Быть или не быть тиграм в природе Казахстана?

Статья из газеты "Литер Неделя" № 61

Этим вопросом всерьез задались казахстанские биологи еще в конце прошлого года.

Амурский тигр

В тот период в стране объявили о запуске уникального проекта, цель которого – вернуть на просторы казахстанских степей полосатого хищника. Но амбициозный настрой специалистов Всемирного фонда дикой природы World Wildlife Found (WWF) отечественные биологи не разделяют. По их словам, есть масса факторов, которые не просто мешают реализации столь фантастического проекта, но и доказывают нецелесообразность будущих немалых затрат.

Специально для Liter.kz кандидат биологических наук, доцент кафедры биофизики и биомедицины фа­­культета биологии и биотехнологии КазНУ им. аль-Фараби Каршига Кошкимбаев объяснил, почему биологи не верят в успех проекта по возрождению так называемого Туранского тигра, обитавшего на просторах казахстанских степей более 70 лет назад.

В прошлом этот подвид полосатого хищника населял Закавказье, долины Амударьи и Сырдарьи, Приаралье, долину реки Шу, Прибалхашье. Он был распространен также в Иране и Афганистане. Но в 30-40-х годах прошлого века популяция этого подвида исчезла сразу на всей территории обитания, – напомнил историю исчезновения тигра биолог.

Так возможно ли возродить исчезнувшего десятилетия назад тигра? Специалисты Всемирного фонда дикой природы в успехе практически не сомневаются. По их словам, вернуть тигров на земли Казахстана можно, но потребуется время:

«Первые пять лет будут пос­вящены подготовке территории, куда планируется заселение тигров. Нужно создать все условия для их комфортного пребывания на территории Казахстана. Одна из важнейших сейчас задач – соз­дание кормовой базы. Этот процесс уже начался. Буквально в эти дни в резерват заселяют бухарского оленя. Идет работа по поддержке популяции кабана, который является постоянным представителем местной фауны. Чуть позже туда перевезут куланов, косуль», – рассказывал в декабре прошлого года в ходе презентации стартовавшего проекта волонтер движения «Возрождение Туранского тиг­ра» Тимофей Банников.

Тогда же активисты масштабного проекта отмечали, что если программа будет развиваться по успешному сценарию, то уже в 2023 году в балхашский резерват будут заселены первые 20-30 тигров. Но тут стоит сразу же заметить: клонировать давно вымершего хищника не будут.

Программа по возвращению Туранского тигра подразумевает под собой адаптацию иных особей тигров. Понятно, что выбор у наших специалистов не самый большой – ведь нужен тот вид тигра, который сейчас обитает в местах наиболее приближенных к азиатским условиям жизни. Было решено: обживать казахские земли будут Амурские хищники.

«Приживется ли этот вид тигра в тростниковых джунглях Прибалхашья?» – задался вопросом биолог.

Первая причина – они слишком разные

Прежде чем выдать ту или иную точку зрения касательно этого проекта, я выслушал мнение своих коллег-биологов, – рассказывает Каршига Кошкимбаев. – Их высказывания лишь укрепили мою точку зрения о бесполезности, если не сказать даже вредности, стартовавшего проекта. Биолог назвал шесть основных моментов, которые указывают на заведомо провальную кампанию с возрождением тигра в степях Казахстана. Итак, первое: Амурский и Туранский тигр относятся к разным подвидам.

– Они формировались в совершенно разных природно-климатических условиях, говорит Кошкимбаев.

– Общего в природных условиях Приамурья и Прибалхашья не так много. Возможно единственное сходство – это низкие зимние температуры, доходящие до минус 30-400С. В остальном они разные: там – горная тайга, здесь – тугаи, состоящие из лиственных пород деревьев, кустарника и зарослей тростника; там – высокая лесистость территории, здесь – большие открытые пространства; там – влажное, дождливое лето, здесь – жаркое, с минимальным количеством осадков, и т. д. Не случайно из всех подвидов тигра представители Амурского имеют самые крупные размеры, густой, длинный мех. Эти признаки формировались в ходе длительной эволюции и способст­вовали успешному выживанию в условиях Приамурья и сопредельных территорий. А вот смогут ли они привыкнуть к новым условиям обитания в Прибалхашье? Верится с трудом.

Второй момент, который смущает биологов, это то, откуда будут взяты хищники для формирования Прибалхашской популяции. По словам Кошкимбаева, если это будут взрослые, отловленные в природе тигры, то, оказавшись в Прибалхашье, они будут искать привычные для них места, то есть будут усиленно мигрировать, разбредаясь по всему региону, со всеми из этого вытекаю­щими последствиями. Даже длительное содержание в обширных вольерах для адаптации к местным условиям вряд ли отобьет у вольного хищника охоту к путешествиям, уверены биологи.

