Новости Казахстана Новости мира Политика Экономика Коррупция Госпрограммы Газета "Литер"

Почему Интернет становится хуже, а тарифы – выше?

09.12.2022, 16:46
Почему Интернет становится хуже, а тарифы – выше?

Первые в этом году серьезные морозы отправили школьников на дистанционное обучение. Городские ребята спокойно открыли свои смартфоны, ноутбуки и приступили к урокам. А вот многие их сельские сверстники не могут позволить себе уроки онлайн. Знаете, почему? Потому что в их селах нет Интернета. Или он настолько слабый, что бессмысленно пытаться провести урок в прямом эфире... Ну вот мы и подошли к главным вопросам, которые на этот раз обсуждались в Гостиной “Литера”: почему в стране еще есть населенные пункты, где Интернет недоступен, и почему качество Интернета в последнее время становится все хуже. Ответы на эти вопросы мы искали вместе с Национальной ассоциацией коммуникации и цифровизации. На наши вопросы отвечали управляющий директор Азамат Колов и директор аналитического центра Олжас Баржаксынов.

– Итак, главный вопрос: почему Интернет не шагает по всей стране, как об этом рапортуют чиновники? Ваша версия?

Азамат Колов:

– Интернет давно мог бы шагать по всем уголкам страны и вполне с неплохими скоростями, то есть качественно и быстро, но есть ряд проблем.

Если более реально подойти к решению вопроса обеспечения Интернетом последнего километра, то у нас есть выработанные на основаниях наших поездок по регионам предложения, решение которых дало бы нам всем возможность преодолеть стоящие перед селом преграды. Мы подготовили три основных пункта, необходимых для решения вопросов обеспечения Интернетом сельской местности. Первое – чтобы энергопередающие компании предоставили в безвозмездное пользование региональным операторам и провайдерам свои опоры для проведения оптоволоконных кабелей в сельскую местность. Второе – это чтобы базовые операторы немного скинули цены на стоимость своих тарифов в сельской местности, и третье – это чтоб государство предоставило субсидии социально уязвимым слоям населения в вопросе подключения их к Интернету на последнем километре.

Хотелось отдельно остановиться на опорах. Подавляющее большинство опор, которые расположены в селах, были установлены еще в далеких 60-х–70-х годах ХХ столетия. В то время столбы и кабеля проводили во все районы, далее – совхозы, в каждую ферму и даже в небольшие отделения. В советское время вообще не рассматривали вопросы, проживает там 250– или 250+ человек. Десять домов имеется – все проводили, и точка. И на сегодняшний день эти опоры в основном находятся в введении энергопередающих компаний. Все мы хорошо знаем, как в то время было развито сельское хозяйство. И это нам теперь должно быть только на руку и должно работать на нас. Это же практически готовая инфраструктура, которая простаивает по всей нашей стране, готовая для проведения оптоволокна. А мы в некотором роде бездарно поступаем, что не можем даже ими воспользоваться в такой ситуации. Многие предприниматели, провайдеры обращаются, пишут, говорят, что если бы их освободили хотя бы на определенное время от оплаты за столбы, то они бы свободно зашли в малые села со своими услугами. Самоокупаемость стала бы более низкой. Оплата за услуги Интернета существенно была бы ниже, и большинство жителей глубинок могли бы подключаться к Интернету.

Мы считаем, что энергопередающие компании должны максимально проявить социальную ответственность и предоставить все-таки опоры, оставшиеся в наследство от советского периода, для предоставления Интернета населению. А ребром стоящий вопрос обслуживания столбов можно было бы решить путем заключения договора совместного обслуживания между РЭК и местным провайдером.

