АУЛ БЕЗ ИНТЕРНЕТА

Аналитическая группа «Кипр» в партнерстве с Фондом «Сорос-Казахстан» провела экспертное обсуждение проблем информатизации среднего образования в отечественных малокомплектных школах (МКШ), в ходе которого Жаслан Нурбаев, и.о. доцента кафедры регионоведения ЕНУ имени Л. Гумилева, представил результаты исследования «Роль информационно-коммуникационных технологий в повышении качества образования в малокомплектной школе».

В качестве площадки исследования был выбран Костанайский регион, который имеет один из наименьших показателей обеспечения школ ИКТ, в том числе – доступа к широкополосному Интернету, а также устаревшую инфраструктуру телекоммуникаций. Из имеющихся в области 514 школ 347 (67,5%) являются малокомплектными. Если же брать в целом по стране, то из 7 047 всех школ РК малокомплектными являются 2 944 (42%). При этом, согласно данным 2016 года, лишь 43% сельских школ в Казахстане оснащены интерактивным оборудованием, а быстрый широкополосный Интернет имеет лишь небольшая часть МКШ. Все это очень сильно осложняет жизнь учителей. Вообще, государство выделяет немало средств на цифровизацию школ, но уже на местном уровне они распределяются крайне неравномерно. До небольших сел средства иногда вообще не доходят.

По мнению руководителя аналитической группы «Кипр», члена Общественного Совета Алматы Ерлана Смайлова такие диспропорции могут привести к серьезным проблемам в будущем не только в образовании, но и в других важных общественных сферах.

Новый информационный век дал еще одно измерение неравенства – цифровое. В настоящем и в перспективе сумма образовательного и цифрового неравенства имеет высокую вероятность вылиться в серьезное социальное неравенство и усугубить его. В таком случае потери государства от снижения качества человеческого капитала сложно переоценить – страна будет не только вынуждена увеличивать социальную поддержку для граждан, не сумевших стать конкурентоспособными и успешными, но также понесет издержки из-за их нереализованного потенциала в экономике и других областях. Учитывая, что удельные расходы на одного ученика в МКШ в среднем в 2,5 раза выше, чем в городской школе, ситуация требует анализа в части подходов, уже проделанной и только планируемой работы как в отношении малокомплектных школ, так и системы образования в целом. Иначе система образования из института развития человеческого капитала превратится в институт воспроизводства социального неравенства, – пояснил Ерлан Смайлов.

«КҮНДЕЛІК» – ПЫТКА ДЛЯ СЕЛЬСКИХ УЧИТЕЛЕЙ

С 2016 года в казахстанских школах начала внедряться система электронных дневников и журналов «Күнделік». Однако отсутствие хорошего интернета в школах приводит к тому, что учителя за свой счет подключают мобильный интернет (Wi-Fi) и заполняют журнал. Если с хорошим интернетом на заполнение журнала уходит несколько минут, то в сельских школах – несколько часов. Классному руководителю и педагогу-предметнику приходится каждый день заполнять журнал и за ученика, и за родителей. Каждый учитель должен своевременно и правильно заполнять журнал. Это один из индикаторов рейтинга школ и отделов образования. Поэтому нарушение этого табу грозит выговорами, рассказал Жаслан Нурбаев.

Председатель Республиканского общественного объединения учителей и преподавателей «Ар-Намыс» Галия Амиртаева подтвердила, что программа «Күнделік», вместо того чтобы облегчить работу учителей, превратилась для них в настоящую пытку. Многим из них теперь приходится заполнять одновременно и бумажные и электронные дневники, и журналы. А, так как Интернет во многих сельских школах очень слабый, педагоги вынуждены в свое свободное время и за свой счет ехать в райцентры или другие места с хорошим Интернетом, вручную заполнять все эти электронные таблицы, а потом еще и отдельно распечатывать на бумаге, чтобы показать директору или проверяющим лицам.