– Если же популяция будет формироваться из тигров, выращенных в неволе – из зоопарков, цирков,– то и выпускать их в дикую природу не будет смысла, поскольку они элементарно не умеют охотиться и добывать себе пищу, – продолжает наш собеседник.

Третий момент касается того, какой должна быть численность животных в формирующейся популяции, чтобы, с одной стороны, избежать инбридинга, т.е. близкородственного скрещивания, ведущего к вырождению популяции, с другой – чтобы их плотность (количество тигров на единицу площади) соответствовала имеющейся кормовой базе. Возможно, инициаторы проекта уже определились с этим, но ученые, к которым я обращался, не смогли дать однозначного ответа, называли лишь примерные цифры от 15 до полусотни особей.

Четвертый момент, который вызывает у ученых большие сомнения в успешности этого проекта – кормовая база. Как известно, тигр – активный хищник, который предпочитает питаться мясом добытых животных.

– Один взрослый тигр в неделю будет добывать примерно по одному оленю, то есть за год 52 взрослые особи, – говорит Кошкимбаев. – Популяции, состоящей из 15 тигров, потребуется в год 780 голов оленей. Разумеется, они могут разнооб­разить свой рацион мясом косули или дикой свиньи. Но суть остается прежней – потребуется достаточное количество диких копытных для обеспечения кормовой базы. К тому же на эту кормовую базу будет претендовать и местный волк – достаточно сильный и искусный охотник.

В итоге, если «полосатому» не хватит еды, он начнет нападать на домашний скот. Ученые биологи отмечают: в Прибалхашье развито пастбищное животноводство с лошадьми и крупным рогатым скотом, и вот большую часть года скот находится на подножном корме.

– Фермеры время от времени выезжают на пастбища, осматривают стада в бинокль. Если животные не так далеко ушли от своих пастбищ, то предпочитают их не беспокоить. И вот в эти пастбища вторгается тигр. Кого легче добыть: быстроногого оленя или задремавшего в тени бычка? Понятно, что домашний скот станет легкой добычей для тигра. Ну, а фермер будет вынужден взяться за оружие, чтобы защитить свой скот, – размышляет ученый.

Совет не помешал бы…

Среди серьезных препятствий на пути реинтродукции тигра в Прибалхашье ученые называют также присутствие в регионе различных паразитических членистоногих.

Клещи активизируются с первыми весенними оттепелями. Весной на домашних животных можно насчитать по нескольку сотен присосавшихся клещей, – отмечает Каршига Кошкимбаев.

Особенно сильно страдает молодняк – ягнята, телята, жеребята: сильно худеют, некоторые гибнут. Кстати, в свое время сильно пострадали от нападений клещей лошади Пржевальского, завезенные в Национальный природный парк «Алтын Эмель». Несколько животных пало. К концу апреля – началу мая появляются различные кровососущие двукрылые, так называемый гнус, сезон активности которых продолжается до сентября. Комары, слепни, мокрецы, мошки, москиты, мухи жигалки преследуют животных в течение суток, сменяя друг друга. И чем крупнее животное, тем оно привлекательнее для кровососов.

Аборигенные животные «научились» в какой-то мере избегать их нападений, уходя на открытые, хорошо продуваемые участки, заходя в воду, валяясь в грязи, прячась в густой траве и т. д. Вряд ли эти приемы пригодятся завезенным тиграм – они же не встречались до этого с нашим гнусом. И все это лишь очевидные факторы, но в будущем вероятно проявление и других моментов, препятствующих акклиматизации амурского тигра в Прибалхашье.

Кроме того, ученый уверен: с началом заселения Прибалхашья тиграми можно будет ставить крест на развитии туризма в регионе, который только-только делает первые шаги. Ну, кому понравится перспектива столкнуться на пляже с большой кошкой?!

Идея акклиматизации амурского тигра в Прибалхашье выглядит, конечно, заманчивой: ведь обогатится фауна Казахстана, – отмечает Кошкимбаев.

– Но не перевесят ли отрицательные последствия проекта пользу от ее осуществления? Думается, было бы полезно провести серьезное обсуждение проекта в научных кругах страны, не ограничиваясь «разъяснительными мероприятиями» среди сельского населения Прибалхашья.

Организовать встречу представителей Всемирного фонда дикой природы (WWF) можно на факультете биологии и биотехнологии Казахского национального университета имени аль-Фараби, где работают известные в стране ученые-биологи или в Институте зоологии Комитета науки МОН РК. В таком деле лучше семь раз отмерить, чем впоследствии сожалеть о допущенной ошибке.