Новости Казахстана Главные новости Новости мира Политика Экономика Бизнес Коррупция Деньги

"Как дом без прочного фундамента": чего не хватает аграрному сектору Казахстана

Ахылбек Куришбаев: "У нас каждый министр – новая программа развития АПК"

21.09.2022, 17:50
"Как дом без прочного фундамента": чего не хватает аграрному сектору Казахстана
zonakz.net

Провалы в кадровой политике профильного ведомства в сельском хозяйстве и многочисленные реформы не дают АПК развиваться. О проблемах и перспективах аграрной отрасли рассказал депутат Сената Парламента РК, секретарь Комитета по аграрным вопросам, природопользованию и развитию сельских территорий Ахылбек Куришбаев, передает Liter.kz.  

Новый министр – новая программа

– Ахылбек Кажигулович, глава государства в своем послании отметил, что одной из ключевых остается проблема развития сельского хозяйства. Почему накопилось столько проблем? Какова сейчас ситуация в сельском хозяйстве? Вы были министром сельского хозяйства и, наверняка, знаете, что выделялось много денег на развитие АПК практически ежегодно, почему отрасль так и не стала процветающей?

– Сельское хозяйство – это сложнейшая отрасль экономики, которая, в отличие от других сфер деятельности, во многом зависит от погодных условий года. Но вместе с тем у него есть свои точки роста. Стимулируя их развитие, можно добиться повышения устойчивости сельскохозяйственного производства. Так сформировалось современное сельское хозяйство развитых аграрных стран.

Наверное, было бы логичным спросить: а как мы развиваемся? Я думаю, наша главная проблема в том, что у нас нет последовательности в проводимой Минсельхозом аграрной политике. Как можно достичь успехов, если не завершаем до конца начатые проекты? Правильно критикуют аграрии, у нас каждый министр – это новая программа развития АПК. К этому надо добавить то, что со сменой министра меняются почти все управленческие кадры Минсельхоза. К примеру, 10-12 лет назад директорами департаментов, руководителями отделов министерства работали люди, хорошо знающие производство, умеющие расставлять приоритеты. Все они ушли не в связи с возрастом, а из-за того, что отстаивали перед руководством свою профессиональную позицию. Как в этих условиях сохранить преемственность?

Поэтому глава государства постоянно обращает наше внимание на необходимость обеспечения институциональной памяти в работе госорганов. Изучая опыт работы Минсельхоза США, Канады и других аграрных держав, понимаешь, что феномен их успеха заключается в кадровой политике. Министры меняются, но директора департаментов, руководители ключевых подразделений работают довольно долго. В этом плане у них жесткий регламент. Можно сказать, на таких работниках держится вся работа Минсельхоза и они обеспечивают последовательную реализацию аграрной политики государства.

Возвращаясь к вопросу о точках роста в сельском хозяйстве, хочу привести несколько примеров. Для повышения продуктивности животноводства, племенных качеств скота во всем мире важным приемом является искусственное осеменение. В 2007-2010 годах в Казахстане доля искусственного осеменения в молочном животноводстве во всех категориях хозяйств была доведена до 40-45%. Прошло 15 лет, но мы все это время топчемся на месте. У наших основных торговых партнеров – в Белоруссии – процент искусственного осеменения в животноводстве составляет 95%, в России – 70-80%, а в Узбекистане, который был далеко позади нас, сейчас этот показатель достиг 60%. Вызывает сожаление то, что мы практически разрушили созданный в свое время современный племенной центр АО “Асыл түлік” – центр развития отечественной селекции в животноводстве.

Другой пример: за последние 15 лет урожайность нашей главной культуры – яровой пшеницы – выросла только на 15%, а в других зерновых державах – в России, Канаде, Австралии – на 30-40%. Причина этого связана с технологическими отставаниями в зерновом производстве страны. У нас сейчас катастрофически не хватает высокоурожайных сортов с/х культур, качественного семенного материала. В 2003 году мы одними из первых в СНГ приняли Закон “О семеноводстве”, благодаря которому начали создавать эффективную систему семеноводства. Однако многочисленные реформы в этой отрасли, по существу, вернули его в прежнее состояние – из-за недоступности высокорепродуктивных семян сейчас многие фермеры по-прежнему сеют практически товарным зерном.