Тем более мы же знаем, что урбанизация дает о себе знать. В селах, где проживают 500 человек, через определенное время могут уже проживать и 400 человек, где 300 проживают там может оказаться и 200 человек, а где сейчас проживает 150–200 человек, со временем могут остаться и 100 человек или и того меньше. Например, согласно норм законодательства в этом направлении, оставшихся последних 40–50 жителей после ликвидации их села обычно перевозят в другие, более развитые села и т. д. А всю инфраструктуру села, оставшуюся после процедуры ликвидации, потом в течение месяца разберут по частям на стройматериалы. А столбы пойдут на дрова. Я сам видел такие грустные моменты своими глазами. Останется пустое место. Получится ни им, ни нам. Столбы не достанутся ни РЭКу, ни населению. Так что нам надо во что бы то ни стало сохранить наши аулы. А каким образом мы с вами сможем внести свою лепту в приостановление этого процесса? Максимально решая задачи по обеспечению наших сел Интернетом, связью и телевидением. Сообща мы сможем остановить отток населения в большие города. И таким образом решить вопросы безработицы в больших городах, куда прибывают сельчане в поисках лучшей жизни, но зачастую без квалификации и профессионального опыта. И одновременно решаем и другую проблему – оставляем на своих обжитых местах специалистов введения сельского хозяйства, которые нам будут остро необходимы в период будущего роста развития сельскохозяйственного направления нашей экономики.

– Вот сейчас все говорят, что придет Илон Маск и подключит наши последние километры к Интернету. Что Вы думаете об этом?

– Совершенно верно, на сегодняшний день мы слышим разную информацию со всех сторон про спутниковую связь Илона Маска. И Министерство информационного развития РК часто и много говорит об этом. Но там тоже работают люди, а люди могут ошибаться. Каким бы он золотым не был бы, но в спутниковой связи Илона Маска есть немало минусов, это и дороговизна для потребителя, да и вопросы безопасности для Казахстана нельзя скидывать со счетов. Через определенное время, например, мы можем создать очередного монополиста уже в лице иностранной компании, отдав ей огромные территории для проведения Интернета. Но одно дело, когда монополисты – это госкомпании или частный крупный бизнес, у которых всегда будет во главе угла стоять проблема социальной ответственности перед казахстанским обществом. А другое дело – монополист из-за бугра.

Есть еще вторая сторона медали. Мы же не знаем еще, какая будет через определенное время, к примеру, политическая ситуация в мире. И с кем там они работают, или откуда растут их уши и ноги. Если еще дальше пойти, то они вполне могут использовать все эти возможности в продвижении государственно-политических интересов других стран. Со своими-то монополистами, скорее всего, на худой конец, всегда можно будет договориться, а с иностранными, может быть, и нет. И мы вполне можем оказаться в очень сложном положении, когда очень большая часть нашей территории может оказаться под угрозой мгновенно остаться без Интернета. Более того, это ведь в целом не только просто Интернет, а еще и цифровизация всех процессов на этой территории с вытекающими отсюда всевозможными последствиями.

Вообще, всегда было и так должно быть, что такие стратегические направления, как электроснабжение, теплоснабжение, водоснабжение и другие, должны оставаться в прямом введении государства. Интернет – это одна из наших коммуникаций, имеющая ничуть не меньше стратегического значения, если еще не больше. Мы думаем, что нам необходимо всем собраться в единый кулак и максимально постараться разрешить эту ситуацию своими силами. И если даже наступят такие времена, когда мы никак не сможем обойтись без участия иностранцев, то мы должны подойти к решению этого вопроса более взвешенно и максимально продумать все за и против. И даже на самый крайний случай предоставить иностранным компаниям отдаленные районы, села, которые расположены действительно на очень больших расстояниях от базовых станций.

И самое главное – необходимо все-таки учитывать, что по всей территории нашей страны уже прокинуты оптоволоконные кабели. Проведена огромнейшая работа нашими базовыми операторами. Освоены немалые средства. Много сел, куда, к примеру, уже подтянуты оптоволоконные кабели, но на самом деле в этом самом селе до сих пор нет Интернета. Значит, мы в целом где-то недорабатываем в этом направлении. Представим себе такую ситуацию, что к поселку подтянут наш оптоволоконный кабель, но этот поселок будет обеспечиваться спутниковой связью Илона Маска. А мы могли бы подключить своими силами через этот базовый поселок, через этот кабель все соседние аулы и села, расположенные на определенном радиусе от этой базовой точки. И вот таким образом можно было бы подключить села по всему Казахстану.

– А что происходит с качеством Интернета? Почему он становится все хуже и хуже?

Олжас Баржаксынов:

– На ухудшение качества связи и Интернета влияют несколько факторов.

