Новости Казахстана Главные новости Новости мира Политика Экономика Бизнес Коррупция Деньги

Нехватка критиков и мало внимания: что происходит с современной драматургией Казахстана?

Разбираем ситуацию через фестиваль современной драматургии "Драма.KZ".

09.11.2022, 19:27
Нехватка критиков и мало внимания: что происходит с современной драматургией Казахстана?
Фотограф: Юрий Коротецкий

С 22 по 24 октября в Алматы на сценах трех театров – ТЮЗ им. Мусрепова, ARTиШОК, НРТД им. Лермонтова – прошел фестиваль "Драма.KZ". В редакции Liter.kz заинтересовались фестивалем и решили поговорить с организаторами и авторами об его истории, а также перспективах современной драматургии в литературе и театральном искусстве Казахстана. Если вы, так же, как и мы, неравнодушны к литературному процессу нашей страны, то пьесы, вошедшие в шорт-лист "Драма.KZ" вы найдете по этой ссылке, а рецензии на них – здесь.

Олжас Жанайдаров

художественный руководитель и основатель фестиваля "Драма.KZ"

В этом году на фестивале можно было посмотреть на драматургию с трех разных сторон — со стороны автора, режиссера и театроведа. По сути, это три ведущих профессии с точки зрения развития современной драматургии. Автор, понятно, пишет тексты, режиссер предлагает их сценическую версию, а театровед рассказывает о том, что в итоге получилось, и в целом ориентирует аудиторию, знакомит с новыми авторами и пьесами.

В рамках "Драма.KZ-2022″ состоялась лекция театроведа Меруерт Жаксылыковой, которая рассказала о том, что сегодня происходит в казахстанской драматургии, какие темы и жанры исследуют авторы. Режиссер Юрий Шехватов поделился своими знаниями и опытом в области читок: как их делать, в чем ошибки режиссеров, зачем вообще нужна читка. Наконец, у нас предполагался мастер-класс по драматургии от Светланы Петрийчук, но она, к сожалению, заболела. Поэтому мастер-класс провел лично я, рассказав о том, как автору создать интересного героя в своей истории. Надеюсь, было полезно.

Фотограф: Юрий Коротецкий

Кстати, на нашем YouTube-канале можно посмотреть видеозаписи всех событий фестиваля — там и образовательная программа, и читки. Смотрите и знакомьтесь с современной казахстанской драматургией.

Важен современный язык и актуальная тематика

Хочу отметить, что у фестиваля "Драма.KZ" несколько задач: во-первых, поиск талантливых казахстанских авторов и пьес. Каждый год мы объявляем и проводим отбор текстов, которые присылают нам со всей страны. Мы стараемся выявить пьесы на актуальную тематику, написанные современным языком. Мы стремимся поддерживать авторов, мотивировать их на дальнейшее развитие.

Во-вторых, мы хотим обратить внимание казахстанских театров на эти пьесы и поспособствовать обновлению репертуаров. На фестивале есть прекрасная возможность опробовать эти тексты в читках. Режиссеры и актеры на "Драма.KZ" получают шанс поработать с современной драматургией, новыми темами, новым языком, чего в обычной практике им не хватает — они работают в основном с классикой, советской и зарубежной драматургией. Пьесы фестиваля — это предложение для театров.

В-третьих, мы хотим сформировать драматургическое сообщество, новое поколение авторов. Те, кто попадает на фестиваль, начинают общаться друг с другом, возникают новые связи. Происходит взаимное обогащение идеями, возможно, рождение совместных проектов. Наш фестиваль — это пространство для коммуникации авторов, режиссеров, театральных критиков, зрителей и не только.

По сути, первую и последнюю задачу удается успешно решать. Что касается обновления репертуара, здесь еще много предстоит сделать. И, в частности, необходимо развивать театральные лаборатории.

Как я уже сказал, важно, чтобы пьесы были написаны современным языком, на актуальную тематику. Есть проблема с авторским мироощущением — часто приходят тексты, словно написанные 20-30 лет назад. Это скорее не вина драматургов, а проблема их подготовки и развития. Я могу назвать лишь две институции, где готовят авторов — Открытая литературная школа Алматы (ОЛША) и КазНАИ им. Т. Жургенова. Этого мало, поэтому большинство авторов пишут по старым лекалам и шаблонам, как писали еще в советские годы. Нет понимания, как пишутся именно современные пьесы.

