Новости Казахстана Главные новости Новости мира Политика Экономика Бизнес Коррупция Деньги

Норковая шуба за пять тысяч тенге? Как столичная семья помогает нуждающимся одеваться в бренды

Даулет и Асемгуль Керейбаевы открыли в столице четыре магазина, где продают вещи по неприлично низким ценам.

22.06.2022, 18:35
Норковая шуба за пять тысяч тенге? Как столичная семья помогает нуждающимся одеваться в бренды

В последние годы благотворительность в Казахстане стала своего рода трендом. Все больше людей, которые сами когда-то нуждались в помощи, встав на ноги, хотят оказать поддержку и заботу тем, кому они нужны. Идея, безусловно, благая, правда, порой такая доброта порождает иждивенцев, уверенных, что все вокруг обязаны снабжать их продуктами и вещами. С такой неприятной ситуацией столкнулся и астанчанин Даулет Керейбаев. Со своей супругой за два года он открыл четыре социальных магазина, где можно найти обувь и другую одежду за 100 тенге. О своем деле и обратной стороне благотворительности он рассказал корреспонденту Liter.kz.

Даулет и Асемгуль Керейбаевы выходцы из многодетных семей. Глава четы признается, когда-то и он сам нуждался в помощи, работал с девяти лет, приходилось собирать бутылки, чтобы элементарно добраться до школы. Семья жила скромно, быть может, поэтому, повзрослев, Даулет не стал гнаться за миллионами, а решил помогать людям.

Все началось в 2020 году, когда супруга пошла сдавать вещи в фонд, который принимает одежду и раздает ее нуждающимся. Тогда она загорелась идеей начать подобное дело. Мы хотели открыть магазин, где каждый смог бы приобрести необходимые вещи для себя. Решили остановиться именно на магазине, а не фонде, потому что понимали, что необходим заработок, который хотя бы покрывал аренду и зарплаты продавцам, – начал рассказ Даулет.

Тяжелее всего оказалось оформить соответствующие документы, отыскать грамотного юриста. Помещение нашли быстро – в одном из спальных районов столицы по улице Косшыгулулы. Место выбрали неслучайно, почти все дома здесь построены по госпрограммам и квартиры в них выдавались госслужащим и социально уязвимым категориям граждан. Для того чтобы открыть магазин, нужны были вещи. Даулет находил их на сайтах объявлений, рассказывал людям о своей идее, а те охотно отдавали ненужную одежду, предметы быта, игрушки. Первым делом установили депозит для многодетных семей и матерей одиночек: они могли набрать товаров на пять тысяч тенге и забрать их бесплатно. Все, что превышало эту сумму, должно было оплачиваться. Делалось это не ради выгоды, а скорее, чтобы был порядок и помощь получили как можно больше людей.

Когда раздавали вещи бесплатно, мы с супругой много раз закрывали магазин. Поэтому, как только перестали это делать, нам реально полегчало. Дело не в деньгах, просто мы перестали нервничать и переживать, не спать по ночам. Потому что с многодетными и матерями-одиночками у нас были постоянные разборки. Нас обвиняли в том, что мы делаем предпочтения одним, кому-то отдаем меньше. Кто-то хотел забирать все бесплатно, угрожали, упрекали нас в том, что вещи нам передают даром, а мы их за деньги продаем. Как будто мы наживаемся на этом. Не выдерживали и продавцы, им тоже доставалось от недовольных тем, что им не дают забрать все вещи без оплаты. Их доводили до слез, мы даже порой участкового вызывали. Не знаю почему, люди всегда были недовольны. Мы ведь хотели помочь, а оказалось, плодили иждивенцев. Конечно, немало и благодарных людей есть, – говорит Даулет.

Депозит было решено отменить, поскольку цены на одежду, хоть и не новую, в магазине и без того символичные: от ста до пяти тысяч тенге. К примеру, недавно им принесли дорогую итальянскую обувь, стоимость которой 270 тысяч тенге. Приобрести в магазине у нашего героя ее можно за пять тысяч. Столько же стоит и норковая шуба, и брендовая сумочка известного дизайнерского дома.  

Мы как с самого начала установили цены от ста до пяти тысяч тенге, так и не повышаем. За пять тысяч у нас вещей немного. В основном это итальянские, кожаные, брендовые изделия. Бывают новые вещи с этикеткой, мы их за сто тенге продаем, сумки, шарфы дорогие. Все женские джинсы, например, стоят до двух тысяч тенге. Я заметил, что к нам заглядывают сейчас не только жители близлежащих домов, но и на машинах дорогих подъезжают присмотреть что-нибудь себе, – рассказывает астанчанин.

Сейчас у Керейбаевых действует уже четыре социальных магазина, в которых трудятся 10 сотрудников вместе с хозяевами. Получают продавцы от ста до двухсот тысяч тенге за 15 дней работы. Также супруги арендуют два склада, которые тоже никогда не пустуют.

Меценаты помогли изготовить железные боксы для сбора одежды. Их установили у трех столичных жилых комплексов на левобережье столицы. За неделю они забиваются вещами доверху, откуда их и забирают для распределения. Сначала местные жители с недоверием и возмущением отнеслись к установке ящиков, зато теперь радуются, что их вещи не будут гнить на свалке, а получат вторую жизнь.

После того, как хозяева магазинов обожглись с раздачей вещей даром, они решили ту часть одежды, игрушек, которая не подходит для реализации в их магазинах, отвозить в фонды, поселки, откуда их можно забирать бесплатно.