Это слабое взаимодействие сторон, человеческий фактор, обширная территория страны, хаотичная застройка многоэтажных жилых домов, пробелы в законодательстве, самое главное – отсутствие конкуренции и так далее.

Первое, что мы заметили на рынке, – это слабое взаимодействие заинтересованных сторон. Вроде бы поручения спускаются, а реализация на местах слабая. Поддержу коллегу тем, что почти полгода назад в законодательство внесли изменения в части использования столбов ЛЭП, но единых подходов на местах пока нет. Региональные операторы обращаются в наш адрес, чтобы мы помогли решить или ускорить решение этого вопроса. Нужно четкое и понятное описание по тарифам, издержкам, обязательствам сторон в Правилах устройства электроустановок и Правилах подвеса.

Второе касается непосредственно человеческого фактора или деятельности некоторых организаций. К примеру, из-за радиофобий базовые станции часто меняют свою локацию. Люди пишут жалобы, операторам связи приходится искать другие свободные места и передислоцировать свое оборудование. Тем самым появляются непокрытые зоны, которые ранее с учетом окружности радиосигналов были в зоне действия. Также многие пользуются усилителями сигналов, а ведь они пагубно сказываются на качестве мобильной связи. Некоторые организации, усиливая свой Интернет, ухудшают мобильную связь и наоборот. Есть специальные органы, которые также в определенных местах глушат не только Интернет, но и саму связь. В данный момент власти хотят внести соответствующие изменения в НПА, в части того, что теперь операторам связи не потребуется согласовывать со всеми жильцами МЖД установку на крышах домов базовых станций. Может, это хоть как-то повлияет на ситуацию, хотя мы не считаем радиофобию основной проблемой, за которую ухватились и власти, и базовые операторы, так как получаемый последними доход от своей деятельности перекрывает проблему установки базовых станций. С такими финансовыми средствами установка новых, отдельно стоящих высотных базовых станций не является для них проблемой.

Третье – это обширная территория и ландшафт нашей страны. Есть такие участки и поселения, особенно туристские, куда невозможно провести проводной Интернет. Поэтому сейчас государство активно работает с зарубежными компаниями, чтобы в такие места поступал качественный спутниковый Интернет. Сейчас для этого меняют налоговое и отраслевое законодательство. Единственное, что нас беспокоит, это дороговизна этого Интернета. Людям на местах такой Интернет будет снова не по карману, и, скорее всего, государство будет его субсидировать, то есть платить деньги зарубежным компаниям. Наши региональные операторы в наш адрес не раз сообщали, что они готовы рассмотреть возможность прокладки проводного Интернета до отдаленных и малозаселенных аулов, если государственная поддержка будет направляться непосредственно в их адрес, а не как сейчас, через “прослойки” базовых операторов, включая квазигосоператора в лице “Казахтелекома”.

Хаотичная и теперь уже высотная застройка наших крупных городов также влияет на качество связи и Интернета, что является четвертым следствием. Население городов активно растет, к примеру, население Астаны за последнее время увеличилось на 70%, Алматы – на 40%, Шымкента – на 60%. Когда-то, при введении стандартов 3G и 4G, базовые станции были построены под одно количество жителей, а сейчас их количество уже выросло, и эти базовые станции, которые еще и устаревают, испытывают максимальную нагрузку, плюс ко всему этажность МЖК с каждым годом становится все выше и выше, что также влияет на проходимость этих самых сигналов. Получается, возведено множество новых МЖК, и нагрузка выросла в разы. Плюс ко всему повсеместная цифровизация оказывает влияние путем потребления большего трафика. Помимо рядовых жителей сейчас почти каждая компания или мелкий предприниматель имеет свою систему, которая также требует высокоскоростного Интернета.

Есть проблемы в законодательстве, а это пятое. Сейчас для получения разрешения на использование радиочастотного спектра потенциальный оператор связи должен иметь лицензию. При этом данная лицензия выдается при наличии разрешения на использование радиочастотного спектра. Получается своего рода замкнутый, непреодолимый законодательный круг. Поэтому наша ассоциация давно предлагает провести мониторинг и соответствующий анализ по радиочастотам. Понятно, что некоторые РЧС проходят по линии ДСП, но эту работу надо проводить, потому как с момента их последнего распределения (ввод стандартов 3G и 4G) они не пересматривались. В последующем другие операторы могли бы «зайти» на этот рынок, который по заключению АЗРК является высококонцентрированным, на котором действуют всего два субъекта рынка при большом количестве покупателей. Отсюда следует, что нужно в срочном порядке развивать конкуренцию. Сам министр профильного ведомства Багдат Мусин об этом говорит.

