Новости Казахстана Новости мира Политика Экономика Коррупция

Снимите розовые очки: с чем сталкиваются приемные родители в Казахстане

Почему одной любви и желания не хватит при усыновлении ребенка, рассказали специалисты.

15.11.2022, 14:25
Снимите розовые очки: с чем сталкиваются приемные родители в Казахстане
Фото pcr.news

Новости о брошенном в туалете или в мусорном контейнере младенце периодически потрясают казахстанцев. Неравнодушные люди сочувствуют ребенку, а кто-то даже мечтает его усыновить. Но сделать это непросто не только юридически, но и морально. Ведь одной любви для воспитания приемного малыша недостаточно. Специалисты общественного фонда “Ана yйi” рассказали Liter.kz, к чему следует быть готовыми кандидатам на усыновление.

Региональный представитель Национального агентства по усыновлению, ОФ “Ана yйi” Кунсулу Булекпаева рассказала, что многие люди впервые задумываются о приемном ребенке, увидев душещипательное видео о брошенных или осиротевших детях.

У нас спрашивают, как взять определенного младенца, которого увидели в новостях. Но дети – это не потерянная вещь, которую можно забрать. После того, как ребенок осиротел, его помещают в специальное учреждение для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. Если у ребенка возраст от нуля до четырех лет, его определяют в дом малютки, от четырех до 18 лет – в детский дом. Сироты с диагнозом переходят в медико-социальное учреждение. Кстати, все три учреждения относятся к трем разным министерствам – Минздраву, Минпросвещения и Минтруда и соцзащиты, – сообщила Кунсулу Булекпаева.

Чтобы будущие родители представляли, чего ожидать им после процедуры усыновления, они проходят консультацию у психолога и школу приемных родителей. Курс состоит из 14 занятий, где кандидатам помогают подготовиться к родительству. Если пара прошла полный курс, не пропускала занятия, то им выдается сертификат. Далее они встают в очередь на усыновление, проходят проверку на жилищно-бытовые условия, загружают документы в Egov и получают доступ в республиканскую базу данных с анкетами детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей.

Есть такое мнение, что очень трудно усыновить ребенка. Во-первых, многие кандидаты в усыновители хотят взять именно младенца, с определенными чертами внешности, определенной национальности, полностью здорового. Тогда действительно придется ждать ребенка, полностью подходящего “под заказ”. Во-вторых, количество малышей в детских домах сократилось на целых 69% во многом благодаря нашему проекту “Ана үйі”. Чаще всего мамы оставляют младенцев, потому что они находятся в трудной жизненной ситуации. Поддерживая их на этом этапе, мы перекрываем путь к дому малютки. В-третьих, в учреждениях есть дети, которые оставлены там мамами, находящимися в трудной жизненной ситуации. Их помещают в группу “Надежда”. Но усыновить этих детей нельзя, так как родители имеют право их забрать обратно в семью. Потом волонтеры приезжают в дом малютки, видят этих детей и думают, что младенцев много, но почему-то их не устраивают в семьи, – рассказала специалист.

По словам Кунсулу Булекпаевой, некоторые кандидаты в усыновители не хотят проходить школу приемных родителей, так как уже воспитали родных детей и считают, что все знают о детской психологии. Но они глубоко заблуждаются – дети из учреждения совсем другие.

Этапы адаптации

При прохождении консультации с потенциальными родителями специалистам важно узнать их мотив – для чего кандидатам нужен ребенок.

Часто у пары возникает спонтанное желание взять ребенка в семью, чтобы пожалеть и приголубить его. Но на жалости далеко не уедешь в любых человеческих отношениях. Поэтому в беседе выясняется основной мотив. Он бывает конструктивный и деструктивный. Хорошо, если паре хочется помочь приемному ребенку подарить радость расти в семье. Но иногда мотив может быть деструктивный. У кого-то умер ребенок и хочется “заменить” его другим малышом. У другой семьи собственные дети выросли, и им хочется снова ощутить радость родительства. Третьим нужен ребенок, потому что собственного родить не получается. Все перечисленные мотивы – деструктивны. И лучше узнать об этом на стадии интервью, – считает руководитель психологической службы ОФ “Ана yйi” Дарья Ушаева.

Взяв малыша в семью, психолог призывает не утаивать его происхождение. Родители в целях конспирации могут сменить ребенку имя, дату рождения и даже переехать. Но все тайное однажды становится явным, отмечает специалист.

