Новости Казахстана Новости мира Политика Экономика Коррупция Госпрограммы Газета "Литер"

Вымирающие аулы и скоропортящиеся министры: почему казахстанское мясо не становится нацидеей

Себестоимость мяса выше, чем цена его реализации.

12.01.2023, 15:52
Вымирающие аулы и скоропортящиеся министры: почему казахстанское мясо не становится нацидеей
Фото meat-expert.ru

Уход сети ресторанов быстрого питания McDonald`s с гастрономической карты Казахстана заставил общественность обратить внимание на проблемы мясного производства. Отечественные рестораны глобальной франшизы закупали мясное сырье, которое производилось на сертифицированных российских заводах. После введения экономических санкций со стороны европейских стран против северного соседа, поставки мяса прекратились. Разумеется, в соцсетях разгорелась дискуссия, почему казахстанские фермеры не могут обеспечить McDonald`s отечественным мясом. Почему страна, кухня которой славится обилием национальных блюд из мяса, не становится мясной державой, разбиралась журналист Liter.kz.

Больше, чем просто продукт

По словам генерального директора Ассоциации “Мясной союз Казахстана” Максута Бактибаева, дело не в дефиците, а в жестких требованиях, которые предъявляет McDonald`s к поставляемой продукции.

Нельзя вот так взять любой цех или мясокомбинат в Казахстане и заключить с ним контракт на поставку говяжьих котлет для бургеров. Нужно инвестировать средства в оборудование, а также пройти все сертификации и аудит от головной компании, обязательным требованием которой является прослеживаемость продукции от фермы до прилавка. Сотрудники мясокомбината “Оренбиф” (Оренбург), которые поставляют мясо в McDonald`s, рассказывали, что аудиторы могут позвонить в любое время суток и запросить всю информацию по любой партии. Несмотря на кажущуюся простоту, это очень сложная система, – говорит эксперт.

Фото mcdonalds.kz

Минсельхоз Казахстана также отчитался, что отечественные фермеры производят достаточно продукции. На франшизу им точно хватило бы мяса. В ведомстве сообщили, что Казахстан в полной мере обеспечивает внутренний рынок практически по всем видам мяса. В прошлом году местные фермеры произвели 1 млн 600 тыс. тонн мяса, объемы выросли в среднем на 0,4% по сравнению с 2021 годом. Наибольший рост показало производство конины – на 4,3%, а также мяса птицы на 3,1%.

Казахстанские производители мясной и молочной продукции уже начали работу по приведению производства в соответствие с требованиями McDonald`s, и в начале 2023 года были запланированы работы по аудиту предприятий. Однако в связи с закрытием McDonald`s запланированный аудит не состоялся, – сообщили в Минсельхозе.

В ведомстве пояснили, что одна из приоритетных задач страны – привлечение инвестиций в агропромышленный комплекс. В отрасли реализуются и находятся на стадии проработки 38 проектов с участием иностранных инвесторов общей стоимостью 3,6 млрд долларов, в том числе в животноводческой сфере.

Фото Beef Best Group

Среди успешных инвестиционных реализованных кейсов – компания Kazbeef, которая наладила полный производственный цикл от выпуска кормов до переработки мяса КРС, ТОО Beef Export Group – мясоперерабатывающий комбинат мощностью 1 500 голов КРС в сутки, проект ТОО “Каркын-2030” по производству колбасных изделий, ТОО “Прима Кус”, выпускающее мяса бройлера в Алматинской области, на 10 тысяч тонн расширена птицефабрика АО “Алель Агро” в Жамбылской области и многие другие.

Максут Бактибаев утверждает, что мясная тема очень важна для населения Казахстана, не только потому, что мы употребляем мясо в пищу из-за суровых климатических условий и национальных традиций, но также из-за того, что мясо занимает большой удельный вес в корзине продуктов питания. В результате любые ценовые колебания отражаются на потребительской и продуктовой инфляции.