Есть проблемы и с инфраструктурой, а точнее, что вся она сосредоточена в одних “руках”. Магистральные сети, кабельная канализация, выдача технических условий и так далее – все это находится в ведении АО “Казахтелеком”. Наши участники, а именно региональные операторы связи, не раз высказывали недовольство по поводу неправомерных действий со стороны квазигосоператора, который зачастую отказывает им по надуманным и необоснованным причинам. Ранее мы предлагали разграничить функции монополиста. Например, чтобы кабельную канализацию распределяли местные исполнительные органы, как это делает акимат Астаны, а выдачу заключений по техническим условиям мы предлагали передать НАО “Госкорпорация “Правительство для граждан”, что позволит эту услугу стандартизировать в единый государственный формат с пошаговым описанием всех действий с обеих сторон.

Сейчас все новые кварталы и дома в городах строятся по техническим условиям монополиста, соответственно, вся новая инфраструктура в последующем передается на их баланс. Получается, что в последующем другим и тем более новым операторам связи практически невозможно будет воспользоваться этой инфраструктурой. “Казахтелеком” ставит не осуществимые условия при желании региональных операторов осуществлять свои конкурентные услуги населению. Получается, что монополист продолжает увеличивать и без того свою огромную абонентскую базу.

– Каждый раз сотовые операторы отправляют «письма счастья», уведомляя, что наши тарифы стали дороже… почему?

– Почему отправляют? Потому что их юристы заранее прописывают такие действия в заключаемых договорах. Где-то наши операторы связи, пользуясь пробелами в законодательстве о конкуренции, делают это в одностороннем порядке. Все это из-за отсутствия конкуренции. Необходима демонополизация на рынке связи и Интернета, тогда и тарифы не будут такими темпами расти, и само качество будет поддерживаться на должном уровне. Недавно глава МЦРИАП вспоминал времена, когда на рынке было 3 или 4 оператора. Была борьба за каждого клиента. Были качество, сервис и так далее. Надо вернуть это время. Ничто сейчас не мешает это сделать. Создана специальная комиссия по демонополизации экономики. Она должна работать. Получается, за целый год эта комиссия всего лишь вернула часть акций «Казахтелекома» от частных лиц государству. И на этом все. Дальнейших шагов пока мы не видим, хотя и проделанная работа явно не направлена на развитие конкуренции, а, наоборот, лишь усилила роль государства в экономике. Создавать конкуренцию на рынке связи и Интернета – это нонсенс. Если создать необходимые условия, этот рынок сам себя сделает конкурентным, и самое главное – качественным, нацеленным на потребителя.

– Какой Вы видите свою задачу в перспективе?

– Наши участники – это в основном региональные операторы связи. Мы в основном работаем с регионами. В этом году наша ассоциация провела почти в каждом регионе круглые столы, на которых были выслушаны все желающие и собраны все предложения по улучшению настоящего положения на рынке связи и Интернета. Они все собраны и скомпонованы в виде предложений и готовой сравнительной таблицы по внесению необходимых поправок в законодательство РК. После каждого круглого стола наши рекомендации направлялись в госорганы и депутатам Парламента. Это и Администрация Президента, и Канцелярия Премьер-министра, и профильное министерство. В целом наша задача состоит в том, чтобы на рынке ИКТ была здоровая конкуренция, чтобы те деньги, которые выделяются на цифровизацию страны, оставались в Казахстане. Наши местные операторы и айти-специалисты способны провести качественную связь во все уголки страны, а также создать качественный и современный софт для нужд казахстанцев. Наша задача именно в этом – в развитии казахстанской современной отрасли ИКТ.

– Что Вы скажете насчет 5G? Он облегчит нашу участь?