Весь этот бардак приводит к тому, что специалисты не хотят работать в сфере среднего образования. По словам Жаслана Нурбаева, в школах Костанайской области работают педагоги пенсионного и предпенсионного возраста или же совсем молодые, вчерашние выпускники вузов, для которых занятость в школе – это просто временная мера, пока не найдется альтернатива. Учителей в возрасте от 30 до 45 лет практически нет.

В свою очередь политолог, член Общественного совета Алматы Марат Шибутов задал вопрос, почему бы все эти электронные программы не сделать автономными от Интернета? Или, вместо того чтобы тянуть кабели, просто не раздать по школам флэшки с определенным объемом Интернета на несколько гигабайт? Это было бы намного проще и дешевле.

ТОТАЛЬНОЕ НЕДОВЕРИЕ К УЧИТЕЛЮ

Еще один очень важный вопрос прозвучал от декана факультета образования и гуманитарных наук КИМЭП Жулдыз Смагуловой. Действительно ли цифровизация среднего образования способствует углублению знаний учащихся? Или же просто происходит копирование чужого опыта без учета отечественных реалий и потребностей? Чтобы правильно ответить на данный вопрос, необходим опрос учителей, а также директоров школ. Но учителей, которые являются главным элементом школьного образования, обычно не спрашивают, а просто спускают сверху все новые и новые требования. Иногда доска с мелом, бумага и ручка гораздо лучше, чем гаджеты и широкополосный интернет. Вообще, отметила Жулдыз Смагулова, в Казахстане присутствует тотальное недоверие к учителю. Вместо того чтобы просто поставить перед учителем задачу научить детей тому-то и, тому-то, Минобразования, а еще в большей степени местные исполнительные органы, подвергают учительский труд мелочной и нудной регламентации и без конца изобретают новые формы контроля и дополнительной нагрузки. Нужно сделать так, чтобы учителям в школах было комфортно работать, а детям – интересно учиться.

Большую тревогу у многих участников встречи вызывают намерения некоторых членов Правительства по оптимизации школ, закрытию МКШ, а также прогноз, что в рамках курса на урбанизацию из ныне существующих 7 500 сел останется только 1 500.

Школа на селе – это центр социально-культурной жизни. Все мероприятия, встречи, даже просто выйти красиво одетым – все это стекается к школе. Поэтому, если школы будут закрываться, люди будут уезжать из сел. Родители будут искать места, где их дети смогут получить образование. Проблемы МКШ – это аграрный сектор, село, сельское хозяйство. Мы должны развивать их. А, если школы будут закрываться, куда будет идти миграция? В райцентры или в города. В городах тоже проблем прибавится – надо будет обеспечить людей жильем, рабочими местами и так далее, – отметила директор школы поселка Шашубай Карагандинской области Айман Тукбаева.

ЗАКРЫВАТЬ МКШ, ЗНАЧИТ ЗАКРЫВАТЬ СЕЛА

Марат Шибутов также отметил, что недофинансирование, а, тем более, закрытие МКШ, ведет, с одной стороны, к депопуляции сельской местности и деградации аграрного сектора экономики РК, а с другой – к переполненности городских школ, где в некоторых классах учится до 45 (!) человек. Естественно, ни о каком нормальном образовании в таких условиях и речи быть не может. Таким образом, деградация образования идет и в сельской местности, и в городах. Ситуацию в сельской местности могло бы улучшить онлайн обучение, которое позволит сохранить МКШ, а также даст возможность учиться детям-инвалидам.

Депутат Мажилиса Парламента РК Ирина Смирнова добавила, что закрывать МКШ, значит закрывать села. Которые потом, вполне возможно, придется восстанавливать, так как стране необходимо аграрное производство, а города не могут обеспечить всех переехавших сельчан работой и социальной инфраструктурой. Впоследствии государству придется тратить средства на обеспечение трудовой занятости.

Как сказал Жан Жак Руссо, «единственное средство удержать государство в состоянии независимости от кого-либо – это сельское хозяйство. Обладай вы хоть всеми богатствами мира, если вам нечем питаться – вы зависите от других».