Еще один критерий — мы принимаем оригинальные тексты, не инсценировки. Также присылают много пьес для детской аудитории, по-хорошему для этого нужен отдельный конкурс и номинация, мы же в первую очередь обращаем внимание на пьесы для взрослой аудитории.

Театры боятся рисковать

Пьесы участников "Драма.KZ" ставят на театральной сцене не так много, как хотелось бы. Это та задача, которая еще не решена. Театры зачастую не рискуют, нет еще доверия к современным текстам. Иногда просто нет понимания, как воплощать такие пьесы на сцене, не хватает режиссеров, увлеченных новой драматургией.

Кстати, именно в казахоязычных театрах не боятся доверять молодой драматургии и молодой режиссуре. Такие наши авторы, как Колганат Мурат, Алишер Рахат имеют постановки по своим пьесам. Их привлекают к работе над спектаклями в качестве проектных драматургов, они признаны местным театральным сообществом. Из русскоязычных пьес ставились тексты Ольги Малышевой, Айнур Карим, Нурайны Сатпаевой, Камиллы Ибраевой, Малики Илахуновой — но почти все лишь в независимых театрах.

Нужно, кстати, понимать политику государственных и независимых театров, это два разных подхода. Независимые театры охотней ставят современную драматургию, они более гибкие, ориентированы на молодую аудиторию, "легки на подъем". Хочется, чтобы гостеатры стремились к тому же, но они бывают скованы другими задачами.

Повторю: я очень надеюсь на развитие в Казахстане лабораторного движения. Необязательно сразу брать пьесу в постановку, ее можно опробовать в театральной лаборатории, сделать сначала эскиз, увидеть реакцию экспертов и обычных зрителей. Если эскиз будет успешен, то можно уже без риска делать полноценный спектакль.

Проблемы и достижения казахстанской драматургии

Если говорить о состоянии драматургии в Казахстане, то здесь главное достижение такое — пьесы казахстанских авторов стали признавать за пределами страны. Тексты наших авторов регулярно попадают в лонг и шорт-листы статусных конкурсов "Любимовка", "Ремарка", "Евразия", "Баденвайлер". Например, пьесы Ольги Малышевой два раза попадали в шорт "Любимовки", а Айнур Карим не так давно победила в британском конкурсе радиопьес для BBC. Это говорит о том, что потенциал казахстанских авторов очень высок.

Что касается проблем, то, как говорится, "нет пророка в своем отечестве". Как я говорил, пьесам не хватает постановок, на тексты мало обращают внимания театры. Точнее, обращают, но редко берут в работу. С другой стороны, радует, что авторов все чаще привлекают к работе над проектами, например, поручают сделать инсценировки пьес. И всем режиссерам рекомендую брать на такую работу именно драматургов.

Еще одна проблема — нехватка критиков, которые специализировались бы на пьесах и драматургии. Театр очень нуждается в таких людях — если обратите внимание, то встретите не так много соответствующих рецензий в русскоязычной прессе. Есть хорошие казахоязычные специалисты, но опять же мало тех, кто пишет непосредственно о драматургии, нет постоянных, опытных обозревателей. Поэтому многие наши рецензенты — литературные критики, не театральные. Они вышли из книжного мира.

И поэтому пока на нашем фестивале нет отдельного отбора критиков. Кого-то нам рекомендуют наши коллеги, кто-то был нам знаком по совместной работе. На самом деле мы открыты для подобных заявок.

Фотограф: Илья Толстобров

Что касается выпуска печатных книг по итогам фестиваля, то два года подряд у нас выходили электронные сборники с пьесами наших авторов на книжной платформе iKitap. Печатных изданий пока не было. Но это сейчас не так актуально — тексты привыкли сегодня читать в электронном виде. После каждого фестиваля мы сразу размещаем пьесы драматургов на нашем сайте. В любой момент можно зайти туда и скачать их. На данный момент мы опубликовали тексты шорт-листов всех фестивалей, начиная с 2017 года. Возможно, для имиджа в будущем выйдет печатный сборник "Драма.KZ", но сейчас пока такой необходимости нет.