Тайна кроет в себе тревогу, сомнение, страх. И ребенок это чувствует. Он может застать врасплох, спросив о своем рождении, кто приезжал на выписку и есть ли фото. Трудно оставаться невозмутимым до конца. На интуитивном уровне ребенок считывает тревогу, увидит бегающие глаза. Когда тайна раскроется, для него это будет двойной удар, – говорит Дарья Ушаева.

Психолог поделилась случаями, когда приемные дети уже в зрелом возрасте узнавали о своем происхождении, отметив, что для них это была разрушительная правда, которую родители не высказали вовремя.

К нам однажды обратилась женщина лет 45. У ее племянников умерла мама, и она собирала документы, чтобы оформить над ними опеку. Но в результате узнала, что сама в детстве была принята в семью. Для нее это был сильный удар. Еще недавно она знала кто она, а теперь разрушилась вся жизненная биография. Оказалось, что у нее при рождении было другое имя, дата рождения и национальность, – рассказала психолог.

Уже позже выяснилось, что женщина чувствовала себя не на своем месте. На интуитивном уровне ей казалось, что она в семье чужая, хотя родители очень ее любили.

Другой случай произошел с мужчиной, который многого в жизни достиг. На его пышном юбилее слово для поздравления взяла мама, которая сказала, как она гордится им, хотя он приемный. Возможно, женщина расчувствовалась и невольно выдала тайну, которую хранила десятилетиями. Последствия были страшными. Для сына все разом обесценилось, он запил и потом покончил с собой, – поделилась историей специалист.

При этом психолог отметила, что родителей необходимо готовить ко всем аспектам жизни с приемным ребенком.

Кровные дочери и сыновья могут не слушаться, истерить, плохо учиться или даже воровать, но у родителей не возникает мысли отдать их в детский дом. С приемным ребенком в любом возрасте всегда есть план Б. Мы снимаем розовые очки, но не отговариваем от усыновления. Мы даем знания, которые дают понять, почему дети могут вести себя таким образом. Потом родители рассказывают, что применяют полученные знания даже в воспитании кровных детей, – с гордостью рассказала она.

Специалисты говорят, что после усыновления семья проходит четыре стадии адаптации.

Первая – это медовый месяц. Члены семьи и приемный ребенок находятся в радостно-возбужденном настроении. Родители стремятся окружить нового члена семьи любовью, заботой, дать ему все сразу. Малыш тоже счастлив, он пытается себя вести самым лучшим образом. Этот период может длиться от нескольких дней до нескольких месяцев.

Вторая – адаптация, или его называют “уже не гость”. На этом этапе происходит кризис взаимоотношений в семье. Малыша словно подменяют, резко ухудшается его поведение. На стадии медового месяца он так старался показать себя с лучшей стороны, но сдерживать себя больше не может. Он может провоцировать родителей, портя вещи, воруя, обижая окружающих, саботируя учебу, сбегая из дома. Ребенок словно пытается понять, а точно ли его не “сдадут” обратно?

Третья стадия – вживание. Пройдя кризисный период, родители лучше понимают проблемы ребенка, а он принимает правила семьи и узнает их лучше.

Последняя стадия – стабилизация отношений. Ребенок расслабляется, он находит свое место в семье и социуме. Он оживлен и спокоен, проявляет привязанность.

Ожидания и реальность

Самый сложный этап – адаптация. На этой стадии родители могут быть в ужасе от поведения ребенка и даже пожалеть о принятом решении. Успешная адаптация во многом зависит от ожиданий и представлений родителей.

Иногда кандидаты в усыновители ждут, что ребенок будет им очень благодарен за то, что его взяли в семью. А он не только не благодарит, а еще и портит вещи. Или думают, что взятый из детдома младенец не будет проходить тяготы адаптации. Но малыш, пробывший в доме малютки даже один-два дня, травмирован. Он пережил горе потери родных, его привезли в незнакомое место, за ним ухаживали чужие люди, его не качали на руках и не успокаивали при боли в животике, – говорит Дарья Ушаева.

Когда ребенок приходит в семью, у него может произойти откат в развитии. Причем до того этапа, когда его определили в учреждение.