Мяса у нас, действительно, хватает. Конина, говядина, баранина на прилавках магазинов – почти на 100% казахстанского происхождения. Мы импортируем менее трех процентов продукции. И этот импорт значительно отстает от экспорта. То есть Казахстан производит больше, чем потребляет. А излишки идут на экспорт. При этом мы ввозим много мяса птицы. Из-за этого люди думают, что Казахстан только и делает, что импортирует. Но в производстве мяса курицы есть свои нюансы. Технология требует больших капиталовложений, и есть неравные условия конкуренции с импортной продукцией, которая завозится по квотам. Тут на самом деле отечественные птицефабрики находятся не на равных условиях с зарубежными марками. В итоге красным мясом мы обеспечены на 100% и у него имеется огромный экспортный потенциал, а по белому импортозависимы почти на 50%, – считает Максут Бактибаев.

Несмотря на довольно оптимистичную картину в сфере животноводства, эксперты считают, что инвесторов могло бы быть намного больше, но этому мешает ряд факторов.

Удачный бэкграунд, туманное будущее

У Казахстана имеются все предпосылки для развития мясного животноводства, считает Максут Бактибаев. Страна занимает пятое место в мире по площади пастбищ – 180 га. По этому показателю мы идем сразу после Китая, Австралии, США, Бразилии.

Коровы мясной породы ангус, фото inbusiness.kz

До XIX века Казахстан, по сути, занимался только животноводством. В настоящее время географическое положение подарило нам соседство со странами, которые в плане мяса импортозависимы. Это Россия, Китай, Узбекистан. Если смотреть дальше, то активно закупает мясо Вьетнам.

Для полноценного развития сельского хозяйства, в частности животноводства, препятствием служит отсутствие преемственности в коридорах власти. Министры сменяются, но очередной глава Минсельхоза не продолжает дело предшественника. Вместо этого он говорит, что все до него было неправильно. В дело вступают его советники, и через личную призму помощников формируется новое направление развития ведомства. Анализ ситуации никто не проводит, а мнение экспертов всерьез не воспринимают. В стране в целом отсутствует такое понятие, как фундаментальный анализ. Все решения принимаются спонтанно, горизонт планирования – один-два месяца, максимум год. Это накладывает отпечаток как на отечественный бизнес, так и на ожидания инвесторов. Мало кто хочет заниматься животноводством в условиях, когда не знаешь, чего ожидать. Поэтому у нас большую долю рынка занимает торговля, а не традиционное животноводство, – говорит Максут Бактибаев.

На тему отсутствия преемственности в коридорах власти высказался и экономист Эльдар Шамсутдинов.

Мне приходится читать программы и стратегии развития. Поэтому хочу поделиться с вами гипотезой, почему у нас столько программных документов. Так вышло, что министры стали “скоропортами”, срок их деятельности ограничен. При этом министр, как и любой бюрократ, хочет оставить след в истории. Как оставить след, если карьера на пике, ведь министры дальше не растут? Написать программный документ. Причем работать по нему не обязательно, так как документ долгосрочный, а должность нет. Плюс у тебя появляется возможность сказать, что “у меня была стратегия как реформировать отрасль, но мне не дали ее закончить”, – отметил эксперт.

При этом глава Мясного союза отметил, что позитивные изменения были, когда была принята Программа по развитию агропромышленного комплекса в Республике Казахстан на 2010-2014 годы.

Были фундаментально изменены законы, правила, дерегулирована отрасль. Фермеры смогли завезти племенной крупный рогатый скот, тем самым положив начало качественному животноводству. Затем фермерам стали выделять льготные кредиты, то есть отрасль получила толчок к развитию, – поделился эксперт.

В 2018 году была принята программа развития животноводства на последующие десять лет. Документ был четко сформулирован, и с его помощью можно было вывести мясо как национальный бренд, отметил Бактибаев.