Альмира Исмаилова

автор инди-вестерна "Нарату, Санжик и семь волшебных плиток"

Фотография из личного архива Альмиры Исмаиловой

На фестивале "Драма.KZ" в этом году мне очень запомнилась образовательная программа: например, в первый день искусствовед Меруерт Жаксылыкова рассказывала о том, какие темы существуют в новой драме на казахском языке. Я также узнала, что в этом направлении есть очень много монопьес, драм и притчей, а комедия — крайне редкий жанр. Интересно было проанализировать, почему так происходит: может, потому, что комедия — на самом деле не легкий, а самый сложный жанр, либо же ее как-то обесценивают. Также в программе была лекция Олжаса Жанайдарова о том, как создавать героя, для этого он показывал нам отрывок из фильма "Осенний марафон" — на основе него мы говорили о характере персонажа. Запомнилось мне и то, как режиссер Юрий Шехватов рассказывал нам о важности правильной организации читки пьесы, чтобы ее в дальнейшем поставили в театре. Он рекомендовал не усложнять читку — например, режиссер отдает предпочтение минимализму при постановке, а актеры просто читают текст. Все это важно для того, чтобы текст дошел до зрителя полностью.

Важно, что благодаря фестивалю уже закрепились такие важные авторы, как Мурат Колганат, Алишер Рахат, Айнур Карим, Ольга Малышева. Это лишь некоторые имена авторов, которые постоянно пишут для фестиваля и сделали драматургию своей профессией. Работа, которую проводит фестиваль, очень важна, потому что его участники пишут о том, что происходит в современном Казахстане, дают возможность своим читателям и зрителям отрефлексировать эти события. Так что с уверенностью можно сказать, что казахстанская драматургия стала интереснее, разнообразнее и актуальнее за последние годы.

В драматургии мне интересно прежде всего то, что написание пьесы позволяет прожить жизни разных людей, внедриться в их мозг, посмотреть, как они реагируют на те или иные вызовы, жизненные обстоятельства. Это уникальная возможность чувствовать жизнь более внимательно, ощущать все ее детали и полутона. А чтобы язык становился более естественным, разговорным, аутентичным, нужно всегда быть наготове и внимательно слушать. Для этого подходят самые разные места, где можно услышать героя, "схватить" его речь — очередь в магазине, такси, базар, театр. И это всегда увлекательно, ведь ты везде видишь потрясающих героев, которых хочется перенести на бумагу, а потом на сцену.

Свою пьесу "Нарату, Санжик и семь волшебных плиток" я определила, как инди-вестерн, потому что она — исследование нашей постколониальности. Через жанр инди-вестерна можно поговорить о нашей независимости и посмотреть, какие у нас есть фронтиры. Пьесу я писала специально для ТЮЗа имени Сац, а вдохновлялась голливудскими полнометражными сказками. Мне нужно было написать максимально динамичную и легкую пьесу, но я хотела, чтобы там были и наши культурные коды, поэтому в пьесе действуют Айдахар и Самрук, а главного героя зовут Нарату, как одного из батыров в войске Сырыма Датулы, который боролся против царской власти. Однако герои пьесы путешествуют во времени и оказываются не только во времена образования Казахского ханства, но и в 90-е годы.

Для репрезентации этого времени я одела Айдахара и Самрук в одежду, популярную в то время, а также примерила на них характеризующие эпоху образы — например, челночница и мужчина в депрессии. Однако размышления о государственности, независимости, культурных кодах — более глубокие слои, а на поверхность я вывела простую приключенческую историю. Если ребенку понравится первый простой уровень, то он, возможно, начнет размышлять об истории своей страны, будет искать информацию и откроет для себя многослойность моей истории. Самое главное, что я хотела донести, — своя земля и дом всегда помогают, а то тепло и добро, что в нас нет, воспитано нашими корнями — предками, родителями, близкими. Нужно уметь это тепло сохранить в себе и не бояться передавать другим.

Теперь у нас есть главные ингредиенты. Сила семи плиток. В народе их зовут Семь сокровищ. Плитка мужчины, защитника рода. Плитка женщины, хранительницы очага. Сила трех священных животных — лошади, собаки и беркута. И закрепляем силой оружия и силой знания, — цитата из пьесы Альмиры Исмаиловой.

