Новости Казахстана Новости мира Политика Экономика Коррупция Госпрограммы Газета "Литер"

"Нас загнали в болото": как живут погорельцы из Костанайской области

На жалобы жителей ответили в акимате и в фонде, где собирали деньги для погорельцев. 

19.01.2023, 19:31
"Нас загнали в болото": как живут погорельцы из Костанайской области
Фото пресс-службы акимата Костанайской области

Почти пять месяцев прошло с момента крупнейшего пожара в Костанайской области. Пожар разразился в нескольких поселках, тушили его не один день. Больше всех пострадали жители села Аманкарагай, там огонь уничтожил 89 домов. Погорельцам помогали всей страной. Государство быстро отстроило им новые дома в поселке Аулиеколь, и уже в ноябре они смогли переехать. Но сейчас жильцы новых жилищ жалуются – качество домов, по их словам, оставляет желать лучшего, а почва, на которой их построили, вовсе непригодна для жизни. Кроме того, погорельцев интересует, куда же пойдут деньги, оставшиеся в фонде "Қайрымдылық KZ", который создавали специально для них. Сейчас там осталось более 300 миллионов тенге. Хозяева новых домов рассказали Liter.kz, как живут сейчас.

"Пусть людям дадут деньги"

Одна из погорельцев Оксана Авдеева утверждает, что у каждого из ее соседей есть свои проблемы в доме.

Сырость идет. Вызывают застройщиков, они сделают, уходят, на следующий день еще хуже. Крыши текут у людей, – жалуется женщина.

После пожара она оказалась в непростой ситуации – полного права собственности на дом у нее не было.

Я этот дом купила, но у меня была проблема с документами, я не переписала дом на себя. Хозяева умерли. Но за 22 года нашлись после пожара наследники. Из-за того, что я многодетная, мне все равно выдали новый дом. Но дали всего три миллиона, в то время как всем пострадавшим дали по пять. Что эти три миллиона? Я долги пораздавала. Мебель купила. В школу для детей взяла вещи. И все. Еще, говорят, осталось 300 миллионов. Зачем они на них делают детские площадки там, где дома погорели? Уже нечего делать? Детей там нет. Пусть людям дадут, – возмущается женщина.

То, что в домах имеются проблемы, подтверждает ее соседка Марина Черняк. От сырости и влаги женщина до сих пор не может избавиться. Она и ее супруг – инвалиды по слуху.

Фото жителей

"Этот район не пригоден для проживания"

Другая жительница поселка, Елена Зинкевич, говорит, что с домом у нее проблем нет.

К дому претензий нет, дом сухой. Строители говорили, что дома нужно было проветривать. Считаю, что те, у кого есть сырость, не проветривали дома должным образом, – утверждает женщина.

Но проблемы с септиками, по ее словам, есть у всех.

Потому что грунтовые воды. Весной, сказали, будут ставить пластиковые септики. Идея, конечно, не радует. Но посмотрим, что будет. Местность, на которой построили дома, – не жилая. Глина, солончак, где проваливаются машины – не заедешь ни во двор, никуда. Машины проваливаются так, что вызывают КамАЗы и технику, которая тоже проваливается. Этот район не пригоден для проживания. Никаких построек не сделать. Это огромная проблема, и не знаю, решаемая она или нет. Весной здесь будет Венеция. Будет дома топить, – переживает женщина.

Фото жителей

Кроме того, погорельцам так и не выдали документы на их новые дома.

С этим тоже проблема. Говорили, через месяц, потом до Нового года. Сейчас, когда они будут, неизвестно. Этот вопрос задается, но люди отмалчиваются, – говорит Елена.

Еще одна проблема: в Аманкарагае многие зарабатывали на том, что продавали грибы и березовые веники у дороги. И после пожара у людей сгорели их склады и запасы. А на новом месте лесов толком нет.

Работы нет. Я в Аманкарагае продавала грибы и веники. Сейчас я осталась без работы. У меня трое детей. Веники мне здесь вязать негде. Их нужно где-то сушить и складировать. Я не знаю, как буду летом жить. Нас таких много, и у всех дети. Поэтому я считаю, что какую-то сумму они должны раздать. Потому что денег, которые давали, уже нет, – говорит Елена.

Осенью на территории домов уже были подтопления. Фото: Костанайские новости

Женщина опасается, что на оставшиеся деньги будет решено облагораживать территорию, чтобы исправить ситуацию с почвой.

В том, что дома строили на этих местах, виноваты они. И они не должны с этих денег решать такие вопросы. Это деньги казахстанцев, которые направлялись нам. Те, кто дал разрешение здесь дома строить, пусть и покрывают эти расходы из своего кармана, – считает Елена.

"Нас загнали в болото"

Владимир Сапрыгин жалуется на то, что дом дает осадку, из-за чего трескаются стены.

