Новости Казахстана Новости мира Интервью Life style Спорт Культура Регионы Amanat
$ 472.62  513.22  5.43

Синтетическая зараза

Полиция СКО ищет «ботаников» с химическим уклоном для борьбы с наркоторговцами
22.02.2020, 06:36
Синтетическая зараза

Подпольные химические лаборатории на дому, закладки и тайные граффити на стенах – торговцы синтетических наркотиков стали проблемой для всего мира. И для того чтобы вести с ними эффективную борьбу казахстанских полицейских отправили на учебу в Европу. Там с ними своим опытом делились их американские коллеги.

Начальник управления по противодействию наркопреступности ДП СКО Жандос БАСЫБАЕВ рассказал ЛИТЕРу об учебе в полицейской академии в Европе и новых вызовах и угрозах, связанных с развитием технологий производства синтетических наркотиков.

– Жандос Орманович, что это за Полицейская академия, в которой вам довелось учиться? Чему вас там учили, и кто был в составе слушателей?

– Это Международная правоохранительная академия ILEA в Будапеште, с которой сотрудничает Управление по борьбе с наркотиками (DEA) США. Там полицейских учат современным методам работы в борьбе с преступностью. В конце прошлого года министр внутренних дел Казахстана Ерлан Тургумбаев был в Венгрии, встречался с руководством страны, с министром внутренних дел Венгрии Шандором Пинтером. Было принято решение о двустороннем сотрудничестве в правоохранительной сфере, в частности в борьбе с незаконным оборотом наркотических и психотропных средств. Курсы в Академии ILEA, которые проходили со 2 по 7 февраля, были посвящены синтетическим наркотикам. Среди слушателей были казахстанские полицейские профильных ведомств, сотрудники КНБ, эксперты, словом, все специалисты, вовлеченные в сферу, связанную с незаконным оборотом синтетических наркотиков. Американские полицейские рассказали, с чем нам придется столкнуться в ближайшее время. У них уже наработан определенный опыт в этом плане, потому что с «синтетикой» они столкнулись еще в 90-е годы прошлого века.

Почему синтетические наркотики сейчас активно замещают растительные?

Тому есть много причин. В том числе низкая себестоимость, доступность исходных материалов, оборудования, использование простейших методик для их нелегального производства. Например, что нужно для того, чтобы получить опий? Это требует больших ресурсов – земельных и человеческих. Нужно, чтобы географическое расположение было благоприятным для культивирования этих растений, нужны качественные семена, техника, гербициды. Возьмем Афганистан, где большая часть населения вовлечена в выращивание опия. А большое количество людей – это наиболее вероятная утечка информации. И транспортировка наркотиков связана с опасностями. А чтобы сделать «синтетику», не нужно всего этого, лабораторию можно развернуть в любом подвале. Из обычных фармакологических и химических препаратов можно сделать синтетический аналог опия или марихуаны.

– В прошлом году вы уже обнаружили подпольные нарколаборатории в СКО…

– В Аккаинском районе мы зашли с обыском к местному жителю и обнаружили большое количество шалфея и ромашки и пятилитровые бутыли с засохшими ростками шалфея на стенках. Еще мы нашли много спирта. Вначале было не очень понятно, чем он там занимался. После этой командировки в Венгрию я сразу бы все понял. Хозяин занимался изготовлением и распространением спайсов – это синтетический каннабиоид. Его курят.

А в Петропавловске мы долго разрабатывали хозяина одного из интернет-магазинов по продаже «синтетики», не знали, с чего начинать. Ведь борьба с наркопреступностью отличается от уголовного розыска. Там имущественные преступления, и они раскрываются от преступления к преступнику. А здесь, наоборот, от преступника к преступлению. Есть наркозависимые, которые приобретают наркотики, и мы от них отталкиваемся, стараемся дойти до преступника. Когда интернет-магазин разрабатывали, узнали один из номеров телефона его хозяина, через который расчеты происходили. Есть сотовые операторы, привязанные к банку. На такие номера, как баланс, скидывают деньги, которые потом можно снять через карточку. Мы долго наблюдали за человеком, пока не выявили, что он раскладкой занимается. Когда задержали, оказалось, в основном молодежь задействована в этом деле, не закоренелые уголовники. Они сразу все и рассказали, что через интернет работали.