Аклима Сапарова

автор мелодрамы "Бумеранг"

Фотограф: Владимир Яроцкий

В 2022 году я впервые участвовала в фестивале "Драма.KZ". К сожалению, я не могла посмотреть все пьесы, которые прошли в шорт-лист. Но могу сказать, что испытала необычные чувства и волнение, когда мою пьесу читали на сцене. Одно дело — написать пьесу, а слушать ее со сцены в исполнении актеров, обсуждать, а потом выслушивать мнения о ней, отвечать на вопросы — совсем другое.

Первый казахский роман был опубликован в 1910 году, а в 1926 году пьеса Қошке Кеменгерулы "Золотое кольцо" впервые открыла занавес Казахского государственного театра. То есть драматургия появилась у нас поздно. В советский период она понемногу развивалась, но во время перестройки развитие ее остановилось — люди перестали ходить в театры. После того, как Казахстан стал независимой страной, драматургия очень медленно развивалась, но не стояла на месте. С 2016 года жанр драматургии начал возрождаться благодаря фестивалю "Драма.KZ". Отечественные драматурги, такие как Ольга Малышева, Айнур Карим, Нурайна Сатпаева, Колганат Мурат, Алишер Рахат, Алибек Байбол, вошли в шорт-листы российских конкурсов, и им открылась дорога в этом пространстве.

Театры Казахстана также оказывают влияние на развитие драматургии, так как у них есть репертуар, который надо заполнять новыми пьесами. В последние годы драматургия в Казахстане развивается очень динамично, так как в драматургию стали приходить и те, кто прежде работал в прозе и поэзии. Выпускники Академии искусств им. Т. Жургенова и Открытой литературной школы Алматы (ОЛША) начали писать пьесы, отражающие реалии современного общества. После Султанали Балгабаева, Дулата Исабекова, Смагула Елубаева пришло молодое поколение драматургов. Они принесли пьесы, отвечающие требованиям современности. Сегодняшний зритель хочет увидеть настоящее и себя в этой жизни, помимо историко-классических произведений. Стали появляться пьесы, удовлетворяющие запросы зрителей. Я вижу, что сейчас интерес зрителей к театру растет день ото дня.

Хотя и вошла в шорт-лист фестиваля с пьесой, но пишу в основном прозу. По-моему, в ней есть свобода, в то время как в драматургии много закономерностей. В прозе характер персонажа может быть раскрыт различными способами, даже через природу, а в пьесе он должен раскрываться только через конфликты. Пьеса — это возможность показать судьбу одного человека либо проблему общества в течение короткого времени. В ней не должно быть ничего лишнего, важно умение четко излагать главные проблемы, и тем самым воздействовать на зрителя. Мне было интересно, смогу ли я это сделать, хотела проверить свой творческий потенциал. Думаю, в будущем буду писать на более глобальные темы.

Признаюсь: мне трудно было сразу написать пьесу. Я написала три синопсиса и не могла их превратить в пьесу. Она выходила за рамки синопсиса, и у меня получилось только с четвертой попытки. В общем, человеку, работающему в прозе, трудно перейти к пьесе. Но в прошлом году я поступила в ОЛША, где училась в группе Дины Махметовой. Сначала я заставляла себя, а потом стало легче. Дина Махметова — очень хороший преподаватель. Она научила меня технике написания пьесы, обсуждая каждую сцену. И я написала свою пьесу за шесть месяцев — это долго. Все потому, что я часто меняла события и не знала, как закончить. После я решила отправить пьесу на конкурс "Драма.KZ", и прошла в шорт-лист. Это было для меня неожиданно.

"Бумеранг" — социальная драма с элементами комедии. В ней нет главного героя. Главного героя каждый читатель и зритель определяет сам. Тема "Бумеранга" актуальна как сегодня, так и во все времена, ведь это история о любовном четырехугольнике. Героиня Жамал, ставя семью на первое место, растворяется в быту. Муж теряет к ней интерес: его чувства изо дня в день угасали. И он влюбляется в другую девушку — Алину, которая ставила работу на первое место и не уделяла внимания личной жизни. Она живет в мире иллюзий, но затем поймет, что этого не заслуживает, и сделает другой выбор. Отчаявшийся Жомарт хочет вернуться в семью, но там его никто не ждет — Жамал уже нашла свое счастье. Своей пьесой я хотела призвать женщин, которые поглощены бытом, не забывать о себе. Женщина должна постоянно развиваться и совершенствоваться. Сейчас для этого есть все возможности. И вместо того, чтобы развивать свою жену и придавать ей уверенности, Жомарт искал счастье на стороне. Я также хотела, чтобы мужчины задумались и поняли, что им могут дверь и не открыть. Жизнь — это бумеранг. Алина — персонаж, который использовался для обозначения этих двух проблем, но у нее есть и своя важная функция. Глядя на Алину, читатель понимает, что жить можно честно и достойно.

