Новости Казахстана Главные новости Новости мира Политика Экономика Бизнес Коррупция Деньги

34-часовая смена, страх и неизвестность: казахстанский врач о коронавирусе год спустя

Врач уверена, что весь Казахстан извлек урок из 2020 года.
17.03.2021, 11:40
34-часовая смена, страх и неизвестность: казахстанский врач о коронавирусе год спустя

В самом начале пандемии коронавирусной инфекции впервые в истории Казахстана огромное количество медиков разных специальностей были одновременно брошены на борьбу с вирусом и его последствиями. Они особенно сильно подвержены риску заражения, но несмотря на опасность для жизни спасатели в белых халатах работали по 34 часа, не поднимая головы. О том, уместно ли сравнивать происходящее с войной и что испытывали врачи, столкнувшись с неизвестностью, рассказала редакции Liter.kz заведующая отделом лечебно-профилактической помощи ГККП «Центр по профилактике и борьбе со СПИД» акимата города Нур-Султана Алия Сергалиева.

Алия Сергалиева начала работать в инфекционном стационаре с больными коронавирусом с мая 2020 года. На протяжении трех месяцев врач находилась рядом с пациентами, спасая их жизни. Вспоминая о начале пандемии, Алия Шуртанбаевна с трудом верит, что уже прошел год. Ведь казалось, что он никогда не закончится.

"Впервые о том, что началась пандемия коронавирусной инфекции, мы услышали в январе 2020 года. Тогда, конечно, реакция была неоднозначная. Мы думали, что происходит это где-то далеко от нас: хотя Китай не так уж и далеко от Казахстана, у нас ведь имеются общие границы. Мы предполагали, что нашу республику пандемия стороной не обойдет. Было страшно, так как вирус нам незнаком, и, как его лечить, на тот момент было неизвестно. Нам почему-то казалось, что коронавирус появится и быстро, до конца весны, в начале лета, уйдет", - вспоминает Сергалиева.

Первые пациенты с положительным диагнозом коронавируса начали появляться в марте. Тогда Алия Сергалиева еще не работала в инфекционном стационаре, а лишь со стороны слышала, как проходит лечение больных.

"В городском инфекционном стационаре с больными коронавирусом я начала работать с 1 мая и до августа. Непрерывно. Первые пациенты поступили к нам одномоментно. В отделении сразу было 40 человек из военной части, которые проходили обследование в провизорном стационаре. В один день, 3 мая, к нам поступило сразу 80 солдат с командирами. Это были пациенты с положительными ПЦР-результатами, но основная их часть была без клинических проявлений, то есть у них было бессимптомное течение коронавирусной инфекции. Буквально единицы, человек 10-15, у которых была на КТ выявлена пневмония. Проценты поражения были небольшие, но на тот момент даже 10-12% поражения легких казались нам сложным течением болезни, и мы называли это тяжелой клиникой. А все потому, что мы не знали, что это за инфекция, не знали, как она поведет себя, как проявляется пневмония", - рассказала врач.

Алия Сергалиева вспоминает, что врачи первое время очень старались быть на связи с коллегами из России и других стран ближнего зарубежья. Медики переписывались, созванивались, консультировались, обменивались информацией и узнавали, как лечить пациентов.

"На тот момент у нас уже были разработаны наши протоколы по диагностике и лечению от коронавирусной инфекции. Мы полностью придерживались и лечили по ним. После лечения было положено провести двукратное ПЦР-тестирование на коронавирус. Только если у человека был отрицательный ПЦР-тест, мы выписывали его из стационара", - поделилась информацией медик.

Первые пациенты, по словам нашей собеседницы, были очень дисциплинированными - в силу того, что почти все из них - солдаты.

"Все назначения выполняли вовремя, лекарство принимали вовремя. На обходе солдаты прислушивались ко всем рекомендациям. Уже после них начало поступать общее население. Среди них пациенты были разные, но мы никогда не делили их по социальному статусу или половому признаку. Они все были для нас просто пациентами, которых мы должны были вылечить и здоровыми отправить домой", - подчеркнула медик.

Врач вспоминает, что несмотря на сложный период и напряженность ситуации, обстановка в городском инфекционном стационаре была очень доброжелательной. Этому способствовал коллектив, который работал как единая команда.

"Коллектив состоял из врачей, среднего медперсонала и санитаров. Несмотря на то, что мы все были из разных организаций и разных специальностей, складывалось ощущение, будто бы всех подобрали  специально - все готовы были работы единой командой. Не было никаких недоразумений, недомолвок. Было ощущение, что все друг друга понимают с полуслова. Самая главная задача - это вылечить пациентов. Хаоса не было. Все было слажено. Руководитель наш на тот момент – Анна Борисовна Цепке - ей огромное спасибо, она как организатор очень грамотный человек, и в городском инфекционном центре она смогла полностью объединить, собрать коллектив. Все работали с полной отдачей", - вспоминает Алия Шуртанбаевна.