Пятилетняя девочка может, к примеру, просить покачать ее на руках, дать соску, писаться, лепетать. Взрослые в недоумении, начинают читать нотации, стыдить ребенка. Мы поясняем, что дети из учреждения были лишены ласки, внимания, заботы. Эта девочка попала в детский дом в двухлетнем возрасте, и с этого этапа у нее словно остановилось развитие. Ей не дули на разбитую коленку, не обнимали, если страшно. Теперь ей надо закрыть эту потребность, заново прожить непрожитые этапы жизни. Мы советуем брать ребенка на руки, качать, покормить из ложечки. Эта потребность закроется и произойдет переход к следующему этапу. То есть ориентироваться нужно не на календарный возраст малыша, а на тот возраст, когда он осиротел, – поясняет собеседница.

Кроме того, специалисты утверждают, что у детей, которые росли в детских учреждениях с ранних лет, нарушено ощущение телесности из-за материнской депривации, то есть раннем отрыве от матери.

Кровных детей мы с рождения целуем, гладим, делаем массаж, не спускаем с рук. Сироты всего этого лишены. Они некорректно ощущают границы своего тела и часто изучают себя, врезаясь в косяки, нанося себе травмы, – рассказала специалист.

В том числе родители могут быть напуганы сексуализированным поведением приемного ребенка. И здесь поведение нужно читать между строк. Этим он демонстрирует определенную потребность.

Иногда родители могут застать ребенка за мастурбацией, несмотря на ранний возраст. Бить по рукам и наказывать его не стоит. Почему он это делает? Возможно, это его способ получить разрядку. Значит, он напряжен и стоит поискать причину его зажимов. На уровне ощущений он уже чувствует себя плохим, ведь от него уже однажды отказались или никто не взял к себе после смерти родителей. Но, увидев в глазах мамы отвращение, он только убедится в правильности своих мыслей. Адаптация затянется, – считает психолог.

Об этом и о многом другом рассказывают в школе приемных родителей. В редких случаях кандидаты понимают, что не готовы к возможным трудностям, и на этом этапе сообщают, что передумали.

Для профилактики вторичного сиротства мы бесплатно сопровождаем семьи до трех лет. За это время они могут обратиться к нам по любому вопросу, – добавила Ушаева.

Личный опыт

Семья Нургуль Шубаевой взяла четверых детей из детского дома. Сначала двух сестер-дошкольниц, потом оформили документы двух братьев. Супруги уже воспитали троих детей. Сейчас они взрослые и живут самостоятельно.

Впервые о приемных детях Нургуль задумалась еще в школе, когда в 1988 году в Армении произошло сильнейшее в истории землетрясение. В школе собирали посильную помощь и отправляли в разрушенные города. Тогда учитель спросил у детей, могли бы они в будущем взять в семью сирот. И Нургуль загорелась этой мыслью. Сначала упрашивала маму, потом сама создала свою семью, но мысль о приемных детях не отпускала. Решилась, когда старший сын стал работать юристом в фонде “Ана yйi”.

Мы рассматривали разные формы устройства в семью и выбрали патронат. При этой форме детей мы взяли в семью, воспитываем и несем за них ответственность. Но при этом они не берут нашу фамилию, могут в будущем претендовать на различные льготы, пособия, жилье, – говорит Шубаева.

Адаптацию семья смогла пройти без острых волн, во многом благодаря подготовке. Нургуль Шубаева вспоминает, что девочки влились в семью практически с первых дней, а мальчикам понадобилось время. Поначалу они с опаской относились к новым родителям. Но лед оттаял, когда дети увидели отношение к себе как к родным детям.

Дети пришли к нам в сознательном возрасте, поэтому мы не утаивали от них их происхождение. Да это и трудно сделать, так как у них другая национальная принадлежность – русские и немцы. У мальчиков родная мама жива. И они однажды спросили, что если мама захочет их забрать, отпустим ли мы их. Мы ответили, что да. Правда, юридически сделать это сложно. Но потом старший передумал и сказал, что никуда от нас не уйдет, – рассказывает она.

Нургуль Шубаева периодически общается с другими приемными семьями и по мере возможности делится с ними собственным опытом.

Стоит отметить, что специалисты рекомендуют не идти на поводу эмоций в таком тонком деле, как усыновление ребенка. Решение должно быть взвешенным, и желать этого должны оба супруга. Потому что, решив взять ребенка в семью после мимолетной мысли, велика вероятность не справиться с тяготами адаптации и вернуть малыша в детский дом. Вторичное сиротство глубоко ранит детей, и заново раскрыть сердце другой приемной семье они, возможно, уже не смогут.

Новости партнеров
×