Дом продувает. Стеклопакеты промерзают насквозь. Лед изнутри дома. Я бы отдал этот дом, какой есть. Пусть мне выплатят, а я бы построил дом, на своем месте. Здесь ни огород, ни сарай нельзя держать, потому что болото. Я когда весной пришел, у меня машина в землю провалилась, КамАЗом вытаскивали. Ни подъехать, ни построить, ничего нельзя сделать. Септик наполняется за пару дней. Я им не пользуюсь, потому что он постоянно полный, – сетует мужчина.

Он также подтвердил, что документов на дом пока нет.

Но с нового года заставляют всех в принудительном порядке составлять договоры на комуслуги. А я говорю, какой договор составлять, если нет документов на дом? – вопрошает Владимир.

Фото жителей

Мужчина утверждает, что получил от фонда пять миллионов тенге.

У кого забор сгорел получил пять миллионов, у кого сарай, пять миллионов, у кого дом сгорел, тоже пять миллионов. Я не доволен, конечно. Они предложили за мой дом дать шесть миллионов согласно оценке. А я говорю: "Вы за шесть миллионов построите мне такой дом?" Предлагали же: раздайте населению деньги, которые вы затрачиваете, пускай каждый строит, где жили. А они нас в болото всех загнали и перед фактом поставили. Выбора не было, – рассказывает погорелец.

"На улице их не оставляем"

Мы связались с акимом Аулиекольского района Ерланом Теменовым. Тот заверил, что старается решать проблемы погорельцев.

Все будет решаться. Я сейчас оттуда еду. Чистим дороги, готовимся к паводковым мероприятиям. Все задачи, которые есть, будут решаться. Мы отвечает также за вывоз мусора, снега, освещение. (…) Я тоже могу много кому нажаловаться. Но я делаю свою работу. Весна и лето покажут. Будем помогать, собираем сходы. На улице их не оставляем. Я захожу к ним в дома, смотрю ситуацию. Могу вам пофамильно их назвать, куда заходил, с кем здоровался. Объезжаю, жертвую своим обедом, – сказал аким.

Но на вопрос о том, как обеды, которые он приносит в жертву, улучшат почву, конструктивного ответа не было.

Дома строили согласно генплану села Аулиеколь. Его делали в 2017 году лицензированные организации из Астаны. Там, наверное, тоже люди не с улицы, – ответил Ерлан Теменов.

"Мы всем все выплатили"

На вопросы Liter.kz ответила депутат областного маслихата и представитель того самого фонда "Қайырымдылық KZ", который занимался сбором средств для погорельцев, Гульмира Капенова. В общей сложности от казахстанцев поступило более 1,2 млрд тенге. Львиная доля этих денег – от юрлиц. По судьбе оставшихся денег пока еще конкретного решения нет.

Мы рассматриваем все варианты, в том числе и по приему ходатайств от людей. Сейчас просто ждем окончания аудиторской проверки. Мы не держим эти деньги, пусть проверка закончится. Мы и местные исполнительные органы, и общество проинформировали, какая сумма на счету есть. В принципе граждане могут дальше в фонд продолжать обращаться. У нас же одно из направлений – это помощь людям. Мы первоначальную помощь оказали, – рассказывает Гульмира Капенова.

Депутат отметила, что у фонда три направления – люди, лес и обустройство сгоревших поселков. С ее слов, по лесу и благоустройству все обязательства выполнены.

По людям мы первоначально всем распределили деньги на первое время, чтобы понять, что дальше. Потом, вы же знаете, есть такой момент, что когда мы говорим "люди", мы имеем в виду не только деньги, которые поступают на счета. В новых домах мы поставили заборы за счет средств фонда, проложили брусчатку, сделали ПСД на канализацию. То, на что в бюджете деньги не были заложены. Это же тоже людям. Да, мы не раздали им лично в карман, но это для благоустройства их домов. Мы закупили помпу для выкачки септиков. Весной вопрос с септиками снова поднимется. Я знаю, на что бюджет есть, на что нет. Конечно, можно раздать людям, но они через полгода и следующие пять миллионов уже не вспомнят, – говорит Гульмира Капенова.

Она не согласилась с тем, что людям раздали лишь по пять миллионов. Помимо этого, по словам представителя фонда, им возмещали ущерб за потерянный скот, автомобили и сельхозтехнику.

И если у них на складах что-то сгорело, мы всем все выплатили. По пять миллионов – это лично каждой семье независимо от ущерба. А помимо этого, мы еще выплачивали. За постройки не выплачивали. Они же получили новые дома. Они не считают эти 18 миллионов, которые получили в виде дома? Если бы им государство, в том числе наш фонд, деньги платил по оценке их имущества, было бы намного меньше. Многие дома, которые сгорели, оценивались в три-пять миллионов. Постройки были деревянные, 70-х годов, они были бы оценены в копейки. (…) Более того, к нам повторного обращения от людей не было. Не было же такого, что мы отклонили чьи-либо заявки. Пусть обращаются, мы будем рассматривать, – заявила депутат маслихата.