Олжас Баржаксынов:

– Внедрение этой сети предоставит казахстанцам много возможностей, такие как высокая скорость передачи данных, улучшенный мобильный широкополосный доступ в Интернет и совершенно новое качество медиасервисов. Это совсем другие скорости и возможности. Самое главное – нашей стране не отстать в этом направлении. Согласно отчету производителя телекоммуникационного оборудования Ericsson, число пользователей технологии 4G в 2022 году выросло до 5 миллиардов человек по всему миру. Ericsson прогнозирует, что пик роста абонентов мобильной связи, подключенных к 4G, придется на конец этого года, когда ее начнет вытеснять 5G. По их данным, в скором времени миллиард человек будут подключены к 5G-формату.

При этом пятое поколение мобильной связи будет обходиться абонентам дороже. Уже сейчас, согласно анализу Ericsson, операторы связи в среднем взимают за услугу 5G на 25% больше, чем за 4G. Сейчас 5G доступен в Европе, Азиатско-Тихоокеанском регионе, США и других странах.

Сейчас МЦРИАП объявлен аукцион на частоты 5G. Стартовая стоимость одного лота составляет более 1,7 миллиарда тенге. В конкурсе смогут принять участие порядка 100 компаний. В настоящее время в Казахстане технология 5G запущена в пилотном режиме и развернута локально в нескольких городах. Как сказал вице-министр МЦРИАП Асхат Оразбек, сделать “ковровое покрытие” всех населенных пунктов не представляется возможным, поэтому его реализуют по локациям. В приоритете будут те, где находится наибольшее количество пользователей, в основном это общественные места.

В целом 5G за счет своей высокой скорости позволит лучше справляться с миллионными запросами пользователей к скачиванию данных. Это мы однозначно ощутим во всех сферах нашей жизни: от развлекательного контента до медицины и безопасности. Тут самое главное – соблюсти территориальный баланс. Без технологии 5G наше население сталкивается с цифровым неравенством, особенно жители отдаленных аулов, а с его внедрением это неравенство может только увеличиться. Поэтому здесь важно соблюсти все нюансы, особенно в части должного распределения цифрового блага, коим сейчас стали связь и Интернет.

– Что еще предлагает ваша ассоциация?

Азамат Колов:

– Мы за то, чтобы базовые операторы на этот период максимально снизили стоимость тарифов на свои пакеты в сельской местности. Если наши базовые операторы смогут скинуть стоимость своих местных тарифных пакетов на некоторое количество процентов, то уже намного легче было бы нашим местным провайдерам. А региональные операторы и провайдеры смогли бы, в свою очередь, обеспечить своими силами, материалами, оборудованием проведение Интернета и связи в села, которые остаются на сегодняшний день без Интернета. После всех поездок по регионам мы убедились, что местные телекоммуникационные компании вполне готовы буквально в самые кратчайшие сроки провести Интернет в села.

Мы выступаем за предоставление субсидий для социально уязвимых слоев населения в селах по вопросам подключения их к Интернету. Мы знаем, что когда в селах подключают Интернет, то не все могут сразу подключаться к нему. Стоимость подключения одного дома по стране может варьироваться в пределах 20 –50 тысяч тенге. Такое могут обычно осилить только в среднем примерно 40–60% сельского населения. Во многих случаях это не совсем рентабельно для провайдеров. Поэтому если государство смогло бы поспособствовать выделению субсидий социально уязвимым слоям населения, то это тоже послужило бы определенным толчком на пути обеспечения Интернетом села.

Мы думаем, что решение хотя бы двух вышестоящих пунктов уже позволили бы далеко продвинуться в данном направлении. На первом месте стоит все-таки вопрос предоставления опор, а на втором месте – вопрос снижения тарифов. Вопрос субсидий смог бы решиться сам по себе, если первые два вопроса нашли бы свои решения.

Каждая из этих организаций (энергопередающие компании и базовые операторы) должны правильно понимать, что мы не только просто подключаем сельских жителей к Интернету, а вносим свой весомый вклад в развитие сельской местности, сельского хозяйства, сельской индустрии в целом, в организацию новых рабочих мест, повышение уровня жизни сельчан, радость в глазах их семей, радость в глазах детей, которые смогут получить достойное образование и реальную надежду на достойное будущее!

Миргуль Джилкишинова

Новости партнеров
×