Плач рыбака, или могут ли павлодарцы надеяться на рыбное разнообразие made in Pavlodar?

Статья из газеты "Литер Неделя" № 61

Большие надежды в этом плане местные рыбоводы связывают с проектом нового Экологического кодекса, принятие которого Парламентом планируется до конца этого года.

Плач рыбака, или могут ли павлодарцы надеяться на рыбное разнообразие made in Pavlodar?
© novoetv.kz

Дело в том, что в этом законопроекте будет значительно пересмотрена система финансирования природоохранных мероприятий.

Два пишем, пять в уме

Существующий Бюджетный кодекс не регламентирует целевое назначение доходов, поступающих в бюджет. Если только это не целевые трансферты. В контексте платы за эмиссии в окружающую среду это очень напоминает действия по остаточному принципу, когда средства, полученные в качестве возмещения ущерба от выбросов, тратятся, по большому счету, совсем не на решение экологических проблем. Конечно, какие-то природоохранные мероприятия за счет эмиссий реализуются. Но, скорее всего, для отвода глаз. Об этом очень красноречиво говорят следующие цифры, озвученные в конце прошлого года мажилисменами из Комитета по вопросам экологии и природопользования.

Согласитесь, нонсенс, когда из более чем 10 МИЛЛИАРДОВ тенге, полученных областью в счет платежей за эмиссии, на природоохранные мероприятия тратится что-то около 70 МИЛЛИОНОВ. Это всего 0,7 процента. Таковы данные статистики за прошлый год, которые, кстати, как братья-близнецы с годом 2017-ым, за исключением того, что тогда павлодарские недропользователи внесли в казну на миллиард тенге больше. А компенсацию за нанесенный ущерб природа Павлодарского Прииртышья получила в размере все тех же 0,7 процента. Может быть, поэтому прошлый год, объявленный в регионе Годом экологии, оставил у многих павлодарцев больше вопросов, главный из которых: а что же было сделано для реального улучшения экологической ситуации в области, кроме организации онлайн мониторинга атмосферного воздуха и высадки деревьев?

С оглядкой на соседей

Один их тех, кто задается вышеназванным вопросом – глава крестьянского хозяйства «Колос» Александр Веретенников, которого очень волнуют проблемы экосистемы реки Иртыш, а особенно сохранение в ней биологического разнообразия. Последнее вот уже несколько лет подряд оставляет желать много лучшего.

– Если говорить об областных водоемах Иртыш-Зайсанского бассейна, то сегодня около 70 процентов вылавливаемой в них рыбы – это лещ, – говорит фермер. – То же самое можно сказать и про местные малые озера, которые более чем на 50 процентов зарыблены малоценными видами рыб, имеющими очень низкие потребительские качества.

Как рыбовод, заинтересованный в увеличении рыбопродуктивности павлодарских водоемов, глава крестьянского хозяйства «Колос» и его команда очень скрупулезно отслеживают ситуацию по поводу того, как проблему истощения рыбных запасов решают ближайшие соседи павлодарцев. И, надо сказать, данные немало удручают. По этим показателям Павлодарскую область иначе как аутсайдером и не назовешь. Судите сами:

– Мы провели анализ зарыбления водоемов в Северо-Казахстанской и Актюбинской областях по итогам 2017 года, – рассказывает Александр Веретенников. – Результаты просто впечатляют! Североказахстанские арендаторы выпустили более 39 миллионов штук самого различного рыбопосадочного материала. Водоемы Актюбинской области пополнились на более чем 237 тысяч штук молоди карпа, белого амура и толстолобика. А павлодарские пользователи в том же 2017 году выпустили в закрепленные водоемы, как следует из официального ответа на наше письмо специалистов областного управления недропользования, окружающей среды и водных ресурсов, всего около 105 тысяч сеголетков карпа. А чем же мы хуже? – недоумевает руководитель крестьянского хозяйства «Колос». – Почему в Иртыше на территории Восточно-Казахстанской области обнаруживают мальков осетра как результат зарыбления 2012 года, когда в реку в рамках госзаказа было выпущено 70 000 стерляди и 140 000 штук осетра, а Иртыш в Павлодарской области в своем большинстве представлен лишь малоценными видами рыб? Почему в Павлодарской области, где сосредоточено большое количество промышленных предприятий – и предприятий крупных, такой мизерный процент компенсации за нанесенный ущерб растительному и животному миру?

Нерыбные приоритеты

Мы поинтересовались, каким образом в регионе принимаются решения о видах природоохранных мероприятий. Имеется ли у предприятий, загрязняющих окружающую среду, какой-то свой график работ, например, по высадке тех же самых деревьев? Или планирование соответствующих расходов осуществляется на уровне области? Вот что ответил нам руководитель Департамента экологии по Павлодарской области Данияр Алиев:

– Есть Типовой перечень природоохранных мероприятий, которые предприятия области должны проводить. В противном случае они не получат разрешения на эмиссии в окружающую среду. При этом, выдавая это разрешение, мы, как регулятор, можем вносить предложения и рекомендации, направленные на достижение по возможности максимального экологического эффекта.

Любопытно, что, перечисляя возможные варианты рекомендаций, главный эколог области акцентировал внимание в основном на производственные процессы, и ни слова – по восполнению наносимого ущерба народному хозяйству, в частности растительному и животному миру. Видно, это тема у соответствующих структур не в приоритете… Хотя в Управлении недропользования, окружающей среды и водных ресурсов Павлодарской области признают, что «формирование ихтиофауны озер должно проводиться ценными видами рыб».

Об этом в ответ на наш запрос сообщила исполняющая обязанности руководителя ведомства Айгерим Кабылтаева. Но при этом предпочтение отдается карпу. Во многом это обусловлено тем, что на многих павлодарских водоемах имеет место быть «чрезмерное зарастание озер растениями, что пагубно влияет на жизнедеятельность представителей рыбного фонда». А карп, относящийся к типу безжелудочных рыб, всеяден, и способен кормиться практически без остановки.

До нового кодекса…

Также в ведомстве озвучили данные зарыбления: как уже свершившегося факта, так и планируемого. За последние два года можно отметить некоторое увеличение рыбопродуктивности водоемов, но оно незначительное. Так, в прошлом году в баянаульские озера Жасыбай и Сабындыколь было выпущено в общей сложности 172 тысячи штук сеголеток карпа. В этом же году зарыбление озер – опять же баянаульских, но теперь уже Торайгыр и Биржанколь, – ожидается провести в объеме чуть более 175 тысяч штук.

По мнению рыбоводов, это капля в море. Учитывая существующее в регионе положение дел, когда головы государственных экологов заняты иными проблемами, вряд ли рыбным гурманам можно рассчитывать на появление в продаже местной рыбы высокого потребительского качества. По крайней мере до тех пор, пока не будет принят новый Экологический кодекс, где, как планируется, будет установлен норматив направления средств, поступающих от платы за эмиссии в окружающую среду. Может, пересмотр системы финансирования природоохранных мероприятий повлечет за собой изменения не только в их количестве, которое по логике вещей должно увеличиться, но и в составе?