– И это все отражается на продбезопасности страны…

– Конечно. Более того, еще одной главной проблемой в АПК является отсутствие современной системы научного обеспечения. Образно говоря, сейчас наше сельское хозяйство как дом без прочного фундамента. Мы дошли до того, что 60%, а по ряду культур и 100% сортовых семян завозим из-за границы. Таким образом, подорвали основу продбезопасности страны. Если наши соседи запретят экспорт семян, то сельское хозяйство Казахстана останется без семенного материала. В современных условиях санкционного противостояния эта угроза для нас вполне реальная.

В своих депутатских запросах правительству я не раз обращал внимание на необходимость принятия срочных мер по организации в стране современных селекционных центров. Еще в 2009 году в МСХ мы разработали программу создания международного сельскохозяйственного исследовательского центра с участием известных ученых-аграрников из Франции, США, Канады, Германии, Аргентины и Австралии. Предполагалось построить самый современный исследовательский центр с учетом лучшего мирового опыта, который даст мощный толчок в развитии отечественной аграрной науки. Было разработано ТЭО проекта, получены все экспертизы, но, к сожалению, новое руководство МСХ посчитало более выгодным направить бюджет на массовый закуп из-за границы племенного скота. К чему привела эта эпопея с завозом больного скота обществу, хорошо известно.

Хотел также остановиться на еще одной сдерживающей развитие аграрной отрасли проблеме – отсутствии эффективной системы кредитования фермеров. Казахстан единственный среди ведущих аграрных стран не имеет специализированного аграрного банка. Помнится, 15 лет назад, когда мы спорили с Нацбанком о необходимости организации в стране такой специализированной финансовой структуры, Россия только развивала сеть Россельхозбанка. Сегодня мы видим, что одним из главных факторов впечатляющих успехов сельского хозяйства России является создание специализированного банка, обслуживающего аграриев страны.

Многострадальные субсидии

– Вы сказали о том, что требуется эффективная система финансовой поддержки аграриям. Главой государства было высказано предложение о необходимости новых подходов в субсидировании отрасли. Что сейчас происходит в сельском хозяйстве с субсидиями, почему назрела необходимость менять механизм субсидирования?

– Действительно, факты повальных хищений госсредств в этой сфере вызывают справедливое возмущение наших граждан. Десять лет назад в системе АПК было всего 15 видов субсидий, а в последние годы их количество увеличилось до 51, то есть почти в 3,5 раза. Но от этого эффективность господдержки особо не возросла. Причиной этого являются три системные проблемы в этой сфере.

Во-первых, нацеленность многих видов господдержки не на получение конечного результата, а на выполнение промежуточных технологических процессов. При этом нет ответственности получателя субсидий, поскольку в правилах субсидирования нет четких индикаторов результативности работы. Во-вторых, высокая степень коррупционных рисков из-за размытости множества установленных критериев соответствия для получения субсидий, сложности администрирования программ. В-третьих, недоступность субсидий для большинства сельхозтоваропроизводителей. Дело в том, что 80% субъектов, в основном средних и мелких хозяйств, не имеют доступа к мерам господдержки.

В то же время из-за неправильного планирования сельхозтоваропроизводители зачастую не могут получить субсидии даже в пределах утвержденных им квот, что создает непредсказуемость системы господдержки и является серьезным тормозом для привлечения в отрасль инвестиций.

– Что, на Ваш взгляд, нужно, чтобы решить этот вопрос?

– Первое, нужно, чтобы основным критерием получения субсидий являлся конечный результат труда, а именно объем реализованной продукции собственного производства. Такой показатель сложно сфальсифицировать и в то же время легко проконтролировать. Одновременно нужно усовершенствовать механизм получения инвестсубсидий, поскольку там тоже есть серьезные недостатки.

Со временем, когда стабилизируются техническое и технологическое обеспечение отрасли, главный акцент в системе господдержки можно будет сделать на выделение фермерам длинных и дешевых кредитов за счет субсидирования ставок вознаграждения.

Второе, необходимо ввести планирование для получателей субсидий, что придаст системность господдержки, возможность точно рассчитывать объемы необходимых бюджетных средств, создать условия для поддержки наиболее актуальных направлений инвестирования.