"Мы не ожидали, что придет столько денег"

Гульмира Капенова утверждает, что изначально фонд создавали для того, чтобы получать помощь от юрлиц и госорганов.

Нужен был фонд, который будет прозрачным, на который акимат дал бы гарантию, что не разворуют. Но так получилось, что и физлица стали отправлять деньги в наш фонд. Мы ожидали, что деньги будут поступать от государственных и частных структур, чтобы перераспределить их между погорельцами и всеми, кто нуждался. А собралось больше миллиарда. В уставе фонда отражено, что мы оказываем помощь не только аулиекольцам, но и пострадавшим во время ЧС на территории области. За это время мы еще нескольким погорельцам помогли в поселках и в городе Костанае. Большими суммами, кому миллион, кому 500 тысяч на ремонт, кому-то дома купили. Мы работаем в соответствии с законодательством, мы подотчетны всем нашим благотворителям, – заверила она.

Депутат рассказывает, что фонд старался максимально быстро оказать помощь пострадавшим.

Нам нужно было к началу ноября людей заселить, что они купили мебель, теплую одежду и встретили зиму. И у нас не было физически времени на заседания и комиссии. Мы приняли решение, в правовом поле это работает – получать ходатайства от местных исполнительных властей на основании всех документов о пожарах, с протоколами. Они на местах это определяли и к нам в фонд передавали. Мы готовые документы рассматривали, если все было правильно, выезжали на место, встречались с людьми, проверяли и направляли деньги. Первые деньги мы рассмотрели в течение двух суток. Никто не спал, не ел. 180 семей по списку, за два дня – это же бешеная ответственность. Мы по миллиону, 500 тысяч в течение двух суток всем отправили. Я считаю неправильным просто так и равномерно всем раздать деньги. Я несу за них ответственность, – говорит Гульмира Капенова.

"Просматривается элемент иждивенчества"

Женщина просит тех, кто недоволен ситуацией, проявить терпение.

На тот момент решения принимались очень быстро. Я сама была в этих домах, когда закладывался фундамент, когда они строились, когда ремонтировались, и когда люди заехали, мы несколько раз смотрели. Я понимаю, что люди привыкли к лесу, почва не почва, я знаю все их претензии. Но на сегодня эти дома у них уже в собственности. Документы не получили – вы же понимаете, что дома строили экстренно, документы пока вводят. Могли пойти другим путем – "ждите, пока будут готовы все документы, пока живите где-то у родственников, все закончится и заселим". Но все шли им навстречу, создавали бешеные неудобства всем для работы, чтобы только эти люди пережили зиму, получили теплые дома. Как только они документы получат, у них есть право продать и купить участок в лесу, строить, как они хотят. Но на тот момент правительство приняло единственное за всю историю всех ЧС колоссально быстрое и оперативное решение. Здесь нужно им проявить терпение и понимание, – считает Капенова.

Среди погорельцев были две семьи, которые не имели полноценных документов на жилище. Они жили в домах, за которые платили рассрочку продавцам-владельцам.

Люди выплачивали хозяевам стоимость дома в рассрочку. На момент пожара до конца не рассчиталась. В итоге и деньги потеряли, которые предварительно выплатили, и дом. В итоге собственники получили дома, а квартиранты остались на улице. Мы не могли им помочь за счет средств фонда. Но мы нашли общественные организации. Мы находили другие возможности. Подключили Ассоциацию деловых женщин, они купили два дома. Обставили. Мебель, все есть. Дома переданы в собственность, – поделилась историей депутат.

Она заверила, что вопросы погорельцев решаются и будут решаться и дальше. Депутат маслихата утверждает, что для людей создали все условия и шли навстречу.

Мы не могли за два месяца сделать все. Нужно просто подождать. Никто их не бросает. Дома на гарантии. Мы даже купили им автобус, чтобы детей в аманкарагайскую школу возить. Они не захотели бросать эти школы. Хотя по закону должны устраивать детей по месту жительства, но мы пошли им навстречу. Но мне бы хотелось, чтобы деньги, которые нам страна доверила, решали системные вопросы. Никто не говорит, что на этом мы остановились. (…) Не хочу никого обижать, но здесь уже какой-то элемент иждивенчества я просматриваю. Дело не конкретно в этом случае, у нас везде это просматривается. Я считаю, что мы очень много всей страной сделали для Аулиеколя, – сказала Гульмира Капенова.

Она отметила, что представители фонда открыты и доступны, а их телефоны есть у погорельцев, которые в любой момент могут обратиться за помощью.

Дина Алиева

Новости партнеров
×