Честно говоря, я даже не знал, что у нас в городе, можно сказать, на каждом углу действуют фонды, которые бесплатно раздают вещи. Я узнал о них, попав в чат активистов города. Мы видели, как в этих фондах сносили полки, устраивали склоки за вещи. Такой бардак порой творится. И я убедился, что сделал правильно, отказавшись от бесплатной раздачи товара. Наша цель сейчас все заработанные средства, которые остаются после выплаты аренды и зарплаты продавцам, пускать в оборот – отдавать на благотворительность или открывать новый магазин. Мы с женой планируем создать фонд и помогать тяжело больным детям в реабилитационных центрах. Хотели поехать изучить вопрос, чтобы деньги доходили до них точечно, но сейчас пока нет времени на это, – делится планами Даулет. 

Вещей привозят очень много, но критериям отбора магазинов соответствует лишь 20%, а порой и меньше. Остальная часть уходит в фонды, откровенное тряпье в виде ветоши собирается для автомоек и СТО. Вязаную одежду забирают местные жительницы, которые распускают их и вяжут новые изделия. От каждой вещи стараются взять по максимуму, собирают даже пуговицы с непригодной для носки рубашки. Тем не менее в день набирается два-три больших контейнера мусора, признается владелец магазина.

Нам, бывает, передают до такой степени грязные вещи с рвотой, без пуговиц и замков, даже ношенные нестиранные трусы, носки, обувь без пары, одежду, гниющую где-то в сарае. Зачем они это делают? Мы ведь когда принимаем, наши сотрудницы не смотрят, что привозят, поток большой. Все вскрывается, когда уже сортируем. Хотя всегда просим привозить постиранные и не порванные вещи. 40-50% привезенного мы выкидываем в мусор, – сетует собеседник.  

Сначала в магазине работали две машинки, которые перестирывали вещи, однако с увеличением потока поступающего объема, а например, с мечетей привозят полные “Газели”, это стало невозможным. Сейчас каждый товар предварительно гладят, устанавливают на него штрих-код с ценой, только после этого вывешивают на стойках. В фонды тоже передаются чистые вещи, ведь их еще кому-то носить. Человечность должна быть во всем, говорит Даулет. В магазинах тоже стараются создать приятную атмосферу, устанавливаются камеры видеонаблюдения, сотрудники следят за чистотой в залах и примерочных. Словом, работают так, чтобы люди не стеснялись и не чувствовали себя будто одеваются в комиссионке. Каждый, кто хочет помочь не только одеждой, может в свободное время прийти и на безвозмездной основе рассортировать товар на складе либо навести порядок на полках магазинов.

Каждый день Керейбаевым пишут жители Алматы, Караганды, Павлодара, Тараза, Шымкента, которые просят открыть подобные магазины в их городах. Однако пока решено развивать сеть только в столице, филиалы в регионах еще в планах. К слову, нередко приносят им и продукты. Их раздают бесплатно всем посетителям.

У нас двое детей, мы оба из многодетной семьи. В 2000 году моя семья переехала из поселка в столицу. Жили на дачах, было тяжело, не могли найти на хлеб, старались бутылки собирать, я даже в школу не мог за 10 тенге добраться на автобусе. Постепенно я начал заниматься бизнесом, отец меня всему научил. У меня есть основная работа, благодаря которой могу содержать семью. Магазин – это скорее наше хобби, которое приносит пользу. Считаю, людям надо стать добрее, начать с того, что поднять на улице мусор, начать сортировать его. Если кому-то нужна помощь, остановитесь, выслушайте, это уже благотворительность, – считает глава семьи.

Однако по словам Даулета, есть у этой медали и другая неприглядная сторона. Чем больше и чаще отдаешь некоторым людям, тем требовательнее они становятся, считая, что все вокруг должны их содержать, раз имеют такую возможность. Керейбаевы и до открытия магазинов мешками привозили малоимущим семьям продукты и стали замечать, что многие из них элементарно не соблюдают чистоту в своем жилье, дети неумытые и неопрятные, зато на стене красуется новый телевизор, взятый в кредит.  

Я вспоминаю свою семью, мы старались дома уют создать, где-то песок найти подштукатурить, побелить, чтобы не стыдно было людей в дом заводить. В конце концов, нужно ведь сначала детям своим условия создать, лучше им одежду, принадлежности, еду купить, чем платить кредит за этот телевизор. Зато могут возмущаться, мол, почему не привезли мясо. Год мы помогали одной семье, даже новую технику отдавали, а однажды чего-то не дали, так женщина пришла и плюнула нам в лицо, – вспоминает собеседник.

Помощь бывает разной и, оказывается, не всем, кто о ней просит, она реально нужна. Даулет и Асемгуль живут в достатке, хоть и миллионов за плечами не имеют. Их благие дела и намерения обогащают духовно и сеют добро, от которого исходят теплота и забота. Но их опыт открывает глаза на некоторые вещи, например, что не стоит постоянно относиться снисходительно и сопереживать требующим о помощи людям. Безусловно, во благо оказать поддержку в определенный сложный период, но ведь так недалеко и посадить на шею десятки иждивенцев. В конце концов, каждый должен стремиться сделать свою жизнь лучше. История семьи Керейбаевых учит жить по совести и знать во всем меру. 

Новости партнеров
×