"Умирал от любви", говорит... Всю жизнь его обстирывала, готовила, рожала детей, выхаживала, когда болел, поддерживала в трудную минуту. На себе крест поставила. Молила бога, чтобы у него все было хорошо. Но не услышала от него ни одного ласкового слова. А он клянется в любви той, которая и пальцем ради него не пошевелила, которая и детей ему не родила. Она называет его "Мой дорогой". Почему я не говорила ему таких слов?! Что мне мешало? В чем моя ошибка? — цитата из пьесы Аклимы Сапаровой.

Кристина Зорина

автор калейдоскопа барных историй "Все намного проще"

Фотография из личного архива Кристины Зориной

Я была на фестивале "Драма.KZ" в прошлом году, но в качестве зрительницы и только на одной локации — ARTиШОК, где, кстати, проходила читка моей пьесы в этом году. На этом фестивале мне запомнился мастер-класс режиссера Юрия Шехватова, который тесно связан с документальным театром и много о нем рассказывал. Именно он и его супруга — драматург из России Светлана Петрийчук — повлияли на то, что я написала свою дебютную пьесу "Все намного проще", которая вошла в число финалистов "Драма.KZ" в 2022 году. Юрий и Светлана преподают сейчас в ARTиШОК, где я второй год учусь на актерско-режиссерском курсе. И встречу с ними в мае этого года я считаю катализатором того, что я попробовала себя в качестве драматурга. Моя заинтересованность в современной драматургии выросла во многие разы благодаря беседе с ними, их советам, каких авторов читать. Позже на курсе мы стали говорить о документальном театре и однажды Юрий Шехватов дал нам задачу записать на диктофон разговор с кем-либо и расшифровать — для нас это стало началом знакомства с документальными пьесами.

Создавая пьесу, я не шла на сопротивление — пребывание в барах комфортно для меня. Это было некоторым лукавством с моей стороны, ведь нам говорили, что интереснее погружать себя в непростые условия — искать конфликты при знакомстве или наблюдении за людьми и открывать в этом для себя что-то новое. Однако мне было комфортно находиться в барах, потому что, переехав в Алматы, я знакомилась с людьми именно таким образом. Я решила поддаться этому комфорту и использовать то, что мне близко, для создания первого материала. Мне показалось, что это будет даже честнее в качестве первого опыта.

Участие в фестивале в качестве автора стало очень полезным опытом для меня, потому что слышать свой текст, произносимый на сцене актерами, с большой отдачей и любовью — очень важно. Когда автор читает свой текст про себя (вслух, кстати, полезнее, можно услышать недочеты), ему может казаться, что он написал что-то гениальное, а на самом деле — картонный, плоский и неживой текст.

И качество текста хорошо проверяется читками. У меня было много откровений насчет моего текста: читки поразили меня в хорошем смысле — это было очень душевно, и я услышала именно то, что вкладывала в свою пьесу. При этом я замечала вещи, которые требуют корректировки, и моментально записывала их в блокнот. Кроме того, слушать обсуждение очень полезно для автора как от профессионалов, так и от зрителей. Также я заметила большие отличия в подходе разных трупп и разных театров к материалу — некоторые добавляют больше режиссуры, некоторые актеры добавляют больше игры и видения от себя, чем демонстрирует авторский текст. И многое из этого для меня ни плохо, ни хорошо, а действительно важный опыт, потому что так я могу понять, что для меня является рабочим вариантом, а что нет.

В этом году мне особенно запомнился на эмоциональном уровне момент обсуждения пьесы "Разорви цепь" Ольги Рубцовой. Дело в том, что формат этой пьесы — документальный, и зрители могли напрямую подключаться к теме буллинга, которая раскрывается в пьесе. Режиссер выбрал интересное решение для читки — на сцене организовали круг как на групповой психотерапии, в котором зрители сидели вперемешку с актерами. Это дало достаточно мощное поле для живого обсуждения после читки пьесы, которое продлилось в два раза дольше, чем сама читка. Многим было что сказать, и они делились личными историями, мнением насчет буллинга.