– Потребители синтетики отличаются от потребителей традиционных наркотиков?

– Возраст значительно моложе. Это могут быть дети 13-14 лет из обычных благополучных семей. Они в интернете натыкаются на сайт, решаются попробовать наркотики, потому что интересно, возраст такой. И не страшно, потому что думают: «Это же не героин». Но, (я не пугаю), порой бывает достаточно одного раза, чтобы стать зависимым. Дело в том, что синтетика не выводится из организма, она накапливается. К тому же, когда такой наркотик создают в какой-нибудь кустарной лаборатории, никто не знает, какое действие на человека он окажет, пока не попробуют. Но они на себе же не тестируют, и на крысах испытывать никто не будет. Пустили в оборот – и все. Отсюда и смертность от отравления неизвестными веществами, которая сегодня повсеместно диагностируется по Казахстану. Врачи не могут точный диагноз поставить просто потому, что у них нет таких познаний.

Не воспринимайте это как рекламу наркотиков растительного происхождения. Даже в тех странах, где легализована продажа марихуаны, например, в Америке, сами полицейские против этого, потому что увеличилось число наркозависимых, смертность выросла. К тому же потребители потом переходят на более тяжелые наркотики.

За прошлый год, по данным областного Центра психического здоровья, к ним было доставлено 6 человек в состоянии острого психоза после применения синтетических наркотиков.

Так не зря же говорят, что потребители синтетики скорей пациенты психиатров, чем наркологов. Мы фильм сняли про действие всех этих солей и спайсов, про наш город и на наших примерах. Показали наркомана в «Черемушках», который спотыкается, падает, прыгает на машину, «неадекват» полный. Показали наши улицы, рекламу наркотиков, которую пишут на стенах домов, людей в состоянии психоза. Более полумиллиона просмотров ролик собрал, а люди старшего поколения, председатели КСК, вообще за сердце хватались, никто ж не знал, что это так бывает. И на надписи эти с рекламой наркотиков внимания не обращали, думали это обычные молодежные граффити. Сейчас уже не говорят: вы полиция, вот и стирайте эти надписи, сами стирают. И волонтеры помогают нам активно.

– А синтетические наркотики могут быть слабыми, безобидными для здоровья?

– Они так же подразделяются на легкие и тяжелые, но деление это, по сути, условное. Потому что одно и то же вещество может воздействовать на организм по-разному в зависимости, например, от способа применения. При инъекции наркотик сразу попадает в кровь и воздействует сильнее, чем при курении. А в целом воздействие на организм синтетических наркотиков в сотни раз сильней, чем традиционных. И смерть от регулярного употребления «синтетики» может наступить через 2-4 года (для сравнения: от употребления героина через 5-7 лет). А привыкание может наступить после первого приема, как я уже говорил. Так что безобидных наркотиков не бывает.

– С чем еще придется столкнуться казахстанскому обществу и полиции в связи с распространением «синтетики»?

– Например, с невозможностью определить, под воздействием какого вещества находится человек. Чтобы сделать экспертизу наркотика растительного, достаточно иметь определенные реактивы, и в течение 2-3 минут результат будет готов. А определение синтетического наркотика – это целый химический процесс, и то, если есть лаборатории на местах. Мы повсеместно сталкиваемся с тем, что, даже если оборудование купили, нет специалистов. Нам нужны химики, специалисты по «синтетике», нужны эксперты. С развитием технологий наша работа кардинально поменялась. Все чаще вместо привычной точки по продаже наркотиков где-нибудь в Рабочем поселке, мы сталкиваемся с благополучными с виду молодыми людьми, которые нигде не работают, но ездят на дорогих машинах и часами просиживают возле компьютеров. За ними надо наблюдать, изучать образ жизни, выяснять, откуда деньги берут. Так что Управление по противодействию наркопреступности сегодня должно состоять из аналитиков. Нам IT-шники нужны, которые через интернет будут выявлять торговцев наркотиками и закладчиков. А на реализацию операции, чтобы захватить, блокировать и обезвредить преступников, конечно, поедут другие ребята, спецназ.

