Новости Казахстана Главные новости Новости мира Политика Экономика Бизнес Коррупция Деньги

Рынок секс-услуг: цены на "ночных бабочек" выросли в два раза в Казахстане

В Казахстане рынок сексуальных услуг существует нелегально, поэтому систему ценообразования анализируют правоохранители. 

19.10.2022, 19:11
Рынок секс-услуг: цены на "ночных бабочек" выросли в два раза в Казахстане
asiaplustj.info

Управления по борьбе с организованной преступностью, расформированные в апреле 2019 года, возобновили свою работу во всех регионах страны. Старший оперуполномоченный по особо важным делам УБОП ДП СКО Артем Христолюбов, вернувшись на службу, рассказал Liter.kz о состоянии нелегального рынка торговли людьми, современном соцпортрете секс-работниц в свете последних событий в Казахстане.

В ходе структурных преобразований МВД расформированный в апреле 2019 года и включенный в состав криминальной полиции департамент по борьбе с организованной преступностью возобновил свою работу 5 июля этого года. В Северо-Казахстанской области в настоящее время формируется штат УБОП.  В одно из важнейших подразделений полиции, с учетом того, что множество преступлений сегодня имеет организованный и транснациональный характер, а также геополитических катаклизмов, которые оказывают влияние на Казахстан, привлекают самых опытных специалистов. Артем Христолюбов, старший оперуполномоченный по особо важным делам, 12 лет работает в органах, из них три года расследовал преступления в сфере торговли людьми вплоть до расформирования УБОП. Сейчас он вернулся к своему делу.

В нашей деятельности порядка восьми статей Уголовного кодекса, начиная с торговли органами и тканями человека и заканчивая организацией и содержанием притонов для занятий проституцией, а это - статья 116 УК РК, статья 128 – торговля людьми во всех формах (торговля, обмен, дарение, оставление в залог, в счет оплаты долга), статьи 125-126 ч. 3 п. 2 – незаконное лишение свободы и похищение человека с целью трудовой либо сексуальной эксплуатации.  Далее статьи 134-135 – торговля несовершеннолетними и вовлечение в занятие проституцией несовершеннолетнего,  статья 308 – вовлечение в проституцию, 309 – организация и содержание притона для занятия проституцией, равно сводничество, – рассказывает Христолюбов.

Он также отметил, что все перечисленные статьи УК – это не каждодневные преступления, как, например, кража.

По сравнению с общеуголовными преступлениями, они не распространены. Но если мы их не выявляем, это не значит, что их нет. Это латентная преступность, – подчеркнул собеседник.

Рынок, которого нет

В Казахстане рынок сексуальных услуг существует нелегально, поэтому определить его объемы, число участников и систему ценообразования со строго научной точки зрения невозможно. Вместо экономистов этот рынок, которого нет, анализируют правоохранители.

По словам Артема, в отделе по борьбе с торговлей людьми УБОП СКО на оперативном учете находится порядка двух десятков сутенеров и более сотни “ночных бабочек”, в том числе несколько мужчин. Стоимость их услуг за последние три года выросла почти вдвое

В 2018-2020 годах работницы коммерческого секса зарабатывали в час в среднем 15 тысяч тенге, пять из них отдавали своднику. Сейчас я очень удивился, когда узнал, что девушки просят 25-30 тысяч в час. Разница значительная, почти в два раза, – поделился данными Христолюбов.

Оперативник отрицает, что это может быть связано напрямую с наплывом в Казахстан большого количества россиян репродуктивного возраста. По той простой причине, что мигрантам, чьи средства ограничены, не до саун с девочками. Христолюбов считает, что приезжих больше волнует, как найти крышу над головой и добыть хлеб. Но санкции, мировой кризис и повышение цен, безусловно, отразились и на этом теневом сегменте рынка.

Возьмем¸ к примеру, девушек по вызову, которые через Интернет работают. Девять из 10 таких девушек – приезжие. Едут из разных городов Казахстана “на вахту”. Из-за наплыва россиян, курса валют, курса рубля значительно выросла арендная плата за квартиру, повысились цены на продукты. Значит девушке придется арендовать жилье на неделю или на несколько дней, чтобы принимать клиентов. Также все это время ей надо что-то есть. Еще несколько лет назад на пять тысяч тенге можно было целую корзину продуктов в магазине набрать. А еще ей надо оплачивать услуги таксиста. Поэтому девушка будет брать за свою работу больше денег, иначе “овчинка выделки не стоит”, – перечисляет причины роста себестоимости услуг секс-работницы старший оперативный уполномоченный.

Конечно, не всегда цену “часа наслаждений” определяют строгие законы экономики. Не обходится и без влияния “человеческого фактора”.

С учетом курса рубля у россиян в Казахстане должна быть в кармане приличная сумма. Так думают наши “ночные бабочки”.  И некоторые, пользуясь моментом, завышают цену для приезжих из РФ. Если с местного она возьмет 25-30 тысяч, то приезжего может раскрутить и на 50 тысяч. Но это уже частные случаи, – говорит Артем.

