация женщин «Status». Почему вы приняли такое решение? Почему решили уйти из журналистики?

– Как я уже говорила, у меня всегда была активная жизненная позиция. Я прошла определенную школу жизни: начинала со штукатура-маляра на стройке, работала в системе технического и профессионального образования, попробовала свои силы в журналистике, местном государственном управлении.

А в 90-е мне захотелось свои идеи реализовать в гражданском секторе, заняться общественной деятельностью. И я с головой ушла в создание общественного объединения «Федерация женщин «Status». Создавала его с нуля. Идею активно поддержали деловые женщины ВКО. Со временем в нее вошли состоявшиеся представительницы слабого пола, self-made,занятые в банковском секторе, науке, журналистике, бизнесе. Я же была единственным застрельщиком, организатором наших бизнес-форумов, круглых столов, обучающих семинаров. Мне помогала исполнительный директор нашего объединения. В принципе за 18 лет своего существования объединение накопило солидный бэкграунд.

– То есть на волне общественной работы вы со временем поднялись до уровня мажилисвумен. Тяжело ли работать депутатом?

– Признаюсь, было нелегко, особенно в первое время. Но постепенно втянулась. Законодательная деятельность не ограничивается рамками Комитета по вопросам экологии и природопользованию, членом которого я являюсь.

В парламентских стенах каждый день узнаешь что-нибудь новое, потому что в процессе подготовки законопроектов нужно вникать в обсуждаемый вопрос, прочитывать много специальной литературы, владеть темой.

Нравятся и встречи вживую во время выездов по регионам, когда беседуешь со своими избирателями, разъясняешь нюансы проводимой государственной политики, видишь по их глазам, насколько люди поняли доносимую нами информацию.

Так же, как и все члены фракции партии «Nur Otan», веду личный прием граждан. Случаи бывают разные, и когда вникаешь в суть проблемы, можешь подсказать человеку, куда и к кому он может обратиться. То есть на приемах тоже ведем разъяснительную работу по правовым аспектам, законодательным нормам, государственным программам и так далее.

– Вы являетесь членом Национальной комиссии по делам женщин и семейно-демографической политике при Президенте Республики Казахстан. Какие вопросы находятся под вашим кураторство?

– Членом Нацкомиссии по делам женщин и семейно-демографической политике при Президенте Республики Казахстан я стала в 2007 году. В ней мне доверили сектор экспертной работы. Также стараюсь делать все, что касается моего участка, с душой и пользой для страны.

«Сделать жертву хозяйкой собственной жизни»

– Возвращаясь к общественному объединению «Федерация женщин «Status». Оно реализовало 87 социально значимых проектов, направленных на повышение статуса и качества жизни семей, женщин и детей. Можете навскидку назвать три самых лучших проекта?

– Проекты те были разноплановые. Например, в электоральный период мы организовывали семинары для женщин, занимались их просвещением, постоянно ездили в поселки, аулы, райцентры, встречались с работающими дамами, домохозяйками, студентками.

Мы разъясняли им, что они могут влиять на события, если поменяют свою жизненную позицию с пассивной на активную, что нужно самим активно участвовать в процессе выборов, помогать в штабах кандидатов, узнавать про них информацию в ЦИК.

Такую работу наше общественное объединение проводило на протяжении 4-5 лет. В итоге наши лозунги стали такими узнаваемыми, что их взяла на вооружение областная избирательная комиссия. Сейчас очень часто говорят о бытовом насилии, и благодаря интернет-ресурсам и социальным сетям каждый такой случай быстро становится достоянием общества. На самом деле жертв бытового насилия всегда было много. Этим объясняется, например, востребованность таких проектов, как «Пострадавшим подругам – доступ к услугам», в рамках которого совместно с 30 другими женскими НПО разрабатывались стандарты оказания помощи жертвам бытового насилия.

Мы пытались еще в то время научить прекрасную половину ВКО отстаивать свои права и не бояться противостоять мужьям-тиранам. Организовывали встречи с психологами, юристами, адвокатами. Как могли, пытались встряхнуть наших женщин, чтобы они с позиции жертв перешли на позиции хозяек своей жизни. А ведь это очень важно с той точки зрения, что каждая пострадавшая воспитывала по несколько детей.

В рамках еще одного проекта нашей организации мы помогали адаптироваться в обществе семьям с детьми-инвалидами. Учили их мам и пап развиваться самим и развивать своих особенных детей. Позже Ассоциация родителей и детей с особенностями была зарегистрирована как НПО.

– Вы проходили обучение и стажировку в Израиле, Австрии, Эстонии, Польше, Китае, России, Индии. Расскажите об этом подробнее, чему вы так много и упорно учились?

– В то время мы, помнится, сотрудничали с различными ассоциациями – одиноких матерей, деловых женщин и другими. Информации в те годы было мало, интернет не был развит, как сейчас, поэтому нам приходилось делать акцент на живом обмене опытом.

Учебные командировки большей частью были некоммерческого характера. Например, в 2002 году мы ездили в Эстонию наблюдать, как они внедряют электронное правительство, какую пользу такой e-goverment мог принести женской части населения. В Израиле мы учились организовывать некоммерческие предприятия, извлекать бизнес-доход. Поездка в Австрию была связана с взаимодействием государства и НПО, развитием самоуправления, повышением роли гражданского общества, что и как нужно говорить, чтобы нас услышало государство.