– То есть вам придется полностью менять методы работы?

– Оперативная работа в прежнем понимании, конечно, останется, но многое придется менять. Например, раньше контроль над легальным оборотом наркотиков у нас был на одном из последних мест: проводили 4 раза в год операцию «Допинг» и все. Теперь это надо вперед ставить, глубже залезать в эту проблему. Потому что фармацевтические препараты – это сырье для производства «синтетики». Нелегальная лаборатория может быть развернута где угодно, а наркотики можно будет изготавливать, к примеру, из купленных без рецепта антибиотиков.

Нам придется работать в тесной связке с фармконтролем, с медицинскими организациями, чтобы те, кто вздумает изготавливать синтетику, столкнулись с проблемой приобретения лекарств. Потому что теперь в сферу наркобизнеса могут быть вовлечены и фармацевты, и врачи, причем, зачастую даже не подозревая об этом. Они могут просто продать лекарство, не подозревая об умысле изготовителей «синтетики», исключительно из желания помочь.

– Определить синтетический наркотик сложно?

– Синтетические наркотики зачастую не определяются существующими тест-системами. Компоненты, которые в них входят, часто не указаны в списках запрещенных препаратов. Когда их в эти списки заносят, в подпольных лабораториях добавляют новый компонент, с таким же одурманивающим эффектом, и появляется уже новый наркотик. Чтобы обнаружить его, нужно дорогостоящее оборудование. Одной полиции не под силу противостоять этому. Требуется помощь ученых, экспертов, законодателей.

– На что еще вам предлагали обратить внимание американские полицейские?

– На вейпы, например. Европа уже бьет тревогу по поводу их использования, потому что они тщательно не изучены. Почему молодежь так тянет их курить, какие вещества туда входят? На курсах в Будапеште нам рассказали про случай в Америке. Полицейские два года наблюдали за работой магазина по продаже различного табака. Выяснилось, что в его состав входили далеко не безобидные вещества. Когда против владельца возбудили уголовное дело, покупатели выходили на митинги в его защиту. Стражам порядка пришлось нелегко, но вина торговца табаком была доказана.

Также мы намерены обращать внимание на БАДы. Ведь неизвестно, какие компоненты входят в состав разных препаратов, которые свободно продаются сегодня на территории Казахстана. Между тем в России разгорается скандал по поводу таблеток для похудения, в состав которых входит сибутрамин. Это опасное психотропное вещество, регулярное употребление которого в лучшем случае вызывает тахикардию, головокружение и бессонницу, а если не повезет, может привести к расстройству психики вплоть до шизофренических психозов и склонности к суициду.

– Наверное, кардинально надо менять не только ваши подходы к работе, но и отношение общества к этой проблеме в целом?

– Мы еще в прошлом году инициировали программу по борьбе с наркобизнесом, объявив 2019 год в СКО годом противодействия наркобизнесу. Мы сделали упор на профилактику, потому что целью было не искоренение наркопреступности в регионе – это невозможно нигде в мире. Нужно было обозначить проблему, и мы ее обозначили во взаимодействии со многим государственными и негосударственными органами, лечебными учреждениями. В текущем году мы работу продолжаем, привлекаем в союзники науку.

– Социальная реклама нужна, она эффективней скучных лекций…

– Да, социальная реклама необходима. Хорошо было бы показывать социальные ролики перед демонстрацией фильмов в кинотеатрах. Но предприниматели, владельцы кинотеатров, отвечают на такое предложение, что ролик нужно переформатировать. Ну, разве это проблема для благого дела?! Необходимо это делать! Также владельцы LED-экранов отказываются бесплатно показывать наши ролики. Но ведь они не обеднеют от одной минуты в день, если бесплатно покажут социальный ролик. Я рассказал об этом в Палате предпринимателей, они возмутились: «Разве такое может быть!». Надо обязывать предпринимателей демонстрировать социальные ролики, потому что в случае с синтетическими наркотиками речь идет об угрозе национальной безопасности.

Новости партнеров
×