Еще одно интересное наблюдение специалиста – секс-услуги женщин стоят дороже, чем услуги мужчин. У мужчин в северном регионе час работы оценивается в два раза ниже

Жертвы общественного темперамента

Социальный портрет работницы коммерческого секса с научной точки зрения нарисовать сложно. Поскольку это незаконная экономическая деятельность, то нет и официальных статистических данных, социологических исследований. Но опыт позволил Артему Христолюбову составить портрет жертв такого вида бизнеса.       

В большинстве своем это девушки без высшего образования, многие из неблагополучных семей. Это могут быть женщины, которые остались без мужа, либо вовсе не выходили замуж. Как правило, у них у всех какая-то финансовая зависимость, кредиты, ипотеки. Среди них мало девушек, которые где-то работают и дополнительно занимаются проституцией, но встречаются и такие. Они более ухоженные: приличная одежда, педикюр, маникюр. Бывает, вообще на своей машине приезжают по вызову, – рассказал Христолюбов.

При этом, со слов старшего оперуполномоченного, девушек, использующих свою женскую привлекательность для зарабатывания больших денег, меньше всего. У них есть цель, например, накопить на дом, на ипотеку, чтобы потом начать новую жизнь, как правило, в другом городе.

Они не приезжают на час, а приезжают на весь вечер. При определенном раскладе такие встречи могут не сопровождаться интимом. Просто составить компанию, чтобы рядом была красивая эффектная женщина. Но мы не в Астане, не в Алматы. И такие женщины немного выпадают из поля зрения полиции, как и те люди, с которыми они проводят время, – пояснил наш собеседник.

По мнению Христолюбова¸ женщины все-таки выбирают эту непрестижную профессию от безысходности, а потом втягиваются из-за заработка, который в этой сфере выше, чем они могут получить где-либо еще. Особенно, учитывая, что у большинства нет профессии, которая сможет обеспечить их.

В большинстве случаев все упирается в деньги. Сами понимаете, с такими ценами можно за ночь и по 100 тысяч зарабатывать. Умножьте на два, и это будет средняя зарплата жителя региона за месяц. Большинство секс-работниц попадает в зависимость от финансовой составляющей своей профессии, считает оперативник.

Как агенты в тылу врага

Профессия накладывает отпечаток и на образ жизни ночных бабочек. Большинство женщин, которые состоят на учете в УБОП, используют псевдонимы, часто меняют место жительства.

Чаще всего они живут в съемных квартирах. Собираются кучками по два-три человека. Потому что не каждый человек с ними будет общаться, отношение общества к таким женщинам однозначно негативное.  Ранее судимые лица, например, с ними и за один стол не сядут. Потому что это “не по понятиям”. По понятным причинам это замкнутые люди, которые общаются только с ничего не подозревающими родственниками. Для родных они максимум работают администраторами в сауне в ночную смену. Это многое объясняет. Образ жизни налагает определенные ограничения, чтобы такая женщина могла жить относительно спокойно, – говорит полицейский.

Хотя и здесь бывают исключения. Есть случаи, когда секс-работница замужем, и муж знает, чем занимается его супруга. Более того, они возят своих жен по вызову к клиентам и охраняют их. 

Это, конечно, клиника, на мой взгляд. Но я не придумываю ничего. Это живые люди, я с ними пересекался на практике, – Артем подчеркивает, что это его чисто мужская оценка ситуации, а как оперативник он ко всему привык.

Группа риска по ВИЧ-СПИД

В обязанности Христолюбова, как оперативника, входят и профилактические беседы с подучетным контингентом, и регулярные сверки с Центром по борьбе и профилактике СПИД, так как женщины легкого поведения, как и их клиенты, попадают в группу риска по распространению этого заболевания.

Я в свое время проводил такой анализ, направил список секс-работниц в СПИД-центр, и выяснилось, что три-четыре человека обращались туда по каким-то вопросам, но они не были инфицированы. И только одна женщина официально состояла на учете, но она была внутривенная наркоманка. То есть заразилась в результате инъекций, а не из-за работы в сфере коммерческого секса. Я хочу сказать, что, как правило, эти женщины следят за своим здоровьем, в том числе и в плане контрацепции. Потому что здоровье – это внешность, а внешность — это генератор денег. К тому же, если заразишь клиента, можешь получить большие проблемы. Особенно в таком маленьком городе, как наш, где невозможно затеряться. Ситуация может вылиться в тяжкое и особо тяжкое преступление, – считает сотрудник УБОП.

Впрочем, риск заразиться чем-нибудь нехорошим для женщин с низкой социальной ответственностью все равно остается велик. Ведь у клиентов справок из медицинских учреждений они не спрашивают.

Да и для обычных людей участники такого теневого бизнеса представляют опасность в плане распространения разного рода инфекций. Так как негласное правило саун, по словам капитана полиции Христолюбова: есть девочки – больше клиентов (читай прибыли), нет девочек – меньше клиентов.

Зауре Жумалиева

Новости партнеров
×