Фото milknews.ru

Как и в каждой сфере, ухудшение произошло после пандемии коронавируса. Был ограничен экспорт мяса, затормозился импорт, нарушилась логистика. На первое место вышла растущая продовольственная инфляция. На фоне роста цен правительство начало искусственно ограничивать экспорт в первую очередь мяса, так как именно оно занимает большую долю в продуктовой корзине. При этом фермерам не предоставили никаких поддерживающих мер, к примеру, в виде пролонгации кредитов. В результате сейчас в животноводстве сложилась тяжелая ситуация. Многие крупные предприятия простаивают, а мелкие выживают, возможно, за счет других средств. В настоящее время себестоимость мяса выше, чем стоимость его реализации.

Сейчас в Казахстане никто не хочет заниматься мясом. Людям проще “таксовать” до Астаны или работать на стройке, получая зарплату в конвертах, чем иметь собственное фермерское хозяйство, выращивать скот, производить молочные продукты. Все дело в том, что постоянные смены вектора развития не дают ощущения стабильности ни местным фермерам, ни иностранным инвесторам. В результате наши аулы вымирают, – сетует Бактибаев.

Ярким примером сдувшегося проекта является строительство мясокомбината международного уровня Иналка/Кремонини в Алматинской области. Запуск проекта ценой более 100 млн евро должен был состояться в 2020 году в Алматинской области. Затем со сменой министра поменялся и вектор госполитики отрасли. По мнению экспертов, упор был направлен на кооперацию в личные подсобные хозяйства – строительство убойных пунктов и молочных танкеров в селах. Про инвестора все забыли, пока первый президент сам не напомнил про него новому министру, пришедшему в 2018 году.

К маю 2018 года все организационные вопросы были решены. Заложили капсулу в основании будущего комбината убойной мощностью 500 голов КРС в смену. Выпускаемую продукцию планировали отправлять как в сети быстрого питания, так и на экспорт в соседние страны.

С очередной сменой министра опять сменился вектор, опять новые программы, и вновь инвестор, обжегшись на молоке, свернул проект. Справедливости ради нужно отметить, что это не единственный ТНК-инвестор, который отказался от работы в Казахстане по причине нестабильности госполитики и смене векторов развития при каждой смене министра сельского хозяйства. Это и “Тайсон Фудс” (США), и “Гранд Фарм” (КНР), и “Данбиа” (Ирландия), и много других поменьше, – резюмировал собеседник.

Цель – стабильность

Словно подтверждая мнение экспертов, в декабре в Министерстве сельского хозяйства сообщили, что в 2023 году отрасль ждут преобразования и реформы, новые механизмы государственной поддержки и регулирования.

Фото пресс-службы акимата Туркестанской области

Но мясопроизводители просят одного – стабильности и долгосрочного планирования.

По имеющейся у меня информации, “Кремонини” и “Иналка” готовы рассмотреть строительство мясокомбината в Казахстане, но хотели бы получить гарантии по условиям на самом высоком уровне. В свою очередь у Казахстана есть все условия для успешного экспорта. Нас окружают страны, которые нуждаются в мясе. Нам нужно заходить на рынки России, Узбекистана, Китая. Но у нас нет системного подхода в этом вопросе, – рассказал Максут Бактибаев.

В Мясном союзе Казахстана отметили, что закрытие американской сети можно было бы предотвратить, если государство профинансировало один из лучших местных мясокомбинатов, имеющий максимум сертификаций, на обновление оборудования (около двух миллионов долларов) с прохождением всех процедур обучения и аудита, сертификации. Это заняло бы максимум полгода. По расчетам, убытки были бы возмещены в следующие полгода.

Эксперты считают, что Казахстан с его длительной историей животноводства мог бы сделать мясо национальным брендом, лицом страны. Такой же, как итальянские спагетти, французский сыр, немецкое пиво. Но отсутствие тщательного контроля качества на всех этапах – от выбора корма до упаковки продукта – отталкивает потенциальных инвесторов, а постоянные реформы, отменяющие предыдущие решения, не вдохновляют местных жителей заняться фермерством.

Новости партнеров
×