– Вы имеете ряд публикаций в сборниках и брошюрах, посвященных роли и месту женщин в социально-политическом мире, гендерному бюджетированию и гендерной политике в Казахстане. Какие аспекты вы поднимали в них?

– На самом деле аспектов в вопросах гендерной политики очень много. Они имеют очень важное значение именно сейчас, когда мы выполняем задачи, поставленные нашим Елбасы по повышению доходов семьи. Например, должны ли мы в угоду рудиментам прошлого ориентировать женщину на ожидание мужа у очага и занятия исключительно детьми? Не лучше ли для семьи и детей, когда они каждый день видят равноактивных и ответственных папу и маму? Или социально активную маму с горящими глазами, которая состоялась как профессионал даже при том, что она является единственным кормильцем и родителем в семье?

Все-таки правильнее воспитывать детей на собственном примере, показывая, что всегда можно и нужно рассчитывать на собственные силы и таланты.

– Вы – Национальный тренер по социальной политике в интересах семьи и детей. Вы ведете тренинги?

– Раньше проводила множество тренингов по заказу или при поддержке международных организаций. Всегда стремилась свои слова сопроводить практическими вещами. Например, что такое функциональная семья? Это когда супруги изначально договариваются, какую роль выбирает каждый из них. Возьмем, к примеру,экономические вопросы, когда оба родителя зарабатывают, создают так называемую подушку безопасности.

Если договор был классический: «Жена пусть сидит дома и воспитывает детей», тогда мужу было бы целесообразно делать за супругу пенсионные отчисления для безопасного будущего ее и детей. Согласитесь, что с мужем может случиться всякое. Он может погибнуть, стать инвалидом, уйти из семьи, что случается в 30% случаев. Как быть при таком раскладе жене, которая привыкла заниматься только созданием уюта и развитием детей?

Любая семья должна выполнять и воспитательную функцию. Как воспитываются девочки, особенно в неполных семьях? Что нужно учитывать, чтобы в будущем мужчины для нее не были инопланетянами? Психологи не устают повторять, что обида на папу, ушедшего из семьи, переносится девушками на всех мужчин, которые появляются в ее жизни. Как воспитывать мальчиков? Для их комфорта также важно присутствие в их жизни и папы, и мамы. Сыновья учатся у мамы заботе, вниманию и любви, а у отца они перенимают навыки самостоятельности, смелости и т.д.

«Нам хватило мудрости и такта переждать бури»

– В 2005 году вы вошли в состав 1000 женщин мира, номинированных на Нобелевскую премию мира, и стали одной из героинь книги «1000 женщин, которые меняют мир», выпущенной оргкомитетом Нобелевской международной акции. Кто вас туда выдвинул?

– Моя кандидатура была выдвинута международной организацией. Как оказалось, Нобелевские премии мира всегда получали представители сильной половины человечества. 1000 женщин были номинированы на Нобелевскую премию, но лауреатом и в тот раз стал… мужчина (смеется).

– Сегодня в Казахстане растет число разводов, статус семьи не так устойчив, как раньше. Как вы думаете, в чем причина?

– Семейные пары разводились во все времена. Статистика разводов несильно поменялась за эти годы. Просто об этой проблеме опять-таки стали больше говорить именно в век развития соцсетей. Мое понимание: и девушек, и юношей нужно готовить к созданию семьи, разъяснять, что это не только страсть, любовь-морковь, но и огромная ответственность друг перед другом, перед родителями и будущим детьми. Нужно разъяснять, что такое быт на реальных примерах.

– Что приводит к кризису семьи? Как государство помогает супругам сохранить ячейку общества?

– Любая семья переживает кризисные моменты, нужно уметь пережить их, не бежать сразу в дом родителей или в суд с заявлением о разводе. Государство со своей стороны также предпринимает меры. Например, в столице создан специальный семейный суд, где судья с каждым из супругов разговаривает, выясняет причину охлаждения отношений, дает советы, направляет к психологу.

– Вы сами замужем? Поделитесь рецептом семейного счастья.

– Я замужем 33 года, и мы с супругом воспитали прекрасную дочь. К сожалению, из-за проблем со здоровьем в репродуктивном плане не смогла больше родить детей, хотя мечтала о большой семье. Мой супруг – психолог от природы, очень мудрый и уравновешенный человек. Познакомились мы еще в институте и поженились очень молодыми, в 22 года. Конечно, и наш семейный корабль не раз натыкался на рифы, и чашки разбивались вдребезги в пылу выяснения отношений, но нам хватило мудрости и такта переждать бури.

Мой супруг занимается информационно-коммуникационными технологиями и всегда выступал в мою поддержку. Он меня буквально выталкивал на работу, не давал мне бросить общественную работу. Признаюсь, пару раз я пребывала в таком отчаянном положении, что хотелось все бросить и уйти из общественного объединения.

Рецепт нашего семейного счастья вижу в том, что мы с ним родились друг для друга, мы духовно близкие люди, роднее него в моей жизни никого и не было. Я сама выросла без родителей и поэтому с самого начала старалась быть очень внимательной к членам моей семьи.