Я бы оценила драматургию в Казахстане как очень перспективное направление — по крайней мере, мне хочется в это верить. Я чувствую, как все больше и больше театров заинтересованы работать не только с классическим материалом, но и использовать пьесы местных современных авторов. Это не может не радовать, ведь то, о чем пишут современные авторы, всегда актуально — они говорят о том, что происходит с каждым из нас здесь и сейчас. И такие пьесы не могут не зацепить при условии, что хорошо написаны.

Как я уже говорила, пьеса "Все намного проще" — моя дебютная работа. До этого я некоторое время писала статьи и обзоры на культурные мероприятия, для себя писала прозу в виде художественно оформленных заметок, а также стихотворения. Драматургия меня привлекает, потому что я сама являюсь частью театрального процесса, обучаясь на актерско-режиссерском курсе, и мне важно прочитывать очень много пьес. И однажды у меня появилось желание попробовать самой сделать что-то, с чем можно поработать в пределах театра.

Пьесу я писала, основываясь на ситуациях, в которых была или участником диалога, или человеком подслушивающим. То есть все диалоги из моей пьесы я слышала вживую — была рядом и фиксировала их. Иногда удавалось что-то записать на диктофон и расшифровать, чтобы не упустить живую деталь и хотя бы что-то сохранить. Иногда я делала записи от руки, и в какой-то момент, когда у меня накопилось много текста, я поняла, что является объединяющей мыслью и атмосферой. Я вынесла ее в название, дальше уже сложилась форма, причем достаточно быстро я поняла, что в каждом баре были диалоги, которые сводились к одному: люди любят все усложнять, даже если ситуация этого не стоит.

Интересно, что многие отметили схожесть моей пьесы по стилистике и настроению с фильмами Джима Джармуша. Мне работы этого режиссера нравятся, я хорошо знакома с такими его фильмами как "Кофе и сигареты" или "Ночь на земле". Но это явно не было намеренным приемом подражания, насколько это вообще возможно от фильмов к пьесам. Но наверняка подсознательно у меня отложилась моя насмотренность Джимом Джармушом и другими авторами с подобными новелльными историями, имеющими сильную атмосферную составляющую. И она автоматически повлияла на то, как я подала свой текст.

Виктория. Могу ёрш сделать.

Девушка №4. Это что?

Парень №2. Тебе не понравится.

Девушка №4. Может, ты меня плохо знаешь?

Виктория. Вам не понравится.

Девушка №4. Убедили. А фруктовое пиво есть? Или сидр?

Виктория. Поняла. Вы издеваетесь.

Девушка №4. Извините. Дайте то пиво, которое… Вот у того отдыхающего справа от нас.

Парень №2. Два.

Девушка №4. Интересно, а поесть тут можно? Что тут в меню? О! Кукуруза. Девушка, а вот кукуруза… Это как бы… Початок?

Виктория. Ага. Щас.

Виктория одним движением руки из-под барной стойки ставит перед ними банку консервной кукурузы.

Виктория. Все намного проще, – из пьесы Кристины Зориной.

Ольга Рубцова

автор пьесы "Разорви цепь"

Фотограф: Юрий Коротецкий

Я знакома с фестивалем "Драма.KZ" с 2019 года — сначала участвовала как зрительница, а в этом году уже как автор. Кроме того, один из дней фестиваля прошел в театре ARTиШОК. А так как я являюсь студенткой актерско-режиссерского курса при этом театре, вдвойне интересно и волнительно, что ты изнутри смотришь на процесс подготовки к фестивалю. Мои одногруппники участвовали в читках как актеры и режиссеры, что стало интересным опытом. Очень волнительно было, конечно же, за свою пьесу — я впервые попала в шорт-лист с серьезной пьесой.

К сожалению, я не смогла попасть на первый день фестиваля, но была во второй и третий. Мне, как драматургу и режиссеру, интересно следить за работой совершенно разных специалистов и анализировать, как выстраиваются их взаимоотношения. В этом плане именно "Драма.KZ" дает возможность за этим наблюдать, сделать какие-то выводы. Я с интересом следила также, как полностью меняется атмосфера площадок, на которых проходит фестиваль. Появляется совершенно другая атмосфера, все понимают, что именно сейчас вы находитесь в одном и том же месте, вы не просто так тут собрались, все работаете примерно в одной сфере. И происходит сплочение и единство.