По словам врача, коронавирус оказался очень коварной инфекцией. Легкое течение болезни вмиг оборачивалось крайней степенью тяжести. Поэтому медперсонал старался подходить к лечению больных щепетильно и индивидуально.

"Проводили полный спектр обследований. Все потому, что коронавирус был неизученным, мы не знали, как он проявит себя в ближайшие несколько дней. К сожалению, по сей день не знаем. Вирус очень коварен. В феврале 2021 года я снова начала работать в инфекционном стационаре. Сейчас можно сказать, что инфекция протекает тяжелее. Помимо легких, идет поражение кровеносной системы, сердца. Мы знаем, что коронавирус вызывает пневмонию. А то, что идет поражение всех остальных органов... Летом, к сожалению, мы не настолько с этим сталкивались или не настолько знали об этом. Поэтому направленность у нас была летом на пневмонию, а сейчас у нас более расширенный спектр обследования и лечения, потому что расширился спектр поражения", - заметила специалист.

Если летом казахстанцы поступали на начальном этапе заболевания, то сегодня врачи сталкиваются со случаями, когда больные коронавирусом теряют время, занимаясь самолечением.

"Когда летом был пик пандемии, население боялось, поэтому старались сразу обратиться в скорую или в поликлинику, то есть реагировали на симптомы быстро. Сейчас обстановка немного поменялась и мы сталкиваемся со случаями, когда наши люди теряют время, занимаясь самолечением. Поэтому поступают в тяжелом состоянии", - рассказала Алия Сергалиева.

В инфекционных стационарах врачи и медперсонал работают по 34 часа. По словам Алии Сергалиевой, ни у кого не было времени, чтобы слушать слухи или сплетни, которые распространяли казахстанцы в момент всплеска фейковых новостей. Врачи лишь думали о здоровье и благополучии казахстанцев и о своих семьях. Кстати, о семье. Медик рассказала, что не видела мужа и трех детей все три месяца работы с больными пациентами. По приезде дети даже боялись к ней подойти, да и она сама боялась подвергать их опасности.

"Если говорить о своей семье, то они были сами по себе. Супруг и трое детей находились дома, справлялись, как могли. Из этого есть положительные моменты: они научились готовить, обслуживать себя, решать бытовые вопросы без моего участия. Разговаривать с ними времени не было. Постоянно помогать, контролировать – тоже. Дети мои домашние, они привыкли к тому, что мама всем поможет, все сделает, приготовит, постирает, уберет. Когда нам разрешили вернуться домой, у меня оставался страх - я боялась заразить родных. Они у меня не болели. Я сама в инфекционном стационаре переболела коронавирусом в начале июля. Вернувшись домой, у нас была трогательная встреча. Представляете - не видеть семью три месяца. Очень сложно. Младшей дочери шесть лет, она боялась подойти ко мне. Она ходила вокруг меня, протягивала руки и спрашивала: "Можно к маме подойти, а можно маму обнять?", в тот момент плакали все. У меня до сих пор слезы на глаза наворачиваются. Я больше не хочу ни себя, ни родных так испытывать", - с дрожью в голосе рассказала мать троих детей.

Врач уверена, что каждый казахстанец спустя год извлек для себя из этого периода урок.

"Мы все поняли, что не все нам подвластно. У нас еще много работы впереди. Есть над чем подумать. Есть из чего сделать выводы. Я думаю, абсолютно все пересмотрели свои ценности. Поняли, что можем обойтись без некоторых вещей. Можно, оказывается, дома находиться, праздники проводить в узком кругу семьи - без пышности и помпезности. Оказывается, много вопросов можно решить онлайн. Если мы раньше не пользовались благами цивилизации, то за последний год поняли, как это легко - общаться, обмениваться информацией, проводить лекции и занятия. Самое главное, мы сделали вывод, что на первом месте остается здоровье. Спасибо всем, кто поддерживал медиков. Спасибо руководству, которое прилагало максимум усилий. Пусть все будут здоровы. И пусть быстрее пандемия коронавируса закончится, потому что она порядком поднадоела", - резюмировала врач.

После беседы Алия Сергалиева снова облачилась в белый халат спасателя и поехала на ночное дежурство. Снова 34 часа работы - страх, неизвестность и спасенные жизни.

5 марта 2021 года единственная женщина-водитель скорой в Нур-Султане рассказала, что угрожает жизни пациентов.

Новости партнеров
×