И последнее, нынешняя система выдачи субсидий “Қолдау” технически не совершенная, а главное, вызывает много нареканий со стороны сельхозтоваропроизводителей. Поэтому у Министерства сельского хозяйства должна быть своя госсистема распределения субсидий и эта услуга ею должна оказываться на бесплатной основе.

В настоящее время работа по совершенствованию механизмов субсидирования в МСХ уже начата. Считаем, что она идет в правильном направлении. Глава государства правильно ставит задачу по усилению персональной ответственности министров. За эффективность аграрной политики в стране отвечает министр сельского хозяйства, и он сам должен определять ее основные направления и механизмы господдержки.

Операция “Кооперация”

– Почему до сих пор так и не получила своего развития сельская кооперация? Хотя Касым-Жомарт Токаев сказал, что был пилотный проект, и достаточно успешный, но, по сути, работа с сельскими кооперативами идет медленно.

– В настоящее время в личных подсобных хозяйствах страны производится 66% животноводческой продукции, здесь сосредоточено около 60% всего поголовья сельскохозяйственных животных. Но, к сожалению, этот огромный биологический актив остается без господдержки и не вовлечен ни в какие технологические процессы. Сейчас личные подсобные хозяйства еле сводят концы с концами, что создает социальную напряженность на селе. Единственным выходом из создавшегося положения является их кооперация (объединение) в организованные хозяйства.

Это надо делать не хрущевским методом ограничения личных подворий, а созданием необходимых стимулов для коопераций ЛПХ и вывода скота за территорию населенных пунктов в организованные пастбища. Это дело непростое и требует не только дополнительных бюджетных средств, но и эффективных организационных решений.

По поручению президента страны в 2020 году был реализован пилотный проект по развитию сельской кооперации и повышению доходов населения Жамбылской области. На финансирование пяти направлений проекта из республиканского бюджета было выделено 7,2 млрд тенге. За счет чего были профинансированы 2278 жителей из 11 сельских округов 10 районов области.

Результаты впечатляющие: созданы 579 новых рабочих мест, число безработных уменьшилось на 48%, количество непродуктивно самозанятых уменьшилось на 35%. Таким образом, данный проект показал свою состоятельность для организации сельских кооперативов и эффективность для развития предпринимательства на селе.

Теперь важно, чтобы акимы других областей, используя наработанный опыт, проявили должную активность и взялись за создание у себя таких же кооперативов.

– Также в послании было озвучено, что отрасль остро нуждается в передовых технологических решениях, что сейчас для развития сельского хозяйства нет полноценной информации. Почему до сих пор это не сделали, у нас же есть целое министерство цифровизации, к которому можно было обратиться за помощью и начать внедрять технологии?

– Это очень важное поручение. Действительно, если наши фермеры или инвесторы будут иметь полноценную информацию об имеющихся ресурсах, то принимаемые ими решения были бы более эффективными. Но проблема не только в объединении всей информации в единую цифровую платформу, но и в объективности этих данных. Сейчас мы точно не знаем даже объемы собранного урожая. Дело в том, что отчет об объемах сельскохозяйственного производства сдают только юридические лица, а с крестьянских и фермерских хозяйств и личных подсобных хозяйств, где производится значительная часть сельхозпродукции, данные собираются выборочным методом – фактически отчитываются 30% КХ и 2,5% ЛПХ.

Страна, имеющая огромные площади сельхозугодий, должна иметь очень развитую систему дистанционного зондирования полей. Но сейчас наш космический мониторинг может распознавать более-менее точно только пять видов сельскохозяйственных культур. Поэтому нам необходимо срочно заняться методической базой космического мониторинга.

Надо прямо сказать, мы до конца не владеем информацией по плодородию сельхозземель. Система оценки плодородия почв, проводимой государственной организацией ГУ “РНМЦАС”, безнадежно отстала, а рынок по агрохимическому обследованию почв еще не развит. По мониторингу водных ресурсов тоже есть вопросы. Мы до сих пор не знаем точные объемы имеющихся у нас надземных водных ресурсов. Для этого необходимо водный мониторинг перевести на цифровой формат, но в большинстве водных объектов отсутствуют даже гидропосты. Поэтому работу по информатизации сельского хозяйства надо начинать с начала, то есть с формирования базы данных.

Оксана Давыдова

Новости партнеров
×