Я не так сильно погружена в контекст драматургии в Казахстане. Начала интересоваться этой темой после поступления на актерско-режиссерский курс, потому что сильнее погружаешься в театральную сферу и не только. Могу говорить только из опыта участия в "Драма.KZ", как зритель прошлых лет и как автор в этом году. Появляются новые драматурги, драматургические школы, остается только уверенно развивать драматургию и двигаться вперед. Насколько я стала замечать, театры начинают медленно, но верно брать пьесы современных казахстанских драматургов, ставить спектакли, читки. Проблема только в том, что надо это популяризировать, показывать ценность пьес, почему они нужны и важны.

Писать я начала еще со школы — занималась журналистикой, проходила стажировку в одном издании, писала статьи. Начинала развивать навык писать. У меня был опыт написания стихов и каких-то небольших рассказов, но это все, конечно же, шло в стол. В театре ARTиШОК в конце нашего первого курса в учебном процессе появился предмет "Основы драматургии", который ведут драматург Светлана Питрийчук и режиссер Юрий Шехватов. У них получился безумно интересный учебный процесс с кучей практики. Это послужило для меня мотивацией писать не только учебные задания, но и что-то вне учебного процесса.

Идею для пьесы "Разорви цепь" я принесла как задание по предмету, но потом на пару месяцев просто отложила ее. К концу лета я поняла, что эта идея не дает мне покоя, но я не думала, что тема буллинга болит у меня до сих пор. Я окончила школу пару лет назад и не замечала, что вспоминала свой личный опыт нахождения в эпицентре буллинга и чтобы это имело какие-то последствия в моей жизни сейчас. Но меня изнутри практически разрывала эта идея, и я наконец села ее осуществлять — работала над пьесой чуть меньше месяца.

У меня скопились свои истории о буллинге, истории моих друзей, новости, которые я где-то слышала. Из этого логически вытек документальный жанр, я написала пьесу и отправила на фестиваль. Я хотела полностью обезличить героев своей пьесы, потому что эти истории знакомы каждому — к сожалению, знакомы, это важно отметить.

Сложно сказать, чем я вдохновлялась при написании пьесы. Это скорее вопрос написания пьесы о том, что болит, что очень тревожит. Хочется правда "разорвать" наконец-то эту цепь. На обсуждении пьесы я говорила о том, что я, как теоретически в будущем мать, не знаю, что бы сделала в ситуации, в которой ко мне подойдет мой ребенок и спросит: "Мама, почему меня все ненавидят?". Не знаю, как у вас, но у меня ответа на такой вопрос нет и вряд ли он будет. Что делать в таких ситуациях, как помочь? Я как-то пережила этот опыт, но больно за тех, кто сейчас его переживает. На обсуждении было невероятно, когда зрители начали рассказывать свои истории из жизни, делиться этим. Этого я и добивалась своей пьесой. Когда мы начинаем об этом говорить, прерывать молчание — это уже первый шаг к решению проблемы.

В пьесе я постаралась максимально отойти от чтения какой-либо морали. И так много слов сказано про это — однако они все вокруг да около, а на деле ничего не происходит, чтобы как-то изменить ситуацию к лучшему. Хочется просто верить в человечность. Хочется верить в то, что когда-нибудь таких историй станет меньше и они совершенно исчезнут. Если есть что-то, зависящее напрямую от меня, это надо делать. И про это надо говорить. Правда жесткая, от этого не убежишь. Надо постараться "разорвать эту цепь". Самое главное в пьесе — это чувства, эмоции, мысли, которые возникают у читателя/слушателя.

В средней школе не было ни дня, чтобы меня не толкнули, ударили, обозвали "мамонтом" или чем-то подобным. Оглядываясь назад, я понимаю, что для глупых кличек и агрессии не было повода — я была попросту не такая, как они. Я хваталась за любую возможность дружить с крутыми девчонками, лишь бы хоть немного почувствовать себя нормальной и интересной людям. Они подкинули мне нарисованную открытку якобы от мальчика, который считался суперкрутым. Сделали карикатуру и написали признание в любви, но с оговоркой — "хотя ты и самая страшная на свете", – цитата из пьесы Ольги Рубцовой